ЦБ 16.07
$87.81
95.78
ММВБ 16.07
$
<
BRENT 16.07
$84.57
7426
RTS 16.07
1045.25
Telega_Mob

Владимир Хильченко: России необходима новая экономическая политика

По мнению президента холдинговой компании «Созвездие Водолея», государство должно пересмотреть подходы к развитию предприятий. Вызовы, обозначенные на ПМЭФ, требуют концептуального переосмысления экономической политики. Примером может стать НЭП.
Эксклюзив

Фото: Business FM Петербург

Несмотря на санкции, в этом году Петербургский международный экономический форум посетило рекордное число участников — более 8 000 представителей как российского, так и зарубежного бизнеса, которые приехали из 94 стран и территорий. Больше всего делегатов прибыло из Китая, ОАЭ, Зимбабве, Казахстана, Индии и Омана. Всего было заключено около тысячи соглашений на общую сумму почти 6,5 триллиона рублей. Наибольшее число документов было подписано в таких отраслях, как социально-экономическое развитие регионов, промышленность и строительство. Об основных итогах форума в контексте предстоящей налоговой реформы, а также о необходимости проводить новую экономическую политику — в интервью шеф-редактора Business FM Петербург Максима Морозова с президентом холдинговой компании «Созвездие Водолея» Владимиром Хильченко в проекте «Бизнес-Доктор».

Максим Морозов: Мы подводим итоги Петербургского международного экономического форума, крупного события в области экономики. Каковы были ожидания бизнеса, в том числе малого и среднего? Какие вопросы назрели, какие ответы хотелось услышать на форуме?

Владимир Хильченко: Действительно, крупное международное мероприятие. Я бы даже сказал, что это не только экономический, но и политический форум. Было очень важно увидеть, кто приедет. «Западники» очень хотели, чтобы Россия осталась в изоляции, но этого не произошло. В очередной раз нашли подтверждение слова нашего мудрого президента, который предупреждал, что никакой изоляции России нет и быть не может.

Если Ленин говорил, что политика — это концентрированное выражение экономики, то мы в наших передачах говорим, что всё давно не так. Ровно наоборот. Наши «коллеги»-американцы показали, что в начале политика, и только потом экономика. Они не хотят зарабатывать, а хотят навредить сами себе под видом того, что навредят России.

Максим Морозов: По поводу контекста. В этом году ПМЭФ проходил в контексте предстоящей налоговой реформы.

Владимир Хильченко: Я считаю, что налоговая реформа давно назрела. В первую очередь — в интересах повышения благосостояния населения. Налоговая деятельность, которая осуществляется сегодня, не отражает ни ожидания людей, ни ожидания предпринимателей. Напомню, что, по разным оценкам, около 60% трудоспособного населения работает в частном бизнесе. Для этих людей очень важно, чтобы предприятия развивались. Налоговая реформа — это отражение того, куда мы идём.

Максим Морозов: Очень болезненно воспринимается повышение налога на прибыль на 5%.

Владимир Хильченко: Надо рассматривать не то, много это или мало. Есть две заградительные меры, которые, к сожалению, почему-то действуют. Это система налогообложения как физических лиц, так и предприятий. Как я уже сказал, люди работают на предприятиях и там получают свою заработную плату, а заработная плата — всегда отражение прибыли, которую зарабатывает предприятие.

Налоговая реформа увеличивает фактически все ставки налогообложения как для предприятий, так и для граждан. Объяснения таких людей, как министр финансов, выглядят неубедительно.

Максим Морозов: Министерство финансов говорит, что предприятия оправились после кризиса, коронавируса и санкций и формально получают сверхприбыли.

Владимир Хильченко: Надо слушать президента. Президент говорит, что нам сейчас надо ускоренными темпами развивать промышленность. Сложное время, все всё понимают.

Максим Морозов: Форсированное импортозамещение.

Владимир Хильченко: Конечно. Дело уже даже не в санкциях — мы вступили в битву за наше существование. Я буду говорить с экономической, не с военно-политической точки зрения.

Развитие промышленности — ключевая задача для сохранения нашего государства. И в то же время Минфин сообщает, что нужно поднимать налоги предприятиям, которые пережили тяжелейший ковидный кризис, СВО, многочисленные санкции: «Раз вы живы, мы постараемся вас поддавить». Такое впечатление, что министерство финансов работает в интересах того государства, с которым мы воюем.

Перейдём от Минфина, от налоговой реформы к банковской ставке. Всем очевидно, что ключевая ставка ЦБ — заградительная мера, чтобы предприятия не могли развиваться.

Максим Морозов: Государство, в том числе председатель Центрального банка, подают повышение ключевой ставки либо её удержание на данном уровне как один из эффективных инструментов сдерживания инфляции.

Владимир Хильченко: Есть установка президента — развитие промышленности. Эти понятия друг другу противоречат. Почему? Инфляция — это, по большому счёту, кризис перепроизводства товаров. Президент говорит, что надо создавать не только военные, но и гражданские товары. В этом есть баланс.

Максим Морозов: А ЦБ говорит, что нужно «подсушить» экономику.

Владимир Хильченко: ЦБ говорит: «Мы сделаем всё, чтобы вы эти деньги не получили». Государство выделяет деньги для передачи предприятиям, но как эти деньги раздаются?

Максим Морозов: Льготные программы, программа Минэка.

Владимир Хильченко: Кто эти кредиты получает?

Максим Морозов: Фонд развития промышленности, корпорация МСП — у нас столько бюрократических структур, которые администрируют выплаты из бюджета, в том числе малым и средним промышленным предприятиям!

Владимир Хильченко: Есть программы, деньги по которым кто-то получает. Я давно в бизнесе, но не знаю, кто и когда получает эти деньги. Наверное, кому-то везёт получить эти субсидированные программы, влезть в эти программы. Мне ни разу не удавалось, хотя я много работал с банками, у меня очень хорошая кредитная история.

Максим Морозов: Как можно резюмировать предложения и пожелания бизнеса, в том числе из реального сектора экономики в адрес Минфина и Центробанка? Что нужно сделать?

Владимир Хильченко: Во-первых, разработать и подготовить новую экономическую политику в отношении предприятий. Необходимо разделить предприятия на две группы: предприятия стратегического назначения, которые изготавливают продукцию для СВО, гособоронзаказ, и все остальные. Первые должны быть в другом статусе, и с ними нужно работать по-другому.

Максим Морозов: Особый режим.

Владимир Хильченко: Да. Необходим комплекс мер, стимулирующих развитие.

Я бы, как минимум, освободил предприятия, выполняющие гособоронзаказ, от всех видов налогов, потому что бессмысленно выдавать им деньги и затем брать с них налоги, в том числе из прибыли. Глупость несусветная!

Максим Морозов: Это одна категория предприятий, a вторая категория?

Владимир Хильченко: Вторую категорию тоже можно частично разделить на две части. Одни — выполняют социальные функции и создают товары. Пускай люди, которые работают на данных предприятиях, зарабатывают деньги, обеспечивают спрос. Необходимо, чтобы росло их благосостояние. Первая категория — это предприятия, которые обслуживают социальный сектор. Вторая часть — предприятия, сопутствующие выпуску продукции предприятий стратегического назначения.

Максим Морозов: Подрядчики.

Владимир Хильченко: Да, субподрядчики. Например, строительные компании. Они строят инфраструктуру, строят жильё.

Максим Морозов: Там, кстати, большой мультипликатор. Хуснуллин в своё время говорил, что на одно рабочее место в строительном комплексе приходится девять рабочих мест в смежных отраслях.

Владимир Хильченко: Более того, строительство — это не только жильё, но ещё и развитие инфраструктуры. Строительство само по себе является продолжением работы предприятий стратегического назначения, в том числе сырьевых, «Росатома» и так далее.

Максим Морозов: Первая категория предприятий связана с гособоронзаказом. По вашему мнению, они должны быть освобождены от налогов?

Владимир Хильченко: Также им должны создать преференции для развития.

Максим Морозов: Для второй группы — какие преференции от государства?

Владимир Хильченко: Преференции должны быть не только в экономической сфере.

Я считаю, что нужно пересмотреть структуру выплаты налогов. Чем больше зарабатывает предприятие, тем меньший процент оно должно отчислять государству. Оно выполняет социальные функции! Обанкротившееся предприятие — это потеря рабочих мест.

Максим Морозов: Одно из предложений, которое сейчас обсуждается, и вряд ли на это пойдут — это инвестиционный вычет: не облагать налогом часть прибыли, которая предприятие направляет на собственное развитие.

Владимир Хильченко: Это элементы, частичные меры. Мне всегда хочется посмотреть на опыт работы в реальном бизнесе тех людей, которые это предлагают. Это всё равно что обсуждать размер кармана в вашем костюме. Какое это имеет значение, если костюм уже сшит? Больше карман, меньше карман. Какая разница? Это лишь элемент. В начале нужно разработать меры по стимулированию развития любого производства. Для чего был создан НЭП? Не было товаров.

Максим Морозов: НЭП был необходим, чтобы насытить рынок.

Владимир Хильченко: Конечно. И сейчас рынок не заполнен.

Максим Морозов: Он сейчас активно заполняется поставками из дружественных стран. Это в том числе лояльность для наших союзников на международной арене.

Владимир Хильченко: Возьмите автопром. Были немецкие машины, тепрерь китайские машины. С точки зрения нашего рынка мы по-прежнему не производим автомобили. Невозможно поменять работу предприятий отдельной мерой.

Новая экономическая политика Ленина принесла конкретный результат, который видели все.

Максим Морозов: Есть стереотип, Владимир Ефимович, что налоговая реформа не коснётся большинства населения, а затронет только бизнесменов, так называемых «жирных котов», и сверхбогатых, которые по прогрессивной шкале НДФЛ будут платить больше со своих доходов. Мне кажется, надо развеять это заблуждение, потому что если конкретно тебя не коснётся повышение, то коснётся твоего контрагента, может уменьшиться платёжная способность населения. По мультипликатору, так или иначе, коснётся всех и каждого.

Владимир Хильченко: Внешнеполитические условия ухудшились, они давят на Россию и, соответственно, на предприятия. Стало дороже. Санкции приводят к дополнительным затратам. Цены растут, это называется инфляцией. Но это не инфляция, это следствие введённых против нас санкций. Бизнесу приходится тратить больше денег на доставку любого товара. Соответственно, это надо демпфировать.

Утверждение, что повышение налогов не коснётся большинства населения, — это фарисейство. Коснётся всех!

Предприниматель — это человек, который рискует своими деньгами, которые он, что нередко, взял в кредит, и открыл дело. Что вы делаете? Вы его «убиваете». Почему китайцы не «убивают» своих предпринимателей, дают развиваться, а мы, наоборот, «убиваем». Строго говоря, я бы вообще сегодня отменил многие налоги. Необходимо установить период, дать людям возможность создать бизнесы, дать людям возможность развиваться. Есть государственные предприятия стратегического назначения, например, нефтяные и газовые компании, которые зарабатывают громадную прибыль. Как раз за счёт них и нужно обеспечивать всю «социалку». Мелкий и средний бизнес по большому счёту зарабатывает копейки. Дайте ему развиваться!

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

По мнению президента холдинговой компании «Созвездие Водолея», государство должно пересмотреть подходы к развитию предприятий. Вызовы, обозначенные на…
«Оценка и стоимость бизнеса» – такова тема очередного выпуска программы «Бизнес-Доктор». О том, как объективно и справедливо рассчитать стоимость активов,…
Что такое прибыль, и где её «искать»? – Такова тема очередного выпуска программы «Бизнес-Доктор». О том, как разграничить реальную и мнимую прибыль предприятия,…
Как генеральному директору адаптировать внутренние процессы к меняющимся внешним условиям, чтобы успешно развивать предприятие? О наиболее типичных ошибках,…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.