ЦБ 16.07
$87.81
95.78
ММВБ 16.07
$
<
BRENT 16.07
$84.57
7426
RTS 16.07
1045.25
Telega_Mob

Виктория Нестерова: трудовых мигрантов нужно готовить в специальных центрах у них на родине

По мнению гендиректора «Фирмы Изотерм», все юридические вопросы требуется решать до приезда в Россию. В частности, необходимо заранее пройти медосмотр, сдать экзамены и подтвердить будущее трудоустройство на конкретном предприятии. Также эксперт поддержала предложение Олега Дерипаски снизить ключевую ставку до 5% и оценила качество подготовки студентов.
Эксклюзив

Фото: Business FM Петербург

Олег Дерипаска назвал ключевую ставку «кабальной» и призвал Банк России понизить уровень до 5%. Такая мера, по его словам, стимулирует строительство, промышленное производство и сельское хозяйство. В ЦБ, в свою очередь, заявили, что инфляция ускоряется, поэтому потребуется продолжительный период жёстких денежно-кредитных условий. Тем временем обостряется кадровый голод: работодатели в Петербурге в мае открыли на 20% больше вакансий, чем год назад — им требуется более 105 000 сотрудников, подсчитали в HeadHunter. Помочь пытаются вузы — в городе на бюджетные места примут примерно 31 000 абитуриентов. Правда, как пишет «Фонтанка», университеты повысили цены на обучение, по некоторым специальностям — сразу на 25%. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с генеральным директором «Фирмы Изотерм» Викторией Нестеровой.

Максим Морозов: Начнём с громкого заявления Олега Дерипаски. Он в своём Telegram-канале призвал ЦБ «скинуть кабальную ставку» до 5%. Напомним, что 7 июня совет директоров ЦБ принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 16% годовых. Параллельно ЦБ говорит, что инфляция в России значительно ускорилась в мае, нужен более долгий период высоких ставок. Как оцениваете заявление Дерипаски, а также политику Центрального банка по удержанию ключевой ставки и эффективность инструментов, применяемых для борьбы с инфляцией?

Виктория Нестерова: Я порадовалась этому заявлению, потому что мы с вами неоднократно говорили о том, что невозможно развивать промышленность, невозможно развивать бизнес при такой высокой ключевой ставке.

Максим Морозов: Мы говорим в рамках малого и среднего бизнеса.

Виктория Нестерова: Да, в рамках малого и среднего бизнеса, который путается под ногами у важных людей, и на который никто не обращает внимания. Сейчас с заявлением выступил уже крупный бизнес.

Я уверена, что все в бизнесе почувствовали дефицит денег, очень замедлились взаиморасчёты. Никто не развивается, не получает кредиты.

Максим Морозов: Об инвестпрограмме речи не идёт.

Виктория Нестерова: Речи не идёт, потому что я буквально сегодня встречалась с банком, его представители говорят: «У нас по промышленной ипотеке лимитов нет». Получить деньги на приобретение оборудования под низкий процент практически невозможно. Ещё проблема, что мы деньги за это оборудование, кроме как в Китай, платить никому не можем. А мы сейчас и в Китай платить не можем. Мне очень интересно посмотреть, с чего они взяли, что инфляция пригасится именно процентной ставкой. Почему я поднимаю цену на свою продукцию? Я делаю батареи, мы работаем на строительный рынок.

Максим Морозов: Давайте посмотрим структуру на примере вашего предприятия.

Виктория Нестерова: Я вынуждена повышать заработную плату рабочих.

Сварщик ко мне может прийти только в том случае, если он будет получать на руки 150 000 рублей. Раньше было 70, 80, 100 000. Сегодня 150 000 чистыми! Я поднимаю заработную плату, потому что у меня нет возможности нанять более дешёвую рабочую силу, её нет. В результате увеличивается себестоимость. Я поднимаю цены. Причём здесь процентная ставка? Вообще не причём.

Дальше. Сейчас я беру кредит на приобретение оборудования. У меня очень низкая минпромторговская процентная ставка — 13%. Но и это очень много! Это не 0%, не 1%, как в Китае!

Максим Морозов: Она двузначная.

Виктория Нестерова: Да. Куда я дену эту процентную ставку? В себестоимость продукции, повышу цены. Дальше, курсы валют. Как бы мы ни хотели, сколько бы ни говорили про импортозамещение, всё это не работает. Мы всё равно очень много ввозим, в том числе из стран Азии. В любом случае, в каких бы валютах мы ни платили, хоть в рублях, хоть в юанях — это всё равно привязано к курсу доллара, потому что они пересчитывают стоимость своего оборудования и услуг через доллар. У меня на 30-40% увеличивается стоимость основных материалов, которые я сейчас везу из Азии. Это где у меня? Это в себестоимости. Я повышаю цены. Причём здесь инфляция и удержание высокой ключевой ставки? Моё мнение: высокая процентная ставка, наоборот, влияет негативно. Я абсолютно согласна с Олегом Дерипаской. Процентную ставку нужно снижать, 5% — идеальная история.

Максим Морозов: Стремимся к 5%, но, к сожалению, идём через 20%. Продолжаем тему инфляции и подорожания. Петербургские вузы принимают на бюджетные места почти 32 000 абитуриентов, но параллельно коллеги подсчитали, что высшее образование дорожает от 3-4% до 25% на некоторых направлениях. Насколько это критично в ситуации, когда все отрасли экономики испытывают кадровый голод?

Виктория Нестерова: У нас переизбыток людей с высшим образованием и недостаток людей, которые готовы работать слесарями механосборочных работ. Поэтому я думаю, что повышение стоимости образования — это фильтрующий, заградительный барьер, который в том числе позволит разграничивать возможность получать высшее образование. И это неплохо.

Максим Морозов: Стимул идти и получать более дешевое среднее специальное образование?

Виктория Нестерова: Конечно, потому что высшее образование не должно быть дешёвым. Наши говорят, что около 2 миллионов в год. Я посмотрела статистику, если брать американские университеты, то в США так и есть: минимальное — 23 000 долларов. В среднем год обучения стоит 40 000-43 000, дорогие курсы — 63 000 долларов. Всё, что дёшево и легко доступно, не очень ценится.

Не может профессор университета получать зарплату 80 000 рублей. Если я сварщика беру на 150 000 чистыми, то не может преподаватель получать меньше 300-350 или даже 400 000! Это работа высококвалифицированная, это работа сложная. Генерация знаний, умений, идей, аналитических способностей. Доставщики еды сейчас получают по 100 000 рублей! Как может профессор университета получать 85 000?!

Нужно провести аудит структур высшего образования. Слишком много руководителей отделов, подразделов, подразделов подразделов, департаментов и всего прочего. Преподавателей пять, а руководителей — десять. Это неправильно. Это приводит к тому, что у нас на низкий уровень качества подготовки выпускников.

Максим Морозов: Наконец, третья тема, которую успеваем обсудить, как раз связана с кадрами. Число новых рабочих мест в Петербурге выросло на 20% за год, подсчитали в HeadHunter. Наблюдается повышенный спрос на работников в сфере розничной торговли. Что можно сказать применительно к промышленности, если берём ретроспективу последнего года?

Виктория Нестерова: Это просто горькое горе. Я тоже посмотрела статистику, в сфере розничной торговли спрос вырос на 41%, в общепите — на 25%. Дефицит кадров достиг, на мой взгляд, просто критического уровня.

Максим Морозов: HeadHunter пишет, что спрос на рабочих вырос на 25%. Значит, не хватает четверти.

Виктория Нестерова: Не хватает. Что самое главное — ровно четверти всего трудоспособного населения физически не хватает нашей стране, чтобы решать текущие задачи. Не развиваться, не уходить в перспективы, не открывать новые направления. На сегодня нам нужно ещё 25%, столько же трудоспособного населения во все отрасли. Я всё понимаю по поводу миграционного законодательства, есть определённые сложности, были форс-мажоры и страшные трагедии... Но когда прилетает самолёт рабочих из стран Азии, и ровно половина этого самолёта по каким-то причинам не прошла контроль, их возвращают назад… Вы думаете, что работать в нашей стране — это большое счастье? У них есть Арабские Эмираты, Турция, Узбекистан. У меня буквально на этой неделе шесть человек развернулись и сказали: «Мы нашли другой регион, мы уезжаем». Они реально уезжают!

Максим Морозов: Что делать? Диагноз мы поставили.

Виктория Нестерова: Я на Петербургском экономическом форуме участвовала в одной дискуссии, где выступал специалист, который рассказал, что давно прорабатывается история о том, чтобы Россия совместно, например, с Узбекистаном, на территории Узбекистана  создавала центры по подготовке сотрудников на переезд. Там — медосмотр, экзамен по русскому языку.

Максим Морозов: Там, на их родине.

Виктория Нестерова: Да. Там, где мигрант мог бы оформить все разрешения, принести бумагу о том, на какое конкретное предприятие он трудоустраивается. При наличии полного пакета документов он покупает билет на самолёт, и гордый, спокойный, не ожидая, что его будут унижать таможенные службы, летит на работу!

Максим Морозов: А не наоборот.

Виктория Нестерова: Да. Необходимо всё делать именно в этих странах, там всё подготавливать.

Максим Морозов: Пришло время подумать о миграционной политике.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.