ЦБ 04.03
$91.33
98.72
ММВБ 04.03
$
<
BRENT 04.03
$83.61
7636
RTS 04.03
1122.32
Telega_Mob

Александр Коновалов: «Я перешел красную черту по теме QR-кодов - власть этого не простит»

Организатор акции против QR-кодов в заведениях общепита в Петербурге, ресторатор Александр Коновалов открыто заявил, что опасается за свою безопасность, однако продолжит противостоять введению ковидных «аусвайсов». Об отмене QR-кодов для ресторанов и баров с представителями власти договориться не удалось. В интервью шеф-редактору Business FM Петербург Максиму Морозову предприниматель рассказал об итогах переговоров на площадке уполномоченного по защите прав предпринимателей в Петербурге.
Интервью

Александр Коновалов - Фото: Личный фотоархив Александра Коновалова / Instagram - Источник

По итогам встречи представителей бизнеса с уполномоченным по защите прав предпринимателей в Петербурге Александром Абросимовым, которая состоялась 12 января, организатор акции против QR-кодов в городских заведениях общепита, ресторатор Александр Коновалов рассказал шеф-редактору Business FM Петербург Максиму Морозову о том, какие вопросы удалось обсудить, почему он боится за свою безопасность, и почему в городе, пережившем блокаду, вводить QR-коды – недопустимо.

Максим Морозов: Какие вопросы поднимались на встрече с бизнес-омбудсменом Александром Абросимовым? К чему пришли, каково резюме встречи?

Александр Коновалов: QR-коды отменять никто не собирается – резюме встречи. Считают, что это нормально и правильно.

Максим Морозов: Кто так считает?

Александр Коновалов: Ну, все участники, я их просто не запомнил по фамилиям.

Максим Морозов: Там были не только представители госорганов, не только Абросимов?

Александр Коновалов: Там был и бизнес. Александр Ружинский, председатель «Рестограда» – он тоже просит отменить ночные ограничения, за что ему спасибо. А по кодам – нет позиции, что отменить немедленно, максимум просят отменить, пока федеральный закон не вступил в силу. С этим тоже можно согласиться, поскольку сейчас меры введены на основании постановления, которое законом не является.

Максим Морозов: Вы в какие госорганы обращались с предложением, с просьбой отменить QR-коды в заведениях общепита?

Александр Коновалов: Лично я с госорганами до сегодняшнего дня не общался вообще. Мои коллеги, рестораторы, просили губернатора еще до нового года отсрочить введение кодов – их никто не услышал, к сожалению.

Максим Морозов: Во всех новостях фигурирует Ваша фамилия. Почему Вы не контактируете со Смольным непосредственно?

Александр Коновалов: Они не хотят со мной контактировать, а не я с ними, сегодня вот первый раз позвали на круглый стол.

Максим Морозов: А Вы сами обращались? Там ведь заявительный порядок, можно записаться на прием.

Александр Коновалов: Я искренне считаю, что это, во-первых, бесполезно, и практика показывает, что это так, а во-вторых они не хотят со мной общаться еще с момента «Карты Сопротивления», считают меня пиратом, флибустьером, уголовником.

Максим Морозов: Сегодня вы впервые коммуницировали с госорганами. Какой вопрос вы вынесли на совещание?

Александр Коновалов: Отмена, прямо скажем, фашистских ограничений. QR-код – это сегрегация, разделение общества на привитых и непривитых. В городе, пережившем блокаду, – это просто недопустимо. А у нас 1,5 млн петербуржцев непривитых, которые, получается, лишены всех прав: они не могут нигде поесть, только купить продукты, туалетную бумагу и умереть в квартире.

Максим Морозов: Ваша такая радикальная позиция разделила сообщество рестораторов: некоторые придерживаются более мягкой позиции.

Александр Коновалов: Они разорятся, потому что десятки тысяч клиентов приходят в заведение, у них просят QR-код, они разворачиваются и уходят, причем даже те, у кого этот код есть, потому что это просто противно.

Максим Морозов: Кто Вас поддерживает? Сколько сейчас Ваших сторонников среди рестораторов?

Александр Коновалов: На сайте, где размещен список заведений, где не спрашивают QR-код, их на данную минуту 113, еще 34 заявки в модерации. К вечеру 12 января их будет 159, я надеюсь.

Максим Морозов: Это только заведения общественного питания?

Александр Коновалов: Это и заведения общепита, и оздоровительные центры, и бильярдные клубы.

Максим Морозов: Понятно, что не все готовы так открыто опубликовать свою позицию. Сколько Вас поддерживают скрыто?

Александр Коновалов: Скрыто – в десятки, даже в сотни раз больше, без преувеличения. Просто многие боятся. У меня у самого с партнерами 227 заведений в городе, а на «Карту» согласились разместиться только 43 моих, потому что остальные боятся проверок, их кошмарят угрозами и так далее. А не проверяют коды – тысячи.

Максим Морозов: Как у вас взаимоотношения с контрольно-надзорными органами сейчас строятся?

Александр Коновалов: Они кошмарят, угрожают, приходят в заведения, начинают проверки. Причем приходит ККИ, которые по логике не имеют права ничего проверять, потому что это комитет контроля за имуществом. Проверяют, начинают составлять протоколы, сотрудникам говорят: «Вы все сядете в тюрьму, у вас организованная преступная группа» - и прочий бред. Дальше там опечатывают помещение, хотя их опечатывание нелегитимно, это может сделать только суд.

Максим Морозов: А если говорить про правоохранительные органы: прокуратура, Следственный комитет, полиция?

Александр Коновалов: Следственный комитет и полицию они берут с собой, потому что когда они сами приходят, их «унижают и оскорбляют».

Максим Морозов: Вы опасаетесь за свою безопасность?

Александр Коновалов: Конечно, меня обязательно со дня на день арестуют. Я красную черту перешел, открыто вот такие вещи говорю – власть этого не простит, у нас же полицейское государство.

Максим Морозов: Осознавая всю опасность лично для себя, почему Вы продолжаете этим заниматься?

Александр Коновалов: У меня бабушка блокадница и дедушка блокадник. Я не хочу показывать аусвайс на каждом углу, не хочу, чтобы дети его показывали. Бизнес для меня – религия. Мой бизнес разоряется, когда спрашивают QR-коды и просто от всех этих ограничений. У меня и так треть этих заведений канули в Лету из-за этого «ковидобесия».

Максим Морозов:Сколько заведений у вас сейчас в собственности и сколько работников?

Александр Коновалов: Десять тысяч человек в общей сложности. А заведений, не в собственности, а у нас с партнерами – 227. Это общепиты и остаток салонов красоты «Леди», которые, к сожалению, массово начали разоряться после локдаунов – их 39 на сегодняшний день. Только за прошлый год 30 тысяч субъектов малого и среднего бизнеса разорились по официальной статистике: и никто не думает, что 30 тысяч субъектов – это 30 тысяч предприятий, 300 тысяч работников, если считать, что в среднем у каждого предприятия по 10 человек.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Бизнесмены предлагают расторгать договор аренды или договор на размещение нестационарного торгового объекта (НТО) только в случае повторного нарушения…
Мероприятия связаны с тем, что в Петербург привезут мощей святого великомученика Георгия Победоносца.
Основные работы по его возведению начнутся в 2025 году.
ИТ-компания Sitronics испытала на Неве беспилотное электросудно, петербургская группа компаний «Нева Милк» и инвестгруппа «Базальт» завершили модернизацию…

Комментарии

  1. Наталья 13 января 2022, 08:42 # 0
    Александра поддерживаю, нас ограничивают в наших правах и действиях. Если вы решили обезопасить нас от болезней, обезопасите нас везде в метро и т.д
    1. Мариша 17 января 2022, 07:56 # 0
      Какой молодец! Я полностью поддерживаю вас! У нас в КБР, к сожалению, мужики молчат, больше сопротивляются женщины всему этому ковидобесию! Правительству наплевать на мнение на мнение граждан! Сколько мы писали протестов, заявлений против этих кукарекоды, им плевать на нас!!! Теперь придумали этот ОМИКРОН!)))) Смешно просто!))))
      67
      Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.