ЦБ 17.10
$71.24
82.73
ММВБ 17.10
$73.2
86.68
Эко_Моб

Тамаз Мчедлидзе: О философии врача, команде профессионалов и новых технологиях

Первую стоматологическую клинику он открыл в сентябре 1991 года, всего через несколько дней после исторического переименования Ленинграда в Петербург. С самого начала он сделал ставку на профессиональную команду, высокие технологии и непрерывное повышение квалификации. Его концепция – это не сеть, а именно система клиник, основывающаяся на комплексном подходе к решению медицинских проблем пациента. Он – приверженец здорового образа жизни, основные идеи которого изложил в книге «Возвращение к себе» и воплотил в велнес-курорте BIOLI в Грузии. Тамаз Мчедлидзе – основатель Системы клиник МЕДИ, которая отмечает 30-летие, – герой программы «Давайте обсудим!» с Максимом Морозовым.

ФОТО: Пресс-служба Bioli Wellness Resort

Максим Морозов: В студии Максим Морозов. Сегодня я рад приветствовать основателя Системы клиник МЕДИ, председателя правления Медицинской палаты Санкт-Петербурга, доктора медицинских наук и прочая, прочая, прочая – Тамаза Мчедлидзе. Тамаз Шалвович, здравствуйте!

Тамаз Мчедлидзе: Здравствуйте!

Максим Морозов: Мы с вами беседуем в год 30-летия Системы клиник МЕДИ, но не могу не задать первый вопрос, который касается коронавируса.

Тамаз Мчедлидзе: Я человек, преданный науке, верю исключительно научным данным. На сегодняшний день человечество достаточно продвинулось, знаний у нас гораздо больше. Я даже вижу некоторый плюс, ведь согласитесь, вирусологи мира до этого получали мизер инвестиций в изучение вирусов. Хотя вирусы – это основа, им миллиарды лет, а нашим клеткам – миллионы, они старше нас в разы.

Сейчас всё человечество направило все свои силы, триллионы долларов и все мозги на работу с этим вирусом. В качестве положительного побочного эффекта я вижу то, что в ближайшие пять, максимум 10 лет мы получим мощнейший скачок мировых медицинских знаний и лечебных технологий. В том числе, против рака и многого другого.

Максим Морозов: Первая клиника МЕДИ открылась в Петербурге на 10-й Советской улице в сентябре 1991 года.

Тамаз Мчедлидзе: 30 сентября 1991 года.

Максим Морозов: Год был примечательный. 6 сентября Ленинград был переименован в Петербург. Сентябрь – значимый месяц для нашего города.

Тамаз Мчедлидзе: Я свою первую клинику открыл в Санкт-Петербурге – в моём любимом городе.

Максим Морозов: 30 лет МЕДИ. Что позволяет компании все эти годы сохранять конкурентоспособность?

О СЕКРЕТАХ УСПЕХА

Тамаз Мчедлидзе: Естественно, это люди. Люди и ещё раз люди. В первую очередь, среди этих людей – доктора.

Самое главное, что мне удалось по образу и подобию подобрать коллег с душой и с умением любить пациента, сострадать и стремиться к высочайшему профессионализму.

Эти механизмы очень здорово помогли. Я даже определил для себя два типа врачей. Первый тип врачей, которые идут в медицину: они чувствуют свою значимость, что они могут спасти людей. Это внутреннее эго кормят своим величием, что они спасатели, они великие. Таких докторов я близко к себе стараюсь не подпускать. Эти доктора, как правило, быстро выгорают. Есть второй тип врачей, которые кайфуют, получают высочайшее удовлетворение от того, что Господь допустил их до врачевания. Они допущены до святая святых. Они могут побеждать болезни и от этого кайфуют. Эти врачи не подвержены выгоранию, эти врачи самые дорогие, самые ценные мои коллеги. Второй наш секрет – мы же первые в стране сделали свою образовательную систему, первый частный отраслевой институт последипломного образования. Он – до сих пор единственный в стране – аккредитован государством. Наши доктора, работая некоторые все 30 лет, некоторые – 25 лет, некоторые – 20 лет, ещё и преподают в институте, делятся знаниями. Это всё обязывает быть.

Мы же первые в стране сделали свою образовательную систему, первый частный отраслевой институт последипломного образования. Он – до сих пор единственный в стране – аккредитован государством на уровне.

Максим Морозов: Вы обмолвились о том, что очень важно передавать знания. В одном из интервью вы сказали, что несколько поколений женщин в вашей семье были народными целительницами.

О ПРЕЕМСТАЕННОСТИ ПОКОЛЕНИЙ

Тамаз Мчедлидзе: Когда я был ребёнком, мама меня отправляла в деревню к бабушке. Помню с пяти-шести лет. Моя бабушка была целительницей. Она мне рассказывала, как ей рецепт ещё её бабушка передавала. Я видел ребёнком, как она лечит людей, и как люди её любят, обожают. Что ребёнку надо? Ребёнок хочет тепла, любви.

И я, видя, как бабушку все любят, с шести лет знал, что самое лучшее в мире, чем человек может заниматься, – это врачевание.

По сути, благодаря нашей бабушке и сестра, и брат – все трое мы стали врачами.

Максим Морозов: Ещё любопытная была история, как вы боролись с очередями. Я в одном из интервью читал, вы регулировали это стоимостью пломбы: если на рынке было 5 долларов, то вы сделали, по-моему, 50.

Тамаз Мчедлидзе: Когда я увидел, как пытаются давать взятки нашим администраторам, лишь бы без очереди записаться, когда в ужасе увидел, что мы возвращаемся в советскую стоматологию, откуда я бежал (тогда про маркетинг никто понятия не имел), я начал потихоньку поднимать цены. Очередь была вперёд на год. И чтобы уменьшить очередь до месяца, мне пришлось цены потихоньку поднять в 10 раз.

Максим Морозов: Сегодня в системе работает около 1,5 тысяч сотрудников. Как управлять таким большим коллективом? Ведь люди совершенно разные, разного возраста, разные поколения.

О ЦЕННОСТЯХ КОМПАНИИ, СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ И КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ НА РЫНКЕ

Тамаз Мчедлидзе: Медицина идеально подходит для горизонтальной системы управления, для процессного управления. Ведь врач (со своей командой взаимодействуя с пациентом, по сути, по горизонтали) принимает все решения в рамках стандартов, в рамках знаний, в рамках задач. Но принимает решение он. Видя какую-то проблему у пациента, врач не бежит смотреть инструкции, не спрашивает разрешения у начальника. И мы работаем практически в горизонтальной системе управления, которой, по сути, пронизана наша команда.

У нас в системе доминирует процессное управление. Это позволило очень гармонично и мотивированно работать и всем службам, и всему персоналу. Каждый – начальник в своём деле. И эта система нам позволила без сбоев за эти годы, за 30 лет, пронести лидерство.

Максим Морозов: Второй важный аспект – это взаимоотношения с пациентами. Сложный вопрос, ведь пациент - не специалист, не медик. И он в своих отзывах о клинике, ориентируется на собственное восприятие, на своё чувство, не будучи профессионалом. Как у вас выстраивается обратная связь с пациентами?

Тамаз Мчедлидзе: До обратной связи я расскажу о внутренней обратной связи. Как-то мне наши коллеги из научной госсистемы сказали: «Вы – коммерческая медицина, вам лишь бы с пациентов денег содрать побольше». И я первый в нашей стране защитил кандидатскую, а затем докторскую диссертацию по организации здравоохранения в рыночных условиях.

Я ввёл в шоковое состояние наше научное сообщество, доказав им на их языке, что успешная коммерческая медицина может быть только в случае, если она пациентоориентирована.

Помню, у нас был отбор в 1995 или 1996 году. Меня разозлили, когда сказали: «Вам лишь бы денег зарабатывать». Приходит доктор на собеседование, у нас тогда ещё стоматология была доминирующая. Последнее собеседование, где я уже принимал участие. Я, заведённый этими людьми, говорю: «Доктор, коллега, вы понимаете, что мы – коммерческая медицина?» «Да, я готова работать и в выходные выходить». «Но мы – коммерческая медицина, мы же деньги должны зарабатывать» Я продолжаю: «Доктор, у пациента то ли есть кариес, то ли нет, что вы сделаете?» «Я внимательно посмотрю, продиагностирую». Я склоняю её к тому, что нет кариеса, но надо высверлить, поставить кариес и денег заработать. И когда она поняла, что я её к этому склоняю, то покраснела и заплакала. Я подбежал, схватил её: «Милая, родная, только такие доктора мне и нужны! Только с такими, как ты, я смогу быть конкурентоспособным!» «Доктора, – говорю, – вы хотите зарабатывать?» Если кто-то говорит, что «Не хочу» – это лукавство. Когда кто-то думает только о деньгах – это уже другая крайность.

Честность, порядочность, профессионализм, преданность делу, любовь к людям, сострадание – это наше конкурентное преимущество.

К пациентам надо относиться, как к своему родному ребёнку. И я горд тем, что за наши 30 лет у нас лечатся три поколения пациентов, они уже внуков к нам приводят, они нам внуков своих доверяют. Это высшая оценка.

Максим Морозов: Вопрос по поводу оценки. Как Вы считаете, в какой мере можно доверять рейтингам?

Тамаз Мчедлидзе: Мы периодически попадаем в рейтинги, нам периодически дают первое место, но, тем не менее, я скажу:

Самый главный рейтинг – это, когда пациенты голосуют своими ножками, приводят своих родных людей. На самом деле, это наивысший рейтинг.

Максим Морозов: У меня к вам вопрос как к организатору здравоохранения, непосредственно по бизнесу. По какому принципу вы расширяете систему клиник, начиная от выбора места, где будет клиника, от локации, и заканчивая дизайн-проектом? Насколько вы сейчас вовлечены во всё это, и какие принципы вы здесь исповедуете?

Тамаз Мчедлидзе: Моя основная, фундаментальная задача в своей компании – быть носителем ценностей. Это отношение к пациенту, как к своему родному человеку, и высочайший профессионализм для того, чтобы своему родному человеку сделать всё самое лучшее. Моя задача, моя миссия – проносить это через годы. Но заниматься дизайном, всеми остальными работами – было бы мне абсолютно неправильно, для этого работает вся команда. Для этого у нас существует многофакторная система управления. Но мы не расширяемся ради расширений. Бывает, например, пациент приходит, ему нравится доктор. «Ой, – говорит, – доктор, давайте откроем кабинет». Ребята мои дорогие, клиника – это как живой организм, это как пчелиная сота. Ты не выдернешь одну пчелу, двух пчёл, ты не построишь другую клинику. Надо всю команду пересаживать. И мы, когда видим, что команда вырастает, в команду потихоньку добавляем более молодых, которых переваривает система, их системно реижинирует и делает такими же, как вся команда. Команда растёт. И когда вырастает из своих штанов, тогда мы находим места, откуда пациенты приходят наиболее часто, и там открываем клинику.

Моя основная, фундаментальная задача в своей компании – быть носителем ценностей. Это отношение к пациенту, как к своему родному человеку, и высочайший профессионализм для того, чтобы своему родному человеку сделать всё самое лучшее. Моя задача, моя миссия – проносить это через годы.

Дизайн, безусловно, должен быть для того, чтобы человек, во-первых, чувствовал себя комфортно. Потому что, что ни говори, когда человек приходит к медикам, это всё же стресс. Нужно, чтобы стресс был минимизирован. Во-вторых, необходимо, чтобы максимально сохранялись условия стерильности. Минималистичность – это идеально. Но, в то же время, чтобы человек чувствовал себя комфортно.

Максим Морозов: Тамаз Шалвович, Система клиник МЕДИ – это элитные клиники. Если не ошибаюсь, вы экспериментировали со средним сегментом, но вернулись.

Тамаз Мчедлидзе: С эконом-классом.

Максим Морозов: С эконом-классом. Были две клиники, но вы вернулись в элитный сегмент.

Тамаз Мчедлидзе: Да, безусловно.

Когда вся система наточена на высший, лучший, максимальный результат, оказалось, что эта команда, и, слава богу, не умеет работать в эконом-сегменте. Это оказалось очень просто. Когда мы это увидели, когда мы это поняли, то перестали мучать себя и свою команду. Поэтому мы целиком и полностью вернулись в бизнес - и элит-классы.

Вы сказали «сеть», я вас поправил – «система» клиник. Дело в том, что, попадая в одну из любых клиник, вы попадаете в систему. Вся информация стекается в единую систему. И когда сложный случай даже в филиале клиники, его рассматривает главный специалист, команда специалистов, и врач всегда может получить консультации у своих коллег, у команды. Благодаря этой системе у нас родилась эстетическая медицина. Пластическая хирургия уже как следствие эстетической медицины. Благодаря этому у нас сформировалась фантастическая команда семейной медицины. Это доктора, которые научились, умеют работать в интеграционной медицине именно системно. Доктор – это наш инструмент, наше лицо, но это лицо поддерживают скелет, мышцы, сердце, легкие: всё работает на него, вся команда. Мы первые в стране сделали MBA в здравоохранении в рамках нашего института. Врач, попадающий в нашу команду, ещё больше раскрывается и преображается. Есть врачи, которые отмечают 30-летие в компании. В системе уже более 400 врачей.

Максим Морозов: Как вы пришли от стоматологии к велнес-курорту BIOLI в Грузии?

О «МЕДИЦИНЕ ЗДОРОВЬЯ»

Тамаз Мчедлидзе: Я пришёл не от стоматологии, а от интегративной медицины.

Я понял, что нам надо видеть человека целостно, помимо медицины болезней надо формировать медицину здоровья – недопущение человека до болезни.

Максим Морозов: Превентивная медицина.

Тамаз Мчедлидзе: Не совсем. Превентивной медициной мы занимаемся и в клиниках. Наша семейная медицина занимается превенцией, чтобы люди не болели, чтобы у них не было проблем.

В BIOLI мы создали новую систему: диагностика и управление ресурсами здоровья. Это немножко другое. Это и не превентивная медицина, и не реабилитация, и не лечение болезней, а это всё вместе – управление ресурсами здоровья.

На нас в жизни воздействуют четыре группы факторов.

Первая группа – это наши генетические данные, то, что рано или поздно проявляется или не проявляется.
Вторая группа факторов – это экология. Мы, петербуржцы, к сожалению, обитаем не в лучших экологических условиях. Я всегда шучу, что Петру Первому докладывали, что в устье Невы жить можно вахтовым методом до полугода. Он взял и город основал! Зато у нас есть фантастические плюсы, белые ночи и величавость нашего города.
Третья составляющая – это группа наших привычек. Неправильная физическая активность, гиперактивность либо гипоактивность. И многие другие факторы, которые влияют на состояние нашего здоровья.
Четвёртая группа факторов – это уже существующие, накопленные проблемы. Человек может случайно попасть в аварию, случайно подхватить инфекцию. Всё это меняет состояние здоровья. С учётом этих четырёх групп факторов каждый из нас имеет свой ресурс здоровья. Причём, в разном возрасте мы будем иметь разный ресурс здоровья.

Задача диагностировать и помочь управлять, правильно расходовать ресурсы, подкручивать, тюнинговать ресурсы здоровья – это и есть велнес-курорт BIOLI.

К сожалению, так как Петербург экологически для этого не подходит, мне пришлось выбирать на исторической Родине такое место. Высота – 1150 метров над уровнем моря, структура воздуха на высоте 1000-1500 метров наиболее оптимальна. Где долгожители живут? В горах. Ионизация воздуха и многие, многие другие факторы.

Максим Морозов: Кто сегодня, в основном, приезжает на курорт BIOLI? Что за аудитория?

Тамаз Мчедлидзе: Изначально идеология BIOLI заключалась в создании системы управления ресурсами здоровья для пациентов МЕДИ. Если уж делать – делать всё, до конца. Идеология МЕДИ – это долгосрочные, взаимовыгодные отношения с пациентами. Вести пациентов по жизни. Но с учётом того, что то самолёты запретили, то границы закрыли, то, то да сё, свято место пусто не бывает – сегодня у нас основные гости это Израиль, Катар, Кувейт и Эмираты.

Максим Морозов: Сейчас много говорят о корпоративной социальной ответственности, такой поворот, тренд. В какой мере и чем должна заниматься компания, если мы говорим об общественной деятельности, о социальной? Такая компания, как клиника.

О СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Тамаз Мчедлидзе: Мы очень много занимались оздоровлением природы, «Чистые озёра», чистили мусор и так далее.

Но всё же наиглавнейшая социальная ответственность медицинской компании – выращивать наикласснейших врачей и лечить наикачественнейшим образом своих пациентов. Наша социальная ответственность, ответственность моей команды – делать такую медицину, за которую не стыдно будет в любой точке мира.

Максим Морозов: Тамаз Шалвович, если мы с вами говорим о таких сегментах, как «бизнес», «элит», они предполагают особую аудиторию и особое отношение к этой аудитории, к пациентам, к клиентам. Некоторые из них становятся товарищами и друзьями. Мы вспоминали Игоря Спасского, можно вспомнить Анатолия Собчака. В чём особенность работы с такими пациентами?

Тамаз Мчедлидзе: Особенность работы с такими пациентами – это «не предать». Наша задача, чтобы они понимали: всё, что мы делаем, лучше нас другие не сделают.

Максим Морозов: О здоровом образе жизни. Я в одном из ваших интервью прочитал, вы обмолвились, что каждый второй житель Грузии имеет «во-о-от такой живот». Сказываются переедание за столом и культура потребления. Свои правила питания вы сформулировали в книге «Возвращение к себе». На что необходимо обращать внимание, на ваш взгляд, в здоровом образе жизни?

О ЗДОРОВОМ ОБРАЗЕ ЖИЗНИ, ИММУНИТЕТЕ И БУДУЩЕМ

Тамаз Мчедлидзе: В первую очередь, на здоровую психику. Надо к жизни относиться позитивно. Медициной, наукой доказано: когда люди, у которых кругом враги, сидят в окопах и отстреливаются, у этих людей обменные процессы нарушаются, у этих людей идут сбои в организме, потому что это постоянный стресс, это безумный стресс. Надо к жизни относиться позитивно. Стресс-факторы надо снимать всегда, а не продуцировать их. Это как когда домой приходите, душ принимаете, снимаете грязь. А люди, у которых кругом враги, эту грязь на себя, наоборот, накидывают. У этих людей со здоровьем, безусловно, проблемы. Поэтому я всегда говорю: с точки зрения здоровья, позитивным быть полезно и выгодно.

Конечно, и правильное питание, конечно, и правильная физическая активность, своевременный контроль врачами вашего любимого, родного организма.

Согласитесь, бывали же случаи, когда лежишь больной, все твои дела по боку, вообще еле дышишь, то ли на этот свет, то ли на этот. Твои родные приходят, жалеют тебя, придут, тебе примочки сделают, врач придёт послушать, лекарства выпишет, но выкарабкиваться из этого всего – тебе, твоему организму. Наш родной дом – это наше тело, которое мы покинем последними. Как мы будем «менеджировать», извиняюсь за выражение, нашим родным домом, так он с нами и проживёт.

Заниматься менеджментом своего тела, своего организма и своей психики – это задача. Кто как выполнит, тот так и будет жить.

Каждый цивильный человек должен иметь своего личного врача, семейного врача, который ведёт по жизни.

Максим Морозов: О перспективах развития не могу не спросить. Какие основные векторы вы могли бы выделить?

Тамаз Мчедлидзе: Превентивная медицина. В условиях COVID таких здоровых, вроде бы здоровых людей косило. Когда мы говорим об иммунитете – это очень ёмкое понятие. Но иммунитет – это конгломерат состояния, заниматься иммунитетом крайне важно. Я знаю очень много людей, которые боялись идти к стоматологу. А полость работа – это самый грязный орган, во рту инфекции. Токсины, попадая в организм, влияют и на сердце, и на органы. А потом мы говорим о здоровье. Куча других разных хронических заболеваний, которые мы запускаем, а потом говорим, какой там у нас иммунитет? Вроде бы, человек здоровый, а потом оказывается – ба-бах, и свалило.

Поэтому мощная тенденция – это взгляд на человека, на его здоровье с точки зрения укрепления иммунитета, с точки зрения системного, интеграционного подхода.

Какими инструментами будем пользоваться в будущем? Это цифровизация, искусственный интеллект, новые клеточные технологии и многое, многое другое.

Максим Морозов: Тамаз Шалвович, концептуально: заменит ли когда-нибудь робот врача, заменит полноценно?

Тамаз Мчедлидзе: Полноценно не заменит, потому что всегда останется врачебная интуиция. Не надо говорить о замене роботом (врача) , надо говорить о фантастической помощи. В качестве лечения, в качестве диагноза и прочего.

Максим Морозов: Огромное вам спасибо за интересную беседу!

Тамаз Мчедлидзе: Огромное вам, пожалуйста! Здоровья и ещё раз здоровья. Поверьте, без здоровья всё – ничто. И это, я уверен, почувствовал хоть раз в жизни, но каждый.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Крупный застройщик Evergrande из Китая рискует обанкротиться в ближайшее время
Китайская группа компаний Evergrande, в том числе и ее крупнейшее строительное подразделение, находятся на грани дефолта. Мировые рынки давно фиксировали…
О  внесении законопроекта, который разграничит понятия «таунхаус» и «многоквартирный дом»
Своя земля и в горсти мила. В Госдуму внесли законопроект, который разграничит понятия «таунхаус» и «многоквартирный дом». Авторы инициативы считают, что…
Почему выборы в Петербурге вновь оказались одними из самых скандальных?
Очередное заседание Адвокатского клуба посвящено нарушениям на парламентских выборах в Петербурге.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.