ЦБ 13.04
$93.44
99.73
ММВБ 13.04
$
<
BRENT 13.04
$90.15
8424
RTS 13.04
1165.53
Telega_Mob

Адвокат Борисов: Если Carlsberg вернется, возникнет масса юридических вопросов по «Балтике»

По мнению эксперта, иностранный инвестор может завалить суды исками. Также Борис Борисов рассказал об особенностях «дела Лавленцева» и оценил возможный запрет продажи алкоголя в жилых домах.

ФОТО: Личный архив Бориса Борисова

Мещанский суд Москвы отправил под домашний арест бывшего вице-губернатора Петербурга Владимира Лавленцева по подозрению в мошенничестве. В прошлом он также являлся гендиректором «Стройтрансгаза», генподрядчика строительства комплекса «СКА-Арена». Президентом пивоваренной компании «Балтика» после передачи в Росимущество назначен ее основатель Таймураз Боллоев. В Carlsberg Group, в свою очередь, заявили, что смена руководства была произведена без их ведома и одобрения. И, наконец, В Госдуме планируют предоставить собственникам помещений право запрещать продажу алкоголя в многоквартирных домах на основании решения общего собрания. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с директором юридической компании «ЛексКледере консалтинг» Борисом Борисовым.

Максим Морозов: Мещанский суд Москвы отправил под домашний арест бывшего вице-губернатора Владимира Лавленцева по подозрению в мошенничестве. Какие основные особенности этого дела вы могли бы отметить?

Борис Борисов:

Одной из главных особенностей этого дела является то, что незадолго до предъявления обвинений и избрания меры пресечения в виде домашнего ареста был предъявлен иск со стороны Геннадия Тимченко, что само по себе очень странно и необычно. За последние 20 лет не припомню такой практики. Иск был о взыскании долга по договору займа. В открытых источниках сумма неизвестна, но многие эксперты сходятся во мнении, что, видимо, это связано между собой.

Повторю, иски одного физического лица к другому. Видимо, что-то в партнёрских отношениях пошло не так, нашла коса на камень, как говорится.

Максим Морозов: Борис, а в чем, на ваш взгляд, здесь состоят особенности доказывания, и, опять же, чего больше: политики или права?

Борис Борисов: Состав мошенничества понятен — хищение денежных средств путем злоупотребления доверием, обмана. Предмет доказывания по этому составу всегда один и тот же. Если дело зашло настолько далеко, видимо, обстоятельства достаточно серьёзные. Подобного рода людей так просто не привлекают, не предъявляют обвинения и не заключают под стражу. Думаю, если это как-то связано с господином Тимченко, конечно, в нашей стране без элементов политики и административного давления не обойдётся.

Максим Морозов: Президентом пивоваренной компании «Балтика» после передачи актива Carlsberg Group в Росимущество назначен основатель «Балтики» Таймураз Боллоев. Некоторые эксперты сравнивают ситуацию с национализацией, которую проводили после 1917 года.

Борис Борисов: Максим, при первом приближении, конечно, напрашиваются аналогии с национализацией, с 1917-1918 годами и так далее.

Я могу сказать, как человек, который знает, что сейчас происходит внутри крупных предприятий, в связи с тем, что их западные акционеры просто не отвечают на звонки и имейлы.

Склоняюсь к мнению, что это, безусловно, вынужденная мера. Представьте крупное предприятие, у которого определённым образом отлажены бизнес-процессы, а акционер, который контролирует это предприятие, не принимает решение о совершении крупных сделок, о назначении директора, о продлении кредитного договора, о заключении кредитного договора. Масса вопросов повисает в воздухе. И это в конечном счёте парализует работу крупных компаний. Несмотря на то, что акции пивоваренной компании «Балтика» переданы в Росимущество на основании указа президента «О временном управлении отдельными видами имущества», и по содержанию этого указа подразумевается, что это ответная мера для ситуации, когда изымаются аналогичные активы российских компаний за рубежом, я думаю, что основной смысл здесь как раз в поддержании работоспособности компании, её управляемости. Без этого сейчас просто никак.

Максим Морозов: Борис, пресловутый вопрос: как при этом сохранить инвестиционный климат?

Борис Борисов: Во-первых, по информации, которой я обладаю, все активы, были переданы в Росимущество, скажем так, были «изъяты» у иностранных контрагентов, которые объявили о своём уходе с российского рынка, о намерении прекратить всяческую работу и инвестиционную деятельность на территории России. Во-вторых, объективно нам сейчас не до разговоров об инвестиционном климате. Нам нужно сохранить устойчивость экономики, нужно сохранить возможность для компаний работать, не сокращая персонал, платить налоги. Честно говоря, по моему мнению, здесь все средства хороши.

Ещё очень интересный момент: допустим, произойдет чудо, завтра все закончится, и ситуация начнёт восстанавливаться. Возникает масса юридических вопросов, о которых, на мой взгляд, особо никто не думает. Тот же Carlsberg объявит, что возвращается в Россию и начнёт оспаривать решения, которые принимала временная администрация с одобрения Росимущества. Как мы здесь будем разбираться? Это будут сложнейшие юридические коллизии. Суды будут завалены делами, которые никто никогда в мире не рассматривал!

Надо начинать об этом думать уже сейчас. Тут уже указом президента не обойтись. Надо корректировать и дополнять федеральное законодательство, которое будет регламентировать эти последствия на выходе.

Максим Морозов: Ещё немного про инвестклимат. В Госдуме планируют предоставить собственникам помещений право запрещать продажу алкоголя в многоквартирных домах, делать это на основании решения общего собрания. Насколько своевременная и эффективная мера?

Борис Борисов: Моё мнение однозначно, что инициативы от наших депутатов — это сплошной популизм. Мы пытаемся в нашем законотворчестве идти по самому простому пути: взять и всё запретить. На мой взгляд, даже не беря во внимание то, что сейчас происходит колоссальное санкционное давление, и экономика держится каким-то чудом… Даже если не брать во внимание этот факт, взять и просто вырубить огромный сегмент бизнеса в городе — это просто безумие!

Надо прописать в законе чёткие критерии, когда, допустим, после какого количества вызовов полиции этот магазин может лишиться права продавать там алкоголь. Я вас уверяю, что каждый магазинчик найдёт адекватного охранника, который будет разгонять людей, которые станут шуметь около этого магазина, потому что они будут понимать, что лишатся лицензии.

Это самый элементарный вариант, который приходит на ум, здесь может быть ещё масса нюансов. А мы берём и говорим: «Давайте возьмём и всё запретим!». Конечно, общие собрания большинством голосов будут принимать решения о запрете, и целый сегмент бизнеса, повторю, будет просто вырублен.

Максим Морозов: Причём сегмент, наиболее пострадавший в пандемию и в целом в связи с падением покупательской способности россиян.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Соответствующий отчет в начале июля опубликовал Евростат.
Наши детские представления о сказочных королях и королевах в золотых коронах не так уж далеки от реальности. Хорошие иллюстраторы всегда опирались на богатый…
Ресторан Vilnis на улице Ленина много лет оставался уникальным: нет теперь в городе литовской кухни. На его месте – Nomad, кочевник, перемещающийся по…
Споры вокруг новых участников дорожного движения – средств индивидуальной мобильности (СИМ) или проще электросамокатов и моноколес – не утихают ни на один…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.