ЦБ 18.04
$94.32
100.28
ММВБ 18.04
$
<
BRENT 18.04
$87.54
8257
RTS 18.04
1154.28
Telega_Mob

АЛЕКСЕЙ МАКЕЕНКОВ: Цифровая трансформация бизнес-процессов — это сейчас условие выживаемости

Какие инструменты и технологии наиболее эффективны для автоматизации бизнес-процессов? Какие IT-решения для предпринимательства сейчас задают тренд? И в чем заключаются основные вызовы для отрасли на ближайшее время? Об этом обозреватель Business FM Петербург Татьяна Копылова беседует с Алексеем Макеенковым, генеральным директором АО «Компьютерные системы для бизнеса» (CSBI), отметившей в этом году 30-летие деятельности.

ФОТО: Личный архив Алексея Макеенкова

Татьяна Копылова: Ваша компания CSBI предоставляет полный комплекс решений в области автоматизации финансовой деятельности. Не могли бы вы расшифровать, что это значит? Чем вы, собственно говоря, занимаетесь за свою тридцатилетнюю историю?

Алексей Макеенков: Прежде всего, мы 30 лет занимаемся тем, что пишем софт, мы software-компания, наше название не только CSBI, это название историческое, оно у нас с 1993 года. Называемся мы «Компьютерные системы для бизнеса» — это более российское название, более понятное для всех. Мы разрабатываем софт для банковского и государственного сектора, это у нас было в базе. Сейчас наши горизонты немножко расширились. Мы работаем не только с банковскими структурами, но и с другими компаниями, с другими представителями российского бизнеса. Поэтому ряд наших решений работает уже за пределами привычного для нас банковского сектора.

Татьяна Копылова: Малый и средний бизнес в основном?

Алексей Макеенков: Малый, средний, крупный бизнес… Я бы сказал, малый — нет. Скорее средний и крупный. Это история для крупного и средне-крупного бизнеса.

Татьяна Копылова: Какие же, по вашему опыту, IT-решения сегодня задают тренд? И, хоть этот вопрос достаточно банален, но от него не уйти - какое влияние на российский рынок оказал уход западных и иностранных игроков?

Алексей Макеенков: Для нас, как для российского разработчика, я считаю, открылись новые перспективы. Честно могу сказать, что спрос на наши решения увеличился. Может быть, нам повезло, что мы попали в тренд ещё задолго до их ухода, потому что наши решения были так или иначе направлены на импортозамещение. У нас ведь встало в полный рост импортзамещение только последний год. До этого мы с 2014 года о нём только говорили: кто-то робко, а кто-то не очень. Мы обратили внимание на эту историю, и так получилось, что несколько наших продуктов как раз были нацелены на импортозамещение. Хотели мы этого или не хотели? Может быть, мы специально в это и не целились, но так получилось, и получилось вовремя.

Татьяна Копылова: Как вы так предсказали? За сколько до этих событий начали разрабатывать?

Алексей Макеенков: Мы решение, которое сейчас у нас сейчас является флагманским, начали разрабатывать, наверное, на рубеже 2016-17 годов. То решение, которое сейчас находится в промышленной эксплуатации у ряда наших клиентов в крупном частном бизнесе, в государственном секторе, как раз в то время и начинало разрабатываться. Сейчас оно активно идёт в тираж.

Татьяна Копылова: Ваша компания, насколько я знаю, практически не занимается разработкой программного обеспечения в плане информационной безопасности. Тем не менее, эта тема в последний год волнует очень многих, потому что прошлый год запомнился масштабными хакерскими атаками на бизнес-инфраструктуру. И крупные компании, и небольшие компании от этого страдали. На ваш взгляд, есть ли действительно такая проблема, и какие изменения в этой части происходят?

Алексей Макеенков: За последнее время, я считаю, что ничего фатального, в целом, не происходит. Все, что было, происходило и раньше, будет происходить и в будущем. Естественно, из-за текущей ситуации, наверное, количество таких атак может увеличиваться. Это вечная игра в кошки-мышки: кто-то догоняет, кто-то убегает.

Татьяна Копылова: Может быть, этим атакам сейчас просто уделяют слишком большое внимание?

Алексей Макеенков: Возможно, потому что они на слуху. Но я считаю, что все, что происходит у нас, не сильно отличается от того, что происходит на замечательном Западе. Там есть такие же утечки, точно так же убегает информация. Точно так же есть и внешние атаки, и внутренний фронт. Мы все это дело видим. Вопрос в том, как это освещается.

Татьяна Копылова: А если мы сравниваем с Западом, можно ли сказать, что уровень защиты на таком же уровне, как у западных компаний?

Алексей Макеенков: Я скажу моё мнение: мы ничуть не отстаём. Мы мало чем уступаем Западу, по некоторым критериям мы его и превосходим. Если мы посмотрим, например, на то, как наша страна преуспела в Госуслугах, мы скажем смело, что мы впереди планеты всей! Этим можно гордиться. С точки зрения инфобеза, решения, которые есть на российском рынке, и раньше были представлены на западном — это хорошие, сильные, классные решения, которые помогают клиентам защитить свои данные.

Татьяна Копылова: Давайте тогда об автоматизации бизнес-процессов. Как сегодня к этому процессу относятся компании?

Алексей Макеенков: Компании должны трансформировать свои бизнес-процессы в цифровом поле. Цифровая трансформация, как бы мы её ни называли, — это сейчас условие выживаемости. Так или иначе, многие компании к этому подходят. Управление бизнес-процессами, управление взаимоотношениями с клиентами, которые переходят в цифровой формат… Мы все понимаем, что нам очень удобно пользоваться мобильными средствами связи для доступа к сервисам наших потенциальных партнеров и компаний, которые предоставляют нам свои услуги. Для нас это уже привычно. Это уже скорее из разряда «должно быть», а не вопрос желания.

Татьяна Копылова: Тем не менее, у меня есть статистика. В прошлом году некоторые аналитики утверждали, что полностью вывести из оборота бумажные документы получилось лишь у 5% организаций. Пять процентов — это же так мало. Как будет меняться статистика?

Алексей Макеенков: Медленно, но будет меняться. Статистика, я думаю, правильная. Так же, как у нас нет ничего фатального в инфобезе, так же и от бумаги мы завтра не откажемся. Да, бизнес-процессы уходят в цифру. Но в любом случае никто папочки не отменял, и бумаги в них всё равно складываются. Кроме «цифровых следов», к которым мы уже вроде привыкли, от нас остаётся и «бумажный след». Думаю, что этот тренд будет ломаться в ближайшие десять лет.

Татьяна Копылова: Десять лет?

Алексей Макеенков: Думаю, да. Не меньше. В ближайшие лет 5-10 мы не откажемся от бумаги. Её будет становиться меньше, но она всё равно пока будет нас сопровождать.

Татьяна Копылова: Неужели рано или поздно её вообще не станет?

Алексей Макеенков: Нет, она останется. Просто её станет меньше.

Татьяна Копылова: На ваш взгляд, в этом процессе трансформации что сложнее? Технические моменты и софтовые решения или все-таки переключение сознания людей на то, что автоматизация бизнес-процессов очень важна?

Алексей Макеенков: Сознание сложнее переключить. Технологии у нас готовы. Рынок технологически готов на замещение бумаги электронно-цифровыми подписями. С точки зрения психологии людей мы пока ещё не до конца готовы. Чем больше цифровых сервисов, чем больше вокруг вас будет цифрового окружения, тем быстрее будет меняться ваше сознание.

Татьяна Копылова: Если говорить о каких-то конкретных инструментах и технологиях, какие из них, на ваш взгляд, наиболее эффективны с точки зрения автоматизации бизнес-процессов?

Алексей Макеенков: Сейчас есть тренд BPM. Это история по сбору аналитики. На мой взгляд, у нас волна автоматизации середины десятых годов подходит к концу. У многих в работе системы, которые внедрялись в двухтысячных годах. Сейчас это лоскутное одеяло, так называемое «лего из систем» требует замены. У любого ПО есть свой жизненный цикл. Он может быть пять или десять лет, но рано или поздно всё равно надо заменять. Сейчас мы стоим именно на пороге этого. То, что в своё время было сделано на западных технологиях, сейчас стремительно трансформируется. Точно будет ждать трансформации история с СУБД. Это потянет за собой в принципе изменение ландшафта и изменение систем. Мы, конечно, можем называть это импортозамещением, но на самом деле и без него есть тренд на замещение систем, которые были внедрены в 2005-2008 годах, потому что время подходит. Система не может работать бесконечно.

Татьяна Копылова: В завершении нашей беседы - как раз о ближайшем будущем, о том, что нас ждёт. Стоит ли с учетом нынешних тенденций ожидать какие-то вызовы и изменения в IT-отрасли в ближайшие годы? Какие цели перед собой ставит ваша компания?

Алексей Макеенков: Прежде всего, компании нужно бежать, нужно что-то делать, какой-то продукт. Этим мы и занимаемся. Сейчас мы направлены на историю с продуктами в области цифровой трансформации, в области управления процессами, это продукты, связанные с нейронными сетями. Но сейчас есть и другие вызовы для IT-компаний — то же удержание персонала. Текущая ситуация влияет на персонал. Мы стараемся это делать достаточно эффективно. Многие задачи и у нас переносятся в цифру. Но главное то, что мы должны создавать новые продукты и не останавливаться.

Татьяна Копылова: А в целом у отрасли тоже есть глобальные вызовы? Сейчас многие говорят о том, что перед нашей IT-отраслью стоят такие задачи. Есть такое? Или без какого-то сотрудничества с Западом это невозможно или, может быть, ненужно?

Алексей Макеенков: Многие вещи мы копируем. А иногда копия бывает и удачнее оригинала, и нам есть на что равняться. Пандемия показала, что история IT стала глобальной. Мы можем смотреть на любые практики и системы, которые есть в Америке, Азии, ближнем зарубежье. Тем не менее, ты всегда анализируешь, что у коллег получилось лучше, и как ты можешь это улучшить. Нет цели заново изобретать велосипеды.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

В Петербурге этот июль прохладный и временами дождливый. А «летний дождь, — по словам японской писательницы Бананы Ёсимото, — всегда несет с собой запах…
Нужно ли ориентироваться на время года при проведении пластической операции на теле? Каким образом проходит восстановление в летний период после манипуляций…
Как бег с единомышленниками по центру Северной столицы укрепляет бизнес? Сколько можно заработать, пробежав «марафон на шестерых»? И кого из звезд спорта…
Как со временем меняется роль девелоперов в пространственном развитии Петербурга? Чем примечателен проект Левашовского хлебозавода как новой точки притяжения…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.