ЦБ 21.04
$93.44
99.58
ММВБ 21.04
$
<
BRENT 21.04
$87.39
8166
RTS 21.04
1173.68
Telega_Mob

ЭДУАРД ТИКТИНСКИЙ: Левашовский хлебозавод стал точкой притяжения туристов со всей России

Как со временем меняется роль девелоперов в пространственном развитии Петербурга? Чем примечателен проект Левашовского хлебозавода как новой точки притяжения туристов со всей страны? И каковы пожелания строителей по оптимизации взаимодействия с городскими властями? Об этом – в интервью шеф-редактора Business FM Петербург Максима Морозова с президентом Группы RBI Эдуардом Тиктинским в проекте «Искусство девелопмента».

ФОТО: Пресс-служба строительной компании RBI

Максим Морозов: Как, на ваш взгляд, со временем меняется роль девелоперов в пространственном развитии?

Эдуард Тиктинский: Девелоперы становятся более зрелыми и опытными, появляются амбиции и желание оставить после себя что-то значимое для города.

Очень важно сотрудничество с городом, потому что сейчас городские правила по всем обременениям существуют одинаково как для объектов в чистом поле, так и для преобразования центральных районов и районов, в которых существует уже давно недействующая промышленная застройка. На мой взгляд, это неправильно.

Если взять самый последний пример — это воссоздание Левашовского хлебозавода, которое осуществила Группа RBI. Во-первых, это стало возможно только благодаря тому, что проект реализовывался одновременно с элитным жилым комплексом Futurist, и деньги, которые мы зарабатывали на жилье, реинвестировались в Левашовский хлебозавод. Мы потратили более миллиарда рублей на воссоздание этого объекта культурного наследия, памятника, посвящённого, в том числе блокаде. Там выпекался хлеб в течение всей блокады Ленинграда. Очень сложный объект, 7 500 метров, с массой сюрпризов в процессе воссоздания.

Максим Морозов: Вы его больше воспринимаете как социальную ответственность либо рассчитываете на возврат инвестиций, но, может быть, чуть дольше, нежели от классического бизнес-проекта?

Эдуард Тиктинский: Мы эмоционально воспринимаем его как подарок себе и городу на 30-летие RBI. Этот объект частично стал нашим домом, мы перевели туда головной офис. RBI теперь размещается в объекте культурного наследия, что в нашем представлении очень логично. Там появился и культурный центр под управлением школы Masters, и блокадный мемориал. Культурный центр и блокадный мемориал имеют общий доступ, за исключением ряда мероприятий, которые проводит школа Masters. Пространство вокруг благоустроено (вместо жуткого зрелища, которое там было, в том числе и с поздними достройками, ограждением, с отсутствием доступа), получилось классное место, которое уже облюбовали жители Петроградской стороны и другие жители нашего города. Россияне со всей страны приезжают осмотреть объект: это профессиональные делегации из Москвы, из регионов. Люди очень впечатлены тем, что мы сделали, в том числе и благодаря требованиям КГИОП, жёсткому петербургскому законодательству. В силу того, что объёмный и планировочный каркас не подлежал изменению, пришлось работать в рамках очень жёстких ограничений, но при этом получилась красивая история. Особенно «Творческая котельная» — многофункциональный зал, огромное высокое пространство большого объема, красивейшее, с великолепной акустикой, где и уже проводятся концерты.

Мне кажется, городу нужно гибче подходить к таким проектам, как Левашовский хлебозавод, потому что преобразование городской центральной среды — критически важно для инвестиционной и туристической привлекательности города.

Максим Морозов: Вы произнесли два ключевых слова: «инвесторы» и «город», то есть «городская администрация». Скажите, пожалуйста, как один из крупных инвесторов Петербурга вы много общаетесь с коллегами — какие есть пожелания по интенсификации, улучшению, оптимизации работы города и инвесторов, по выстраиванию взаимодействия?

Эдуард Тиктинский: Во-первых, хотелось бы, чтобы к центру города был особый подход. Проекты, как правило, небольшие, не создают принципиальное напряжение на социальную инфраструктуру района, но меняют качество среды. Во-вторых, хотелось бы, чтобы мы чётко двигались по правилам, которые заявлены, и в более крупных проектах.

Мы понимаем, сколько мы должны платить за садики, за школы, за условно разрешённые виды, за перевод генерального плана и, конечно, хотелось бы, чтобы эти правила точно выполнялись. Наконец, расширилось «узкое горло» на уровне рабочих групп градостроительной комиссии. Я очень надеюсь, что в рамках градостроительной комиссии в ближайшие несколько месяцев уже не будет большой очереди. Опять же, когда мы говорим о дополнительных платежах за условно разрешённые виды, за перевод генерального плана — это же, кроме компенсации мест в садиках и школах, дополнительные деньги, которые город может направлять на покрытие дефицитов по школам и садикам, а также на транспортную инфраструктуру.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

«Я — не дерево, рожденное, чтобы всегда стоять на одном месте и не знать, что находится за ближайшей горой», — написал Джек Лондон в одном из своих произведений.…
Как меняется роль строительных компаний в благоустройстве Северной столицы? Какие методы и технологии девелоперы используют для улучшения городской среды?…
Июнь подходит к концу. Кто-то уже побывал в отпуске, кто-то только собирает чемоданы. А некоторые уже задумались над тем, куда отправиться зимой. Сегодня…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.