ЦБ 28.05
$88.69
96.30
ММВБ 28.05
$
<
BRENT 28.05
$83.24
7383
RTS 28.05
1173.92
Telega_Mob

Адвокат Дарья Титкова: надеюсь, что Метрострой и Мариинский театр найдут компромисс

Руководитель практики разрешения споров «ССП-Консалт» прокомментировала заочную полемику Валерия Гергиева и руководства компании «Метрострой Северной столицы». Также эксперт оценила предложение депутатов Заксобрания компенсировать бизнесу затраты на маркировку товаров и появление возможности пожаловаться в прокуратуру через Госуслуги.
Эксклюзив

Фото: пресс-служба компании «ССП-Консалт»

В компании «Метрострой Северной столицы» заявили, что в настоящее время на «Театральной» не ведутся работы, вызывающие шум и вибрацию. Ранее Валерий Гергиев в интервью «Российской газете» назвал бездумной и глупой политику руководства города, давшего разрешение строить метро непосредственно под Мариинским театром. По словам художественного руководителя Мариинки, здание дрожит каждый день. Образно выражаясь, «дрожат» также многие представители малого и среднего бизнеса: причиной тому — обязательная маркировка товаров. Чтобы нивелировать негатив, депутаты Заксобрания решили предложить федеральным властям взять на себя часть расходов, которые несут предприниматели, пишет РБК. Если же проблемы не решаются, то жаловаться стало проще: обращение в прокуратуру теперь можно направить через сайт госуслуг. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с руководителем практики разрешения споров компании «ССП-Консалт» Дарьей Титковой.

Максим Морозов: Начнём со своего рода заочной полемики маэстро Гергиева и руководства города или руководства Метростроя. Как регламентированы работы на объектах метростроения?

Дарья Титкова: Строительные работы могут нести такие последствия, как те, про которые говорит Гергиев, – здание может дорожать. Но именно для того, чтобы это исключить, до проведения строительных работ проводятся проектные, изыскательские работы, выбираются правильные методы выполнения работ, ведётся горно-экологический мониторинг объекта.

При строительстве объектов метрополитена до начала работ проводятся геодезические изыскания, чтобы исключить последствия, которые могут повлиять в том числе на здание театра. Также делается оценка влияния вибрации на ближайшие здания и объекты.

Строительство самой станции уже закончено, производятся только отделочные работы, ведётся мониторинг. Документация прошла госэкспертизу. В случае наличия отклонений они, безусловно, будут устраняться, поскольку за объектом ведётся наблюдение.

Максим Морозов: Дарья, наверное, можно предположить, что вибрация была не в моменте, а некоторое время назад. Не секрет, что затянувшаяся стройка станции вызывает раздражение у многих горожан, и сотрудники театра не исключение. Просто устали от различного рода строительных работ.

Дарья Титкова: Да, безусловно, я думаю, это сыграло свою роль.

Мариинский театр — очень важный объект для Санкт-Петербурга и для России. Развитие метростроения в Санкт-Петербурге тоже больная тема для города. Я надеюсь, что найдётся консенсус, учитывая, что сама станция уже практически построена и остались только доработки.

Сейчас идёт строительство, решаются вопросы по открытию вестибюлей, поэтому будем надеяться на мирное урегулирование данных вопросов.

Максим Морозов: Ещё одна болезненная тема — это маркировка. У государства и у бизнеса своя правда. С одной стороны, декларируемая цель — ужесточение контроля за продукцией, а с другой — предприниматели опасаются дополнительных расходов, которые так или иначе лягут на плечи покупателей, то есть обычных граждан. Как можно оценить целесообразность инициативы депутатов Заксобрания, которые предложили компенсировать расходы со стороны государства?

Дарья Титкова: Вы всё верно сказали. С одной стороны, маркировка товаров вводилась с целью борьбы с контрафактной продукцией, для отслеживания движения товаров для налоговых целей и вывода производителей из серой зоны, а с другой стороны, это создаёт как для производителей, так и для продавцов дополнительные расходы. Здесь мы говорим не только про покупку оборудования, но в том числе про обучение сотрудников, про комиссию в размере 50 копеек за каждый полученный от «Честного знака» QR-код и так далее. Это огромная дополнительная нагрузка на малый бизнес, поэтому, несмотря на то что целью введения этой системы является более прозрачная предпринимательская деятельность, это точно не способствует развитию малого бизнеса.

Я полагаю, что, если инициатива была от государства, государство и должно помочь субсидиями либо частично взять на себя нагрузку по реализации системы «Честный знак».

Максим Морозов: Дарья, в каком формате и какой может быть помощь государства?

Дарья Титкова: Предложение председателя комитета по промышленной политике по поводу того, что необходимо обратиться за помощью к фондам кредитования малого бизнеса, выглядит утопично. Потому что одним из важнейших критериев отбора на программу кредитования является положительная кредитная история. Если мы говорим про малый бизнес, то, скорее всего, у многих такая кредитная история пока просто отсутствует в силу того, что они только начинают вести свою предпринимательскую деятельность. Более того, необходим большой обосновывающий пакет документов, который выглядит внушительно. Поэтому, на мой взгляд, если говорить про поддержку государства, возможно, субсидии или предоставление данного оборудования малому бизнесу немножко облегчат финансовую нагрузку. Что касается дальнейших платежей, они, безусловно, присутствуют, но самая большая часть затрат — на приобретение оборудования.

Есть платежи за пользование программами, они составляют около 20 тысяч рублей в год, это не такая большая сумма. Я думаю, такие платежи малый бизнес может легко потянуть. Тем не менее хочется, чтобы в 2025 году, когда будет приниматься бюджет, малый бизнес услышали, и план субсидирования был всё-таки утверждён.

Максим Морозов: Последняя тема, которую успеваем обсудить. Прокуратура становится ближе. Обращение в надзорный орган теперь можно направить через сайт Госуслуг. Как можно оценить нововведение, и если есть ли риск, что прокуратуру теперь просто завалят жалобами?

Дарья Титкова: Формат подачи жалобы в прокуратуру в электронном виде — это не новшество. Интернет-приёмная генеральной прокуратуры на их официальном сайте успешно работала и работает при наличии доступа в Интернет. Поэтому любой желающий мог подать жалобу и до этого нововведения. Здесь я бы не стала говорить о том, что именно внедрение в Госуслуги увеличит количество жалоб.

Мы можем говорить только о новых интеграциях в Госуслуги, что не может не радовать, так как Госуслуги являются уникальным продуктом в мире, и любые интеграции всегда приветствуются, и облегчают гражданам взаимодействие с любыми госорганами. Сейчас Госуслуги активно используют и при обмене документами в судебной системе, с чем мы, юристы, сталкиваемся каждый день.

Максим Морозов: Тем не менее жаловаться стало проще. Есть ли опасность своего рода «потребительского экстремизма», и того, что граждане начнут злоупотреблять правом?

Дарья Титкова:

Возможно, заявлений в прокуратуру будет больше, но мы прекрасно понимаем, что у ведомства есть и шаблонные ответы для ситуаций, когда жалоба не обоснована. Да, можно предположить, что необходимо будет привлекать дополнительные силы сотрудников, которые будут отвечать на эти жалобы. Но, я думаю, что глобальных трудностей для прокуратуры не появится.

Максим Морозов: Будет любопытно через определённое время посмотреть статистику обращений в прокуратуру через Госуслуги.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.