ЦБ 14.04
$93.44
99.73
ММВБ 14.04
$
<
BRENT 14.04
$90.15
8424
RTS 14.04
1165.53
Telega_Mob

Адвокат Комиссаров: работа ЕИРЦ грозит обернуться исчезновением ТСЖ и частных УК

По мнению эксперта, огосударствление рынка ЖКУ приведёт к повышению цен. Также Андрей Комиссаров рассказал, как необходимо работать с людьми, вернувшимися из зоны СВО, и крайне негативно оценил политику Смольного в отношении малого и среднего бизнеса.
Эксклюзив

Фото: личный архив Андрея Комиссарова

Суд отправил в СИЗО мужчину, которого обвиняют в резонансном убийстве в ресторане «Чабрец» на Московском проспекте. В прошлом он участвовал в специальной военной операции, уточняет интернет-издание 47news, а застреленным оказался руководитель компании из-под Гатчины, которая занималась дизайном и производством мебели. Перейдём к более мирным новостям: «Единый информационно-расчётный центр» за прошлый год потратил на печать и доставку квитанций почти 173 миллиона рублей, за первый год работы петербургская компания получила 3,7 миллиарда рублей выручки и 288,6 миллиона рублей чистой прибыли, пишет «Деловой Петербург». И ещё пару слов о деньгах: Заксобрание поддержало законопроект, который упрощает получение статуса стратегического инвестора. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с адвокатом коллегии адвокатов «Комиссаров и партнёры» Андреем Комиссаровым.

Максим Морозов: Начнём с криминальной хроники. Какие выводы должны сделать госорганы после резонансного убийства в ресторане на Московском проспекте?

Андрей Комиссаров: Я думаю, что надо усилить контроль за обращением гражданского оружия и за тем, чтобы оружие не поступало из зоны боевых действий. Также необходимо усилить контроль за профилактикой людей, которые вернулись с СВО и могут находиться в зоне риска.

Максим Морозов: Андрей, какой, на ваш взгляд, должна быть работа с теми, кто возвращается из зоны боевых действий?

Андрей Комиссаров: Я думаю, этот вопрос нужно решать в комплексе, начиная с психологической помощи. Люди находились в глобальном стрессе. Наверное, надо проводить проверки, заниматься социальной адаптацией. К сожалению, у нас все эти происшествия зачастую случаются после употребления алкогольных напитков. Нужен контроль продажи алкоголя, закрытие ночных «наливаек». В первую очередь — психологическая помощь, выявление, тестирование.

Если люди вернулись с СВО по амнистии, наверное, надо осуществлять дополнительный контроль. В этом случае профилактика должна быть даже не на 100%, а на 200%. Должна работать система участковых, чтобы участковый знал, кто чем занимается, кто как относится к дальнейшему развитию событий, к дальнейшей жизни.

Максим Морозов: Особенно остро ситуация воспринимается на фоне того, что начальник ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти Роман Плугин заявил в Заксобрании о том, что не хватает 14% сотрудников и каждого третьего участкового.

Андрей Комиссаров: Дефицит не только в органах внутренних дел. Он и в Следственном комитете, и в Службе судебных приставов. Здесь надо пересматривать работу по привлечению новых кадров. Скорее всего, должны быть увеличены льготы, нужны дотации, увеличение зарплат, чтобы зарплата сотрудников была достойной.

Не надо далеко ходить — курьер в Санкт-Петербурге получает в два раза больше, чем сотрудник полиции!

Максим Морозов: «Единый информационно-расчётный центр Санкт-Петербурга» за первый год работы получил 3,7 миллиарда выручки и 288 миллионов рублей чистой прибыли. Как можно оценить эффективность работы нового участника рынка?

Андрей Комиссаров: Эффективно ли создание новой структуры или нет? По цифрам, которые опубликованы, выходит, что эффективно. Вопрос, для кого они эффективны, а для кого представляют опасность?

Ещё в 2022 году было обращение межрегиональной общественной организации в управление ФАС, в котором говорилось, что создание «Единого расчётного центра» окажет негативное влияние на конкурентную среду на рынке услуг расчётно-информационного обслуживания потребителей. Приводились конкретные арбитражные дела, арбитражные решения, которые доказывали, что создание такого монополиста повлечёт проблемы для остальных.

Говорилось о том, что это приведёт фактически к нарушению прав ТСЖ, жилищных кооперативов и других организаций, которые управляют многоквартирными домами. Приводились конкретные факты, конкретные цифры. К сожалению, УФАС указало, что организация была создана по решению правительства Санкт-Петербурга, поэтому никаких нарушений нет.

Дальше было обращение в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения об отказе в возбуждении дела по нарушению антимонопольного законодательства. Указывались те же доводы, те же цифры. К сожалению, в решении суда указано, что УФАС отказало в связи с тем, что обращения общественной организации были рассмотрены и отменены как предположительные и бездоказательные. В решении было указано, что не представлены доказательства того, что будут нарушены права и законные интересы заявителей. Это было ожидаемое решение.

Максим Морозов: Андрей, какие существуют альтернативные предложения?

Андрей Комиссаров: Предложений много. Вопрос в том, что какие бы ни были предложения, какие бы ни были обоснования, отказа от существующей системы не будет исключительно потому, что она показала хорошую прибыль. Вместе с тем, она показала свою непрозрачность. По факту она убивает управляющие компании, ТСЖ в плане распределения и возможности пользоваться своими же денежными средствами.

Деньги, в основном, оседают у монополистов. Управляющим организациям эти деньги достаются в последнюю очередь.

ТСЖ с управляющими компаниями ещё могут попробовать побороться. Но тех, у кого жилкомсервис, и спрашивать никто не станет. ЖКС, к сожалению, делает то, что говорит администрация.

Максим Морозов: Каким может быть итог: продолжение огосударствления рынка жилищно-коммунальных услуг?

Андрей Комиссаров: Это приведёт к глобальному исчезновению ТСЖ, управляющих компаний и приведёт к управлению жилым фондом государственными предприятиями, которые сейчас при сравнении с ТСЖ и «управляйками» выглядят крайне негативно. К сожалению, практика показывает, что платить мы будем больше именно из-за того, что у нас будет такой монополист.

Максим Морозов: Третья тема, которую успеваем обсудить. Заксобрание поддержало законопроект, который упрощает получение статуса стратегического инвестора в Петербурге. Как можно оценить либерализацию в данной сфере?

Андрей Комиссаров: Ключевым механизмом поддержки инвесторов в Санкт-Петербурге является присвоение наиболее значимым для города с социально-экономической точки зрения проектам статуса «стратегический инвестиционный проект Санкт-Петербурга». Согласно информации инвестиционного портала Санкт-Петербурга, у нас в активной стадии реализации около 30 проектов.

Согласно статистике Минэкономразвития, в 2020 году Санкт-Петербург находился в России на четвёртом месте, в 2021 году — на пятом месте, а в 2022 году уже на 10 месте по уровню этого развития! По данным 2023 года, мы вылетели далеко за десятку! Вот вам и показатель привлекательности Санкт-Петербурга как места вложения денег.

Показателем специфического отношения к бизнесу могут служить последние события — это проверки по «ковидному» постановлению №121. По нему, при наличии запрета на проверку до 2030 года, от ресторанов, кафе и магазинов требуют QR-коды и накладывают штрафы. В последние несколько дней такая ситуация актуализировалась. Хотя для всех это кажется очевидным и абсурдным.

Мы с вами неоднократно говорили о том, что и малый, и средний бизнес в последнее время уменьшает своё присутствие в Санкт-Петербурге и уходит в другие регионы. Это показательно!

Предприятие могут закрыть на срок до 90 дней. Это абсурд, все понимают, что это абсурд! Но постановление действует. Да, бюджет надо наполнять. Все штрафы идут в бюджет. Но зачем же таким варварским способом!?

Максим Морозов: Да, предприниматели воспринимают такое отношение Смольного как издёвку.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.