ЦБ 21.04
$93.44
99.58
ММВБ 21.04
$
<
BRENT 21.04
$87.39
8166
RTS 21.04
1173.68
Telega_Mob

Адвокат Комиссаров: чем создавать ведомственную охрану в Ленобласти, лучше поддержать силовиков

По словам эксперта, для предотвращения терактов и диверсий достаточно существующих служб, сотрудники которых подготовлены для решения соответствующих задач. Также Андрей Комиссаров рассказал об особенностях расследования киберпреступлений и оценил законопроект, который ужесточает ответственность коллекторов.
Эксклюзив

ФОТО: Личный архив Андрея Комиссарова

Антитеррористическая комиссия, заседание которой провёл Александр Беглов, станет постоянно действующим городским штабом по предотвращению угроз не только терроризма, но сепаратизма, массовых беспорядков и экстремизма. В то же время предложение Александра Дрозденко разрешить губернаторам создавать региональную ведомственную охрану для борьбы с террористами и диверсантами в Госдуме не поддержали, передаёт издание 47news. Тем временем, петербургские полицейские пресекли деятельность группировки, которая с помощью подключения более 12 тысяч сим-карт провела свыше 150 миллионов рублей, похищенных у российских граждан и выведенных за рубеж. И, наконец, в Минюсте предложили наказывать за навязчивость коллекторов и других взыскателей штрафом до 2 миллионов рублей, пишут «Известия». Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с адвокатом коллегии адвокатов «Комиссаров и партнёры» Андреем Комиссаровым.

Максим Морозов: Судя по всему, своей ведомственной охраны в Ленобласти не будет. В Госдуме идею не поддержали. Какие вопросы у вас вызвала сама инициатива?

Андрей Комиссаров: Я не совсем понимаю, как это вообще могло быть сформулировано в законодательном порядке — какая-то отдельная организация, занимающаяся определёнными видами деятельности. У нас есть Федеральная служба безопасности, которая непосредственно занимается антитеррористической деятельностью, проводит определённые мероприятия, выявления, задержания и прочее. Каким образом эти структуры должны были бы взаимодействовать или существовать параллельно? Не совсем понятно. Опять же, вопрос финансирования, содержания, обеспечения взаимодействия с другими структурами тоже непонятен. Для какой цели вводить непонятную структуру и подменять существующую?

Максим Морозов: Охрану предполагалось создать в помощь уже действующим силовым структурам.

Андрей Комиссаров:

Зачем создавать новую охранную структуру в регионах? Может быть, проще, если есть возможность, направить дополнительное финансирование на уже имеющуюся структуру, на имеющийся штат сотрудников, которые посвящены в эту работу и знают, как это делать? Может быть, направить дополнительную помощь им, а не создавать параллельную организацию?

Максим Морозов: Андрей, если говорить в целом, как можно оценить уровень антитеррористической защищённости Петербурга и Ленобласти области в настоящее время?

Андрей Комиссаров: Максим, безопасность в Санкт-Петербурге, как в регионе, так и в целом в нашей стране должна быть вне зависимости от выборов. Безопасность должна быть от начала до самого конца. Во-вторых, есть антитеррористические комиссии. Согласно отчётам этой комиссии, безопасность у нас обеспечена. Согласно данным, которые поступают, у нас периодически проводятся выявление и задержание определённых лиц, которые занимаются противоправной деятельностью. Согласно открытым данным, я вижу, что работа идёт. Какие-то моменты, методы, способы борьбы не обсуждаются. Это закрытый вопрос.

Максим Морозов: Продолжаем разговор. Петербургские полицейские пресекли деятельность группировки, которая с помощью подключения более 12 тысяч сим-карт провела свыше 150 миллионов рублей. В чём особенности расследования такого рода преступлений?

Андрей Комиссаров: Данные преступления относятся к киберпреступности. Тема достаточно актуальна.

Согласно последним данным, киберпреступления достигают до 25% от всего зарегистрированного объёма преступлений.

Если посчитать, 12 тысяч сим-карт — это действия как минимум на 12 тысяч преступлений. При том, что одна сим-карта не используется одноразово. Карты используются неоднократно. Эксперты называют преступность в информационной среде одной из угроз, которая оказывает значительное воздействие на национальную безопасность Российской Федерации. Более того, с целью защиты граждан разрабатывается проект концепции стратегии кибербезопасности нашей страны. В Уголовном кодексе до сих пор отсутствует определение киберпреступности. У нас есть, скажем так, компьютерные преступления, но киберпреступления являются более обширными. Поэтому начинать надо с подтягивания законодательной базы. Больше усилий, на мой взгляд, надо направлять именно на раскрытие. Это потенциальные преступления, значение которых в дальнейшем будет только возрастать.

Максим Морозов: Андрей, с большой долей вероятности такие преступления невозможны без соучастия сотрудников банков, телеком-операторов. Получается, необходимо усилить внутрикорпоративную безопасность?

Андрей Комиссаров: Наверное, надо усилить не столько внутрикорпоративную безопасность, сколько ответственность за совершение преступления каждым гражданином. Да, я согласен, может быть, выявлять, контролировать своих сотрудников, которые могут участвовать в преступлениях — нужно. Но нужно и повысить ответственность, потому что подобного рода преступления имеют незначительный риск наказуемости. Киберпреступность глобально не имеет геополитических разграничений. Органам власти сложно найти киберпреступника.

Максим Морозов: Третья тема, которую успеваем обсудить. В Минюсте предложили наказывать за навязчивость коллекторов и других взыскателей штрафом до 2 миллионов рублей. Насколько целесообразно такое ужесточение?

Андрей Комиссаров: Существует устойчивое мнение, что коллекторы — это отрицательные персонажи. Коллекторы в принципе подменяют Службу судебных приставов. Многие не понимают, почему коллекторские агентства до сих пор существуют, и кто за ними стоит. Как бы в ответ на законопроект с поправками, которые подготовил Минюст, в Москве состоится Форум индустрии взыскания. Какие вопросы там будут рассматривать? Я назову несколько моментов, вы сами сделаете вывод. Статистика правонарушений. Обзор судебной практики. За что прилетает коллекторским агентствам, а скоро будет прилетать прямым кредиторам? На что жалуются должники микрофинансовых организаций. Статистика обоснованности жалоб. Как отработать жалобу должника, чтобы не довести её до прав ФССП и ЦБ. Стратегический маркетинг коллекторов. Коллекторское сообщество и лица, которые за ними стоят, осуществляют действия по разработке инноваций, обобщению судебной практики, обучению коллекторских агентств работе с должниками. Цели и задачи, которые они в открытую декларируют, спикеры, которые заявлены на форуме, позволяют, наверное, сделать однозначный вывод, что это неравная борьба.

К сожалению, я не очень верю в то, что должники будут надлежащим образом защищены. Как минимум, потому что нет заинтересованной стороны, которая будет отстаивать их права.

Кто у нас заинтересован в коллекторских агентствах, в сборе денег с должников? Оказывается, это банки, которые якобы продают долги коллекторским агентствам. Но по факту в этом заинтересованы те, кто выдаёт деньги. Структуры, выдающие деньги, заинтересованы во взыскании. Будет слишком неравная борьба.

Максим Морозов: Согласен. В любом случае движение в сторону защиты прав должников можно назвать правильным.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.