ЦБ 28.05
$88.69
96.30
ММВБ 28.05
$
<
BRENT 28.05
$83.24
7383
RTS 28.05
1173.92
Telega_Mob

Депутат Рассудов: нужно регулировать не только арендные, но и частные электросамокаты

Как подчеркнул член комитета по законодательству, в Петербурге отсутствуют нормальное регулирование и культура вождения СИМ, а также инфраструктура. Кроме того, Александр Рассудов прокомментировал попытку Смольного исключить из Особой экономической зоны сразу шесть резидентов и оценил опасность устаревания машин такси.
Эксклюзив

Александр Рассудов - Фото: rassudovzaks.ru - Источник

Специалисты Городского центра управления парковками начали контролировать использование электросамокатов в ходе патрулирования, а также с помощью камер наружного наблюдения. Сведения о нарушителях будут направлять в кикшеринговые компании, которые должны привлекать таких пользователей к ответственности и сообщать о принятых мерах. К ответственности пытаются привлечь и резидентов Особой экономической зоны «Санкт-Петербург»: с начала года Смольный подал иски к шести компаниям, которые, по данным чиновников, нарушили условия соглашений. И, наконец, таксопарки обратились к помощнику президента Игорю Левитину с просьбой о господдержке: стоимость новых автомобилей взлетела в некоторых случаях на 80%, при этом средний возраст машин такси в регионах превысил пять лет. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с депутатом Законодательного собрания Александром Рассудовым.

Максим Морозов: Запретить использование электросамокатов предполагается, в частности, на территории Парка 300-летия Петербурга, в Петропавловской крепости и на нескольких центральных улицах с узкими тротуарами, пишет «Коммерсантъ». Отслеживать нарушения будет Центр управления парковками. Как решить проблему электросамокатов?

Александр Рассудов: Мне кажется, решение этой проблемы стоит на трёх китах: культура вождения, правила вождения и инфраструктура. Отсутствует культура вождения, отсутствует нормальное регулирование, отсутствует инфраструктура.

Я бы обратил внимание, что проблема сводится не только к самокатам. У нас также есть проблемы с велосипедистами. Ровно те же вопросы возникают и к ним.

Максим Морозов: Александр, на ваш взгляд, кто должен контролировать электросамокаты? Думаю, что ГИБДД не в восторге от дополнительной работы.

Александр Рассудов: Мне кажется, необходимо взаимодействие. Я согласен, полностью переложить это на плечи ГИБДД не удастся, тем более, что после ряда реформ резко сократилось количество сотрудников, которые работают «на земле», был сделан акцент на фотофиксацию. Здесь должно быть чёткое взаимодействие федеральной структуры в лице ГИБДД и тех или иных структур комитета по транспорту.

Максим Морозов: Если в целом, какими должны быть подходы к организации движения электросамокатов в городе?

Александр Рассудов: Где-то необходимо вводить запрет на передвижение, где не позволяет организовать инфраструктуру ширина тротуаров или прилегающего к тротуарам дорожного полотна, покрытого разметкой платной парковки ради пополнения бюджета и удобства автовладельцев. Где-то есть возможность для создания инфраструктуры, тем более она же не требует создания отдельных объектов благоустройства. По большому счёту, это разметка. Все видели в европейских странах, где велодорожки, по которым перемещаются и велосипедисты, и самокатчики — это просто разметка. Тебя в любом европейском городе очень быстро поправят усиленными звонками в спину, когда ты, как пешеход, заходишь на велодорожку.

У нас идёт борьба именно с арендуемыми самокатами. Хорошо, мы победим арендуемые, станет больше частных самокатов, регулирование которых в принципе отсутствует. Стоит задача регулировать и те, и другие.

Максим Морозов: Продолжаем разговор. С начала года Смольный подал иски к шести резидентам Особой экономической зоны «Санкт-Петербург», которые, по данным чиновников, нарушили условия соглашений. По мнению некоторых экспертов, зона тем самым стремится улучшить совокупные показатели, но есть и опасность, если привлекать только крупный бизнес, в том числе федеральный, то может потеряться смысл существования Особой экономической зоны.

Александр Рассудов: Согласен и с одним, и с другим замечаниями.

Я посмотрел, с кем расторгают договоры. Возникает вопрос: почему не расторгли раньше? Некоторые компании выдавали изначально победные реляции, допустим, станкоинструментальный завод говорил о том, что разместит своё производство аж в 2018 году. Мы расторгаем договор в 2024 году.

Я не знаю всех подробностей, что помешало размещению производства, его разворачиванию, но сам факт того, что от заявленных сроков произошла просрочка в шесть лет, конечно, вызывает недоумение. Почему руки дошли только сейчас? По ряду других компаний, с которыми принято решение расторгнуть договор о технико-внедренческой деятельности, тоже просрочка в несколько лет.

С другой стороны, я абсолютно согласен, здесь даже не то, что зайдёт «крупняк», а то, что он зайдёт уже с отработанными технологиями и просто развернёт на этих площадках производство, которое у него есть. Всё-таки задача — дать шанс тем, кто сейчас находится на стадии разработки и последующего внедрения (может быть не очень большого, но внедрения) товара, который нужен. Всегда нужно принимать во внимание и это. Допустим, в той же фарме невозможно всё сделать по щелчку, если это не лекарства, которые стремятся к эффекту плацебо. Только на НИОКР уходят астрономические суммы. Почему мы по большому счёту никак не можем наладить свою фармацевтику? У нас просто нет таких бюджетов.

Максим Морозов: Наконец, третья тема, которую успеваем обсудить. Общественный совет по развитию такси, обратился к помощнику президента Игорю Левитину с просьбой о господдержке. Стоимость новых автомобилей взлетела в некоторых случаях на 80%, при этом средний возраст машин такси в регионах превысил пять лет, пишет «Парламентская газета».

Александр Рассудов: Старение автомобилей, к сожалению, происходит и будет происходить и не только в области такси, а в целом на дорогах, по понятным причинам. Мы не обладаем собственным адекватным, развитым автопромом, а все остальные от нас ушли. Вся эта история на данный момент, особенно по такси, крутится вокруг лоббистского законопроекта о локализации машин такси.

По большому счёту, называя вещи своими именами, задача – насильственно простимулировать продажи «АвтоВАЗа». Причём у «АвтоВАЗа», сколько мы за ним ни наблюдаем с советских времён, качество и безопасность далеко не на первом месте.

Максим Морозов: Глава «АвтоВАЗа» Максим Соколов буквально бьёт тревогу в связи с засильем китайского автопрома, в том числе в нишах, традиционных для «АвтоВАЗа». Получается, что раньше мешали западные бренды, теперь – китайские?

Александр Рассудов: Не надо испытывать иллюзий. Не умеем мы делать автомобили! Мы не смогли сделать качественный продукт даже при поддержке западных автопроизводителей. Внутри этого же «АвтоВАЗа» сидел Renault-Nissan, и они хоть как-то пытались всё это произвести. При этом он бьёт тревогу, но как-то не говорит о том, что собирается предпринять для того, чтобы продукция «АвтоВАЗа» стала хоть как-то конкурентоспособной. Причём нужно обратить внимание, мы и так снижаем по большому счёту требования к этим автомобилям.

Когда на рынке присутствовали европейские, американские, японские марки, китайцы здесь не могли развернуться. Они были неконкурентоспособны по отношению к тем автомобилям. Европейские, американские, японские, корейские марки ушли с нашего рынка. Нишу опять занял не «АвтоВАЗ», который не предпринял ровным счётом никаких действий для того, чтобы создать хоть какой-то конкурентный продукт, а её, по понятным причинам, заняли китайцы. Это свидетельство того, что автомобиль «АвтоВАЗа» неконкурентный.

Максим Морозов: Александр, какой может быть господдержка? Ведь помощь не только таксистам, а в итоге и пассажирам.

Александр Рассудов: Мне кажется, лучшее, что может сделать государство в данном случае — вообще не трогать эту отрасль, она сама себя отрегулирует. Причём самое интересное, что на протяжении длительного времени отрасль жила сама по себе, государство палец о палец не ударило, чтобы как-то её поддержать. Взялись за неё, как только она стала определённым драйвером в экономике. Отрасль решает много социальных проблем, потому что за счёт этого многие решили не приобретать собственные автомобили, а пользуются такси. У нас за счёт этого, как мне кажется, стало меньше нарушений, связанных с ездой нетрезвых лиц за рулём. Причём не за счёт карательных мер, а потому что ты понимаешь, что можешь оперативно вызвать автомобиль с телефона, сидя в баре, и зачем рисковать своей, а самое главное чужими жизнями?

Как только вмешивается государство, начинаются сбои и удорожания.

Максим Морозов: Традиционная предпринимательская формула «лучшая помощь — не мешать».

Александр Рассудов: Конечно, потому что я пока никакой помощи и действенного регулирования не увидел. Пока это всё сводится к «давайте поддержим «АвтоВАЗ». А что «АвтоВАЗ» нам даст взамен? Хорошо все такси станут «Ладами Грантами»? Я честно вам говорю, как человек, у которого первый в автомобиль был ВАЗ-21099, десять раз подумаю, воспользоваться ли услугами такого такси. Я не испытываю иллюзий в отношении этого автомобиля, не говоря уже о комфорте, а прежде всего о его безопасность.

Максим Морозов: Остаётся только согласиться.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.