ЦБ 14.04
$93.44
99.73
ММВБ 14.04
$
<
BRENT 14.04
$90.15
8424
RTS 14.04
1165.53
Telega_Mob

Виктория Нестерова: прогрессивная шкала налогообложения более справедлива

По мнению гендиректора «Фирмы Изотерм», граждан, чьи доходы не превышают 30 тысяч рублей, вообще необходимо освободить от уплаты НДФЛ. Также эксперт перечислила меры по преодолению дефицита кадров и оценила статистику, согласно которой в 2023 году в Петербурге судился каждый четвёртый житель города.
Эксклюзив

Фото: isoterm.ru

В Петербурге обостряется дефицит кадров: спрос на новых сотрудников увеличился более чем на 30% по сравнению с февралём прошлого года — работодатели разместили свыше 100 000 вакансий, отмечают аналитики HeadHunter. В числе наиболее востребованных — специалисты в области управления персоналом, рабочие, а также сотрудники сферы общепита и туризма. Примечательно, что на этом фоне более 60% россиян выступили за введение прогрессивной системы налогообложения для физических лиц, сообщает портал SuperJob. 17% выступили против, поскольку опасаются, что нововведение спровоцирует выплату зарплат «в конвертах». И, наконец, в прошлом году в Петербурге судился каждый четвёртый житель города, всего суды рассмотрели более 1,3 миллиона дел и материалов. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с генеральным директором «Фирмы Изотерм» Викторией Нестеровой.

Максим Морозов: Спрос на новых сотрудников увеличился более чем на 30%. Персонал ищут представители всех отраслей экономики без исключения. Виктория, как, на ваш взгляд, ситуация развивается в динамике?

Виктория Нестерова: Дефицит кадров огромный, по отраслям он очень сильно разнится. Даже говорят о том, что в общепите и в туризме количество запросов на кадры выросло на 48%, это очень большая цифра. Но и в промышленности ситуация ничуть не лучше.

На сегодняшний момент у нас всего три пути выхода из ситуации кадрового дефицита. Первый вариант — мы скупаем сотрудников у конкурентов, а такое могут позволить себе только высокомаржинальные компании, потому что переплачивать 20-30% — это серьёзные затраты. Второй вариант — привлекать мигрантов. Мы с вами уже неоднократно обсуждали возникающие при этом вопросы, начиная от того, что им просто негде жить, плюс достаточно серьёзное законодательство по миграции и штрафы. Не каждый решается привлекать мигрантов. И, как нас учит главный гуру по кадрам, господин Чернейко, мы должны автоматизировать все процессы и повышать производительность труда.

Говорят, что до 2034 года демографическая яма не выровняется, до 2034 года один сотрудник должен делать то, что сейчас, по нашим расчётам, без автоматизации, повышения производительности труда должны сделать трое. Поэтому каждая компания выбирает себе, по какому пути она дальше идёт. До 2034 года будет рынок сотрудника.

Максим Морозов: Ещё один вызов для рынка труда — это взрывной рост числа самозанятых. По данным налоговой службы, в Петербурге их уже почти 610 000 человек.

Виктория Нестерова: Здесь я не вижу истории с вызовом для рынка труда. Здесь история с вызовом в зависимости от различных отраслей. Что такое самозанятые? Самозанятые, по задумке закона, это, например, репетиторы, горничные, парикмахеры на дому, которые приходят по своему графику, работают, когда хотят. Это попытка каким-то образом легализовать их труд, чтобы они платили налоги. С другой стороны, в том числе маркетплейсы перевели всех сотрудников, которые занимаются доставками, обслуживанием и так далее в самозанятые. При этом они экономят на единых социальных налогах. «Максидом», например, говорит о том, что это не рыночная конкуренция. То есть, мы платим единый социальный налог для своих сотрудников и все налоги, а условные маркетплейсы платят только 4-6% от оплаты, которую получает доставщик. Проблема даже не столько кадров, а того, что закон о самозанятых издали, три года на него посмотрели, и на сегодняшний момент уже назрела ситуация, когда надо регулировать – в каких отраслях самозанятые могут работать, а в каких нет.

Всё-таки, если ты работаешь по графику, тебе дали спецодежду, сумку, и ты выполняешь задания одного работодателя, ты не можешь быть самозанятым, тебе нужно быть под единой налоговой базой.

Максим Морозов: Продолжаем разговор. Более 60% россиян выступили за введение прогрессивной системы налогообложения для физлиц. Насколько целесообразно было бы скорректировать налоговое законодательство?

Виктория Нестерова: Я считаю, что прогрессивная шкала налогообложения более социально справедлива.

Считаю, что до уровня минимального размера оплаты труда подоходный налог должен быть нулевой. Когда человек получает зарплату 20 000-30 000, то какой подоходный налог можно с него удерживать?

Такие люди живут на уровне прожиточного минимума. При этом, конечно, есть граждане со сверхдоходами, которые могут спокойно делиться своими доходами с государством. Я посмотрела статистику по странам, она абсолютно разная. Если, например, в Бахрейне и в Эмиратах вообще отсутствует подоходный налог, то, например, в Германии подоходный налог от 0 до 45%. При этом 0% подоходного налога при доходах до 9 000 евро в год. На наши деньги сейчас это получается 75 000 рублей в месяц. Это оплата труда, которая вообще не облагается подоходным налогом. Знаете, ощущение «много или мало»… В любом случае будет для кого-то несправедливым, в какой-то степени будет спекулятивным, в какой-то степени будет сложным.

Здесь, я уверена, что наше правительство, посмотрев на статистику, примет оптимальное решение. Мне нравится Бангладеш: от 0 до 25%. Прекрасные ставки!

Максим Морозов: Виктория, на какие критерии необходимо смотреть, чтобы это было не только экономически эффективно, но и социально справедливо?

Виктория Нестерова: Мне кажется, здесь вполне можно выяснить статистику по отраслям и должностям. Это можно сделать математически, посмотрев, сколько граждан получают от 0 до 30 000 рублей, от 30 до 50 000 рублей, от 50 до 80 000 рублей, свыше 100 000 рублей и так далее. И мы поймём с кого мы хотим взять дополнительные доходы. С тех, кто получает больше 50 000? С тех, кто получает больше 75 000 в месяц? Или с тех, кто получает больше 50 миллионов в месяц?

Максим Морозов: Наконец, третья тема, которую успеваем обсудить. В прошлом году в Петербурге судился каждый четвёртый житель города. Всего суды рассмотрели более 1,3 миллиона дел и материалов, сообщили в Объединённой пресс-службе судов. О чём свидетельствует такая статистика?

Виктория Нестерова: Даже в советское время обращаться в суд в нашей стране было абсолютно крайней мерой, практически неприемлемой. Мы только в последние десятилетия взращиваем культуру, что если у тебя есть проблемы, если ты не можешь договориться с соседом по садоводству или у тебя есть серьёзные проблемы, ты можешь обратиться в суд. То, что граждане больше обращаются в суд, я считаю, это хорошо, потому что мы должны научиться цивилизованно отстаивать и защищать свои права. Вопрос, конечно, значительно сложнее и глубже. Вырастает количество уголовных дел за мошенничество, увеличивается давление на бизнес. В целом растёт количество преступлений. Очень много разговоров о том, что есть скрытая преступность, потому что очень тяжело регистрируются и открываются уголовные дела.

Я прочитала исследование Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. Специалисты говорят о том, что в нашей стране зарегистрированных преступлений в пять раз меньше, чем в более, скажем так, благополучной Германии. Они делают вывод, что полиция просто не регистрирует заявления.

Жалуются на том, что судей у нас, оказывается, тоже дефицит. При 417 вакансиях всего 373 судьи! Мне кажется, что надо повышать производительность труда во всех сферах нашей деятельности, и в этой деятельности в том числе. Тогда и нам, может быть, будет проще отстаивать свои права, будем чаще обращаться за защитой к государству по любым поводам. Пусть это будут даже мелкие и бытовые поводы.

Максим Морозов: Да, всё вновь упирается в кадровый вопрос.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.