ЦБ 05.10
$58.79
56.17
ЦБ 04.10
$57.57
54.39
ММВБ 04.10
$59,23
<56,42
BRENT 04.10
$89.13
5285
RTS 04.10
1087.73
Telega_Mob

ИТОГИ НЕДЕЛИ: «Заморозка» закона о реновации, изменение оплаты ЖКУ, предложение Хуснуллина

Скандальный закон о реновации пересмотрят с учётом мнения обеспокоенной общественности. Ранее за петербуржцев вступился председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин, которого в последнее время называют «главным градозащитником» Петербурга. Тем временем, в городе меняется система оплаты жилищно-коммунальных услуг, в связи с чем юристы уже видят судебную перспективу. Смольный создаёт единый расчётный центр на базе ВЦКП и структуры Петроэлектросбыта, который принадлежит «Интер РАО». И, наконец, Марат Хуснуллин заявил, что на стройки можно было бы привлекать осуждённых по нетяжёлым экономическим статьям. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с адвокатом коллегии адвокатов «Комиссаров и партнёры» Андреем Комиссаровым.

Максим Морозов: Два вопроса по скандальному закону о КРТ, то есть о реновации. Почему его решили заморозить, и какие правки, на ваш взгляд, необходимо внести?

Андрей Комиссаров: Наш губернатор сначала забыл, что подписал этот закон 30 июня, а потом, когда ему напомнили, когда он сказал, что этот закон только разрабатывается, то начал валить на федеральную власть: мол, виноваты они. Реновация есть в Санкт-Петербурге, а есть в Москве, есть хороший опыт, а есть отрицательный опыт. В Москве она действует с 2017 года. Берётся пятно, на старом месте строится новое здание, которое соответствует бизнес-классу, туда переселяются люди из соседних домов, в идеальные условия, которые намного лучше, чем те, которые были. Помогают с переездом. Так это делается в Москве.

Максим Морозов: Теперь давайте сравним с тем, что предлагается в Петербурге

Андрей Комиссаров: Что предлагают у нас? Ограничивают годами постройки, в том числе под эту категорию попадает 506-я серия, это дома на Ваське, на Петроградке и так далее. Прекрасное жилье в хорошем состоянии. Люди недоумевают, почему оно должно сноситься. В Санкт-Петербурге пятен род застройку нет, у нас градостроительное законодательство по реновации ещё в зачаточном состоянии. Предлагают либо сертификат по якобы рыночной цене (понятно, по какой цене, раз хрущёвка), либо переселение за кольцевую дорогу. Кто пойдёт на это? Никто не хочет. То есть одно дело, когда в Москве это делают для людей и создают реально нормальные условия, а другое дело, когда в Санкт-Петербурге губернатор, несмотря на три поправки, не помнит, что он подписал закон, а ведь это очень важный вопрос для города.

Максим Морозов: Андрей, вернёмся к вопросу о том, что нужно поправить, чтобы получился компромиссный документ?

Андрей Комиссаров:

Максим, я считаю, что не надо изобретать велосипед. Есть прекрасно работающий уже почти пять лет опыт реновации Москвы. Надо просто взять, скопировать и сделать также. Если нет людей, которые понимают, как это делать, то нужно «одолжить» на время сотрудников из Москвы, чтобы они приехали и создали нам такую структуру.

Почему не любят нашу власть? Потому что под якобы заботой о населении просто происходит распил. Здесь происходит распил хорошей земли, хорошего места для дальнейшего строительства, вот и всё!

Максим Морозов: Ещё одна тема, в городе меняется система оплаты жилищно-коммунальных услуг. В чём могут быть подводные камни от своего рода реформы?

Андрей Комиссаров: Моя точка зрения в том, что эта инициатива — это огромный жирный плюс исключительно только для определённой группы лиц, которые по предварительному сговору, используя административный ресурс, сумела позволить себе аккумулировать в одних руках, в данном случае в расчётном центре, огромную сумму денег. Это делает все расчёты совершенно непрозрачными, не поддающимися проверке, разрушает всю действующую систему, разваливает практически все управляющие компании, ТСЖ. И в итоге приводит жилищный фонд и управление им в упадок, в состояние тридцатилетней давности. Но это будет потом. Сейчас это просто беспрецедентно наглый, грубый и жёсткий передел рынка.

Максим Морозов: В прессе реформу называют возвращением в Советский Союз.

Андрей Комиссаров: Потому что одна квитанция?

Во-первых, Максим, если поподробнее, теперь все деньги будут в некоем расчётном центре, который будет определять, кому, сколько и как платить. В квитанции не будет написано, за что вы платите, у вас там будет несколько цифр и всё.

Максим Морозов: То есть, Андрей, это своего рода «чёрный ящик»?

Андрей Комиссаров: Да. И если вы попросили в управляющей компании пересчитать вам по счётчикам, вам пересчитали, пойдите в расчётный центр, попробуйте пересчитать! К тому же, если, допустим, в доме вы платите не по счётчику, а по средней цене, дом-то всё равно платит по счётчикам, по входящему-исходящему, соответственно, эта разница, особенно в старом фонде в центре города достаточно большая. Она оседает в ТСЖ, в управляющих компаниях, которые потом по факту могут эти деньги использовать на нужды дома. Теперь всё будет оседать в едином центре. Тогда расчётный центр, если деньги у него останутся, возможно, этому ТСЖ какие-то деньги выделит через месяц после того, как платежи прошли, а месяц будут эти деньги держать.

ТСЖ будут ходить с протянутой рукой и говорить: «Дайте денег, нам надо на такую-то деятельность». Что такое ТСЖ без денег и что такое управляющая компания без денег? Все инициативы граждан, все системы управления домом пойдут на спад.

Максим Морозов: Получается, что велик риск того, что жители будут жаловаться в контрольно-надзорные органы и в суд?

Андрей Комиссаров: Я не понимаю, почему молчит ФАС. По большому счёту, у нас уже есть прецеденты, когда ФАС на монополизацию по уборке снега говорил, что это картельный сговор. Понимаете, чтобы протолкнуть такую инициативу, нужно иметь огромный административный ресурс. Я думаю, что этот административный ресурс в этой степени будет влиять и на судебную систему, и на ФАС.

Максим Морозов: Наконец, третья тема. Марат Хуснуллин заявил, что на стройки могут привлекать осуждённых по не тяжёлым экономическим статьям. Насколько это полезная инициатива, на ваш взгляд?

Андрей Комиссаров: Я бы, скорее, сказал, что уже отправляются.

С 2001 года создано 114 исправительных центров, больше пяти тысяч человек уже трудятся на стройках, как раньше говорили, «на стройках народного хозяйства», и трудятся успешно.

Конечно, могут быть перегибы, потому что будут набирать людей, и чтобы не платить, просто будет по каким-то основаниям их забирать, отправлять в места не столь отдалённые, а потом отправлять на стройки. В последующем могут быть перегибы. Вопрос в том, что осуждённые всегда говорят «важно не сколько сидеть, а как сидеть». Если создадут условия, все пойдут дружными рядами, стопроцентно. На обычной стройке трудится пара тысяч неквалифицированных рабочих, которые строят какой-то жилой комплекс и зарабатывают в среднем по тридцать тысяч. Умножьте тридцать тысяч на две тысячи. Такая сумма идёт на заработную плату, ещё добавьте 50% на налоги, на содержание и прочее. Теперь посчитайте, сколько можно экономить даже на той же стройке, предоставляя бесплатную рабочую силу.

Максим Морозов: Всё равно, Андрей, остаётся этический момент. В голове возникают «великие стройки коммунизма», далеко не всегда добровольные для самих строителей. Спасибо!

Андрей Комиссаров: Пожалуйста!

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Несмотря на трудности с приобретением зарубежной недвижимости в недружественных странах, интерес россиян к подобным сделкам не ослабевает. Очевидно, главным…
Есть места, что своим непорядком вызывают гнев. Когда везде протрубили, рекламы вагон отправили, а там бардак. А есть места, вот как ресторан Сон, где…
Экономические трудности пока не сказываются на петербургском общепите. Даже наоборот – заведений разного уровня открывается все больше. И останавливаться…
Прошло два месяца после введения властями Турции ограничений на выдачу ВНЖ зарубежным покупателям недвижимости. Как это сказалось на спросе и ценах?

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.