ЦБ 04.10
$57.57
54.39
ММВБ 04.10
$58,86
<53,60
BRENT 04.10
$87.53
5152
RTS 04.10
1091.87
return; 1
Telega_Mob

АЛЕКСАНДР ДРОЗДЕНКО: У нас сейчас люди не с теми доходами, чтобы их на безумные деньги штрафовать

Актуальная информация «от первого лица» – об эпидемиологической ситуации в динамике, мерах поддержки бизнеса и перспективах преодоления кризиса – в интервью обозревателя Business FM Петербург Максима Морозова с губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко.

АУДИО И ВИДЕОВЕРСИЯ ЭФИРА В КОНЦЕ ТЕКСТА

Максим Морозов: Александр Юрьевич, здравствуйте, рад вас видеть!

Александр Дрозденко: Да, спасибо, вас так же рад видеть!

Максим Морозов: Много шума новость наделала о том, что якобы частично ограничат выезд петербуржцев на майские праздники в Ленинградскую область.

Александр Дрозденко: Во-первых, никто никого ограничивать не будет, на заседании правительства было все четко сказано о том, что мы должны четко обеспечить беспрепятственный транзит петербуржцев от своих домов из города Санкт-Петербурга до своих дач, садоводств, приусадебных участков, частных домов на территории Ленинградской области, и никто препятствовать не будет. Другое дело, что мы обращаемся к петербуржцам, и это обращение оформим документом с тем, чтобы они двигались на дачи для отдыха, для самоизоляции, на майские праздники транзитом, не останавливаясь в наших населенных пунктах, особенно в тех населенных пунктах, где у нас достаточно большое количество, относительно численности населения населенного пункта, заболевших коронавирусной инфекцией, где мы проводим карантинные противоэпидемические мероприятия, в том числе санобработку, в том числе занимаемся проверкой работы предприятий, транспорта. Это наши мероприятия, поэтому мы будем просто предлагать петербуржцам в этом не участвовать, а проезжать мимо. Точно так же мы будем просить в тех узловых населенных пунктах, где у нас большое количество рынков или магазинов, так же беспрепятственно проезжать, потому что мы будем эти точки ограничивать по остановке именно в дни массового выезда в сторону дач и въезда обратно. То есть только в этот период мы будем просить не останавливаться в населенных пунктах и закупаться товарами первой необходимости, бытовыми товарами, продуктами по месту своего жительства.

Максим Морозов: Вы произнесли слово «массовый», массовый выезд – будут ли в связи с этим какие-то ограничения, регулирования этих потоков, когда много людей из Петербурга поедет в Ленинградскую область, в населенные пункты Ленинградской области?

Александр Дрозденко: Нет, мы потоки регулировать не будем абсолютно. Мы подстрахуемся, будем просить, например, все торговые точки перейти на санитарные мероприятия, связанные с санитарной обработкой помещений магазинов, складов, примагазинной территории в период с 16 часов 30 апреля и до 16 часов 1 мая. То есть в этот период магазины и торговые точки работать не будут, и нет смысла останавливаться в населенных пунктах Ленинградской области. Заправочные станции, как правило, они вне территории населенных пунктов, поэтому никто препятствовать ничему не будет. Мы просто не хотим, чтобы в наших населенных пунктах, где у нас и так повышенная ситуация с заболеваниями, создавать дополнительный риск. Ни для тех, кто к нам приедет туда временно, например, закупить продукты, ни для тех, кто там проживает, чтобы они точно так же были защищены от тех, кто приедет. То есть, пожалуйста, Ленинградская область открыта, каждый, кто имеет на территории Ленинградской области свою собственность – независимо, частный дом, дачный садовый участок, ТСЖ или садоводство – пожалуйста, приезжайте, отдыхайте, но с соблюдением правил самоизоляции и транзита. Как сегодня, например, ведут себя жители Ленинградской области, кто работает – они же, когда едут на работу-с работы, у нас четко определен транзитный путь, дом-работа, работа-дом. Для того, чтобы никого не подвергать опасности.

Максим Морозов: Александр Юрьевич, в Петербурге обсуждается возможное введение пропускного режима, губернатор Беглов не исключил, но если будет ухудшаться эпидемиологическая ситуация – слышали ли вы, обсуждается ли это, может быть, вместе с коллегой обсуждали эту возможность? Потому что в первую очередь, конечно, вот эти блокпосты, о которых говорят, они будут разделять Петербург и Ленинградскую область. Готовы ли оба региона к этому сценарию, к негативному сценарию?

Александр Дрозденко: Мы обсуждали эту ситуацию, мы пока не сторонники введения пропускного режима – потому что мы видим по примеру Москвы и ряда других регионов, что это создает значительные трудности для наших жителей. И все-таки во всех мерах должен быть предмет самый главный, для чего мы это делаем. Вообще все, что мы делаем, мы делаем только с одной целью – это обезопасить жизни и здоровье наших граждан, чтобы наши граждане не заболели. Если мы при создании пропускных режимов, КПП и так далее создаем толчею, очереди, особенно на входах в метро, в общественном транспорте и так далее – мы не пользу приносим нашим жителям, а вред. Потому что наши жители начинают собираться вместе, нарушать социальную дистанцию и у них больше шансов заболеть, поэтому вот здесь очень важно не нарушить принцип «не навреди». Мы смотрим вариант, что, если вводить какие-то пропускные точки, зоны отсечки, если город это будет делать – то, возможно, часть из них делать на территории Ленинградской области с тем, чтобы, например, такие районы, как Кудрово, Мурино, Новодевяткино, Бугры, Новоселье попали в эту зону отсечки, потому что там очень у нас тесные связи экономические, социальные и медицинские связи, и все остальные. И вот там устанавливать КПП или посты – это не совсем правильно, я не представляю, как в Девяткино в метро какое КПП можно установить, когда одновременно утром 10 тыс. человек или 15 тыс. в метро спускается на работу. Поэтому я думаю, что здесь мы будем искать принцип разумности. Главное не навредить, еще раз говорю. Это точно так же, как сегодня буду обращаться к РАО РЖД, к Октябрьской железной дороге, Северо-Западной пассажирской компании – они сокращают маршруты электричек. Но это приводит к тому, что в электрички набиваются люди, как селедки в бочке. Так подождите, мы за копеечкой гонимся за какой-то, боимся потерять прибыль, или мы все-таки должны наступить на горло своей песне, все-таки думать не о прибыли, а думать о том, как обезопасить граждан. То есть видимо надо добавить электрички для того, чтобы люди могли приехать на те же дачи или уехать с тех же дач, соблюдая социальное расстояние.

Максим Морозов: Александр Юрьевич, извините, пока далеко не ушли – полномочий субъекта федерации достаточно для того, чтобы вводить пропускной режим, либо это решение федерации, федерального центра должно быть?

Александр Дрозденко: Практика показывает и Москвы, и Московской области, Краснодара, где пропускные режимы были введены решениями местных органов, то есть администраций субъектов. Насколько это в правовом поле – ну, пока еще до судебных решений не дошло, поэтому мы четкую оценку пока не понимаем. Но еще раз говорю, здесь должен быть принцип разумности. Если все сделано правильно, работает как часы и у людей нет неудобств – тогда это мера, которая действительно дополнительно дает возможность людей все-таки стимулировать к самоизоляции. Ведь все происходит из-за того, что люди не все понимают, что такое самоизоляция, не все хотят соблюдать режим самоизоляции. Из-за этого возникает у власти соблазн как-то ужесточить этот режим самоизоляции.

Максим Морозов: А потому что шаткие правовые основания, никто не понимает значения этих терминов. Самоизоляция, да еще и, тем более, принудительная. Само- и принудительная, это оксюморон.

Александр Дрозденко: На самом деле, самоизоляция – она понятна, если посмотреть те же документы Роспотребнадзора, там очень четко говорится. Это максимально избежать контактов с другими людьми из близкого круга, близкий круг – это семья. Избегать мест массового скопления людей, избегать мест массового скопления детей, это детские площадки, спортивные объекты, и если гулять или выходить по каким-то надобностям в магазин, вынести мусор или аптека – соблюдать социальное расстояние. Внутри помещения пользоваться средствами индивидуальной защиты. Вот, в принципе, и вся самоизоляция. Но почему-то мы считаем, что для нас сейчас такая игра в кошки-мышки, государство установило самоизоляцию, а мы будем проверять, насколько нам разрешат эту самоизоляцию нарушать. Если бы все соблюдали этот принцип самоизоляции – погуляли возле дома, вернулись домой, поехали на работу, вернулись с работы, купили продукты, вернулись домой – с тем, чтобы хотя бы у нас индекс самоизоляции был в будние дни между выездом людей на работу и возвращением с работы хотя бы на четверочку, тогда бы мы, наверное, не думали бы о других мерах. А когда у нас в отдельные дни что в Петербурге, что в Ленинградской области в пределах двоечки, как в обычное время – о чем мы тогда говорим.

Максим Морозов: С 18 апреля в Петербурге по решению Законодательного собрания ужесточаются штрафы местные, административные штрафы за нахождение в тех местах, где находиться нельзя. В том числе парки, детские площадки и так далее. Это, конечно, вызвало такое непонимание среди юристов, потому что есть федеральный КоАП, есть еще, получается, местное законодательство. По какому тебя будут штрафовать – ты что, можешь выбирать, по КоАПу меня будут штрафовать за то, что с ребенком вышел на детскую площадку, либо по местному закону? Вопрос: в Ленинградской области планируется ли вводить на местном уровне ужесточение санкций, штрафов за нарушение самоизоляции?

Александр Дрозденко: Мы видим, что нам вполне достаточно тех мер, которые были приняты в виде изменения в Административный кодекс Российской Федерации, там есть меры для Роспотребнадзора, для полиции по статье 6.1 и есть очень серьезные меры, с большими штрафами, для сотрудников администрации Ленинградской области, которые теперь получили право, 11 комитетов получили право выписывать административные предписания или административные штрафы по пункту 20.6.1. И там штрафы от 3 тыс., по-моему, до 50 тыс. рублей, вполне достаточно, а по 6.1 от 3 до 14 тыс., тоже серьезные штрафы. У нас сейчас люди не с теми доходами, чтобы, так сказать, их на какие-то безумные деньги штрафовать. Я думаю, что надо поступать, как мы, например, делали в прошлые выходные – у нас были массовые рейды, но в основном все завершилось устными разговорами, предупреждением. Мы оштрафовали порядка 60 человек, в том числе вот этот известный случай в Пикалево, когда молодую пару оштрафовали каждого на 7,5 тыс., но там злостное нарушение.

Максим Морозов: Но это больше такие дидактические меры, на будущее.

Александр Дрозденко: Это уже нарушение карантина. Потому что у нас в Ленинградской области есть две системы, которые должны соблюдать граждане. Первая – это общая для всех самоизоляция, а второе – это карантин, когда выписывает уведомление Роспотребнадзор, что вы либо заболевший ковидом, либо контакт первого уровня с ковидом, либо сосед по ковиду. А с понедельника мы еще и будем выписывать уведомления тем соседям и тем контактерам, кто контактировал с тем, кто по внебольничной пневмонии попал по скорой помощи уже на больничную койку. Потому что там у процентов 15-ти выявляется ковид, мы тоже будет выдавать предписания. Кстати, за это будут работающим платить больничные листы, всем, кто работает, независимо от видов работы и должностей будут платить больничные листы, и пока не будет анализ, ковид или не ковид, у больного пневмония, они должны также соблюдать полный карантин. Это, кстати, одна из действенных форм борьбы с распространением коронавирусной инфекции – это сажать круги на жесткий карантин.

Максим Морозов: Расскажите, пожалуйста, как меняется эпидемиологическая ситуация в Ленинградской области?

Александр Дрозденко: Она у нас стабильна, мы, за исключением вот этой вспышки в Новосергиевке, где у нас заболело одновременно 123 человека…

Максим Морозов: Там хостел, да?

Александр Дрозденко: Да, там хостел, там возбуждено уголовное дело против собственника хостела, ведется расследование. Мы развернули там внутри специальный мобильный госпиталь «Фрегат», который позволяет сортировать людей на различной санитарной стадии по уровню заболеваемости или по уровню выздоровления, и сейчас там врачи эту ситуацию контролируют. А так у нас, в принципе, ситуация стабильна, мы находимся на так называемом «плато», когда у нас ситуация ровная, примерно 40, плюс-минус 1-2 человека либо в одну сторону, либо в другую.

Максим Морозов: Ежедневно?

Александр Дрозденко: Ежедневно, да. Это значит, что у нас люди заболевают, но это значит, что нам удается уйти от резких вспышек и синусоид. А это значит, что та медицинская техника и те ресурсы, которые есть у врачей, у медиков – они работают ритмично и с недозагрузкой. То есть, условно говоря, у нас сейчас подготовлено 300 ИВЛ, уже стоит на кислороде, при кроватях, при всем. А задействовано – от 20 до 30 ИВЛ. Ну, потому что количество тяжелых – оно не превышает цифру в 30 человек, даже бывает 19, 17 человек в день. То есть кто-то заходит на ИВЛ, кто-то с ИВЛ уходит. И вот эта ситуация нас полностью устраивает, она нам позволяет контролировать тяжелых больных и это самое главное.

Максим Морозов: Я статистику читал, в Ленобласти 56 жителей вылечились от коронавируса.

Александр Дрозденко: Да, уже 56 человек вылечилось, и это хорошая динамика, и самое главное – нам вот это плато удержать. Да, мы понимаем, что это вирус, и нужно смотреть правде в лицо: большинство тех, кто контактировал с заболевшим или попал в первый круг, во второй – они вирусом переболеют. И понятно, что эта ситуация еще какой-то период времени продлится. Но не допустить резких всплесков – вот это самое главное.

Максим Морозов: Александр Юрьевич, вопрос, который всех волнует. Приближается 30 апреля – тот срок, который первоначально был обозначен для изоляции, режима. Что говорят коллеги и что говорят, может быть, на высшем уровне, вы наверняка же ежедневно общаетесь – будет продлен режим изоляции-не будет, какие сроки, какой горизонт планирования?

Александр Дрозденко: Пока мы четко видим горизонт планирования до майских праздников, то есть до 12 числа. Скорее всего, точно будет самоизоляция, она одновременно совпадет с календарем майских праздников. Еще раз повторю: мы будем просить и жителей Ленинградской области, и тех, кто будет временно проживать у нас на территории – дачники из Петербурга, из других регионов – соблюдать режим самоизоляции. Мы будем более жестко в праздничные, выходные дни проверять режим карантина, проверять работу наших предприятий, прежде всего предприятий общественных – это такие, как аптеки, почта, если она будет работать в эти дни, естественно, торговля и продовольственными товарами, и товарами первой необходимости, и транспорт общественный, и так далее. Поэтому мы-то будем полностью в рабочем режиме.

Максим Морозов: Вопрос, конечно, важный о поддержке малого, среднего и крупного бизнеса на фоне пандемии коронавируса. Какие меры в Ленинградской области уже приняты и что планируется предпринять?

Александр Дрозденко: Ну, вы знаете, для нас сейчас очень важно, с одной стороны, сберечь тех людей, кто занимались индивидуальным предпринимательством, были самозанятые, малый и средний бизнес. Именно их сберечь, для того, чтобы, когда эта история закончится, они смогли выйти и возобновить свою работу. Понятно, что в самой сложной ситуации оказались те отрасли, которые по ОКВЭД попали в отрасли, где должна быть самоизоляция или в те отрасли, которые не работают. Это и туризм, это и фитнес, индустрия развлечений и многое-многое другое.

Максим Морозов: Вы их предложили направить на благоустройство?

Александр Дрозденко: Нет, мы здесь действуем двумя направлениями. Первое – то, что не сделали многие субъекты, и один из немногих субъектов, кто это сделал – это Ленинградская область. Если большинство субъектов сегодня идет по пути постановки тех, кто потерял работу, на учет в центр занятости, на биржу труда и выплачивает какую-то компенсацию, плюс сейчас будет приходить 12 тыс. рублей компенсации из федерального бюджета, то мы пошли несколькими путями. Потому что мы знаем, что есть люди, которые реально потеряли работу, потому что закрылось производство и их сократили. Вот они у нас приходят на биржу труда…

Максим Морозов: То есть даже сокращения есть?

Александр Дрозденко: Есть, есть сокращения, конечно, есть те, кто потерял работу на 30 марта. Вот те, кто, начиная с 30 марта, потерял работу, они приходят на биржу труда, они получают там регистрацию, сразу же они получают от нас 5 тыс. рублей компенсацию и 5 тыс. рублей компенсацию на каждого ребенка в возрасте до 18 лет. Это такая серьезная мера, ни один субъект ее не применяет. И плюс они получат 12 тыс. компенсацию от федерального бюджета. Но мы пошли дальше, мы дали возможность всем самозанятым, кто временно потерял работу, так же заявиться на биржу труда и получить 7 тыс. рублей компенсацию и, я подпишу документ, еще 5 тыс. рублей компенсацию на ребенка до достижения возраста 18 лет. И мы сейчас просим федеральный бюджет, просим президента и этим людям выплатить 12 тыс. рублей компенсацию из федерального бюджета. Теперь что касается тех, кто временно не работает, это ИП, малые предприятия и так далее. Мы предлагаем руководителям этих предприятий – и ИП-шке, и малому предприятию – заявиться в социальную защиту с заявлением о том, что по коду ОКВЭД, это подтверждает у нас комитет по малому и среднему бизнесу, предприятие не может работать, не имеет права работать. В этом случае мы этим людям, которые как индивидуальный предприниматель или как работник у индивидуального предпринимателя не получают временно зарплату, они получают от нас компенсацию 7 тыс. рублей и 5 тыс. рублей на ребенка в возрасте до 18 лет.

Максим Морозов: Это руководителю предприятия нужно очно прийти, либо возможно дистанционно?

Александр Дрозденко: Нет, нет, все делается онлайн, причем справки о зарплате не требуются, только заявление от руководителя или справка тому, кто работает, о том, что по такому-то коду ОКВЭД, условно говоря, СПА-салон не может работать, код ОКВЭД такой-то, а его Иванов Иван Иванович работал там, условно говоря, массажистом. В этом случае Иван Иванович получает 7 тыс. рублей и, если у него двое детей, еще 10 тыс. рублей на детей в возрасте до 18 лет. И мы сейчас просим им же выплатить еще компенсацию из федерального бюджета по 12 тыс. рублей. То есть мы эти деньги направляем для того, чтобы у людей была возможность себя поддержать в это непростое время, сколько оно еще продлится – до середины мая, до середины июня, сейчас очень трудно прогнозировать. И мы также просим учесть малый и средний бизнес, тот, кто сегодня, например, на плаву держится, но держится с трудом, а также учесть их компенсации 12 тыс., который будут даваться крупным предприятиям за сохранение рабочих мест. Так вот, мы хотим, чтобы за сохранение рабочих мест выплаты были, начиная от индивидуального предпринимателя малому бизнесу, среднему бизнесу, чтобы не только крупный бизнес, но и… условно говоря, есть у кого-то, скажем, магазин женской одежды, там индивидуальный предприниматель, два продавца у него и один грузчик – вот чтобы на каждого работника получил индивидуальный предприниматель компенсацию от федерального бюджета по 12 тыс. рублей, чтобы он им выплатил как материальную поддержку вот в этот непростой период.

Мы, например, по Ленинградской области на вот эту компенсацию тем, кто временно не работает или потерял работу, выплатим только за апрель и май – мы пока на два месяца просчитали – больше миллиарда рублей. Это серьезные платежи из бюджета, не каждый субъект себе это может позволить. А вторая форма поддержки бизнеса – это, конечно же, льготы. Мы освободили полностью, 100%, от госаренды. Сейчас полностью освобождаем на 100% от муниципальной аренды. Мы даем льготу по налогу на имущество тем собственникам строений, у кого есть арендаторы, на пять лет, чтобы эту сумму он направил, льготу пятилетнюю, на снижение арендной платы. Мы субсидируем от 95% сегодня самой ставки. То есть если она 10%, 95% субсидируем. Мы продолжаем выплачивать микрозаймы.

Максим Морозов: Это в какие сроки будет продолжаться, вы на сколько закладываете?

Александр Дрозденко: Мы пока это заложили до июня месяца и, более того, дана команда на бесконкурсной основе, напрямую переформатировать все заключения прямых договоров, где заказчиком выступает областной бюджет либо муниципальный бюджет, на закупку товаров и услуг от малого и среднего бизнеса, напрямую. Вот вчера только Денис Игоревич Толстых, председатель комитета по госзаказам, доложил мне, что уже он переформатировал почти 700 млн, получат дополнительно – есть прямые договора – компании малого и среднего бизнеса как заказ для нужд бюджета муниципального и государственного. И дальше мы будем те заказы переформатировать напрямую, без конкурса, у своих средних предприятий и малых предприятий для того, чтобы их поддержать. Плюс мы даем субсидии, плюс мы даем дотации, вот сейчас мы выплачиваем досрочно, должны были выплатить после 1 июня, мы сейчас досрочно выплачиваем межтарифную разницу предприятиям жилищно-коммунального хозяйства, чтобы их поддержать. Мы выплатили авансом вперед дотацию для поддержки сельхозтоваропроизводителей. Сегодня, например, у нас есть предприятие, которое занимается выращиванием цветов – мы им сейчас даем субсидию для того, чтобы поддержать – ну, как говорится, сейчас населению, нашим жителям не до цветов, а предприятие очень хорошее, мы не хотим, чтобы оно погибло, мы их тоже впрямую поддерживаем. Таких мер поддержки очень много, общая сумма, которую мы уже запланировали потратить – это, в том числе, с поддержкой медицинских работников, волонтеров, иные вещи, связанные с покупкой машин, оборудования медицинского, до 1 июня общие наши траты составят 3,5 млрд рублей, это деньги, которые мы выделили дополнительно.

Максим Морозов: А какие статьи приходится резать, ведь получается перераспределение бюджетных средств?

Александр Дрозденко: Мы пока никаких статей не режем, у нас была умеренно-консервативная политика и у нас были переходящие остатки на счетах, мы их направили на эти цели – раз. И второе – мы подготовили программу урезания примерно на 1 млрд 200 млн, это все, что касается общественных мероприятий, командировок, учебы, международного обмена, симпозиумов, покупки машин, мебели, инвентаря, оборудования. Вот сейчас, сходу мы вот буквально сели, эта сумма может быть даже больше, так прикинули, что вот еще 1 млрд 200 мы сможем сэкономить, если ситуация дальше продлится или будет усложняться, мы еще на поддержку наших жителей направим порядка 1 млрд 200 млн за счет того, что уже урезали значительную часть таких, скажем, верхних программ, без которых можно обойтись.

Максим Морозов: Александр Юрьевич, справедливо много говорят о поддержке микропредприятий, малого и среднего бизнеса, но есть и компании среднего и крупного, которые, возможно, не попали в список отраслей, которые наиболее пострадали, но тоже вынуждены отправлять работников на изоляцию, тоже вынужденно несут некие потери. Обсуждаются ли варианты помощи именно средним и крупным компаниям?

Александр Дрозденко: Мы считаем, что вариант поддержки крупных и средних компаний, он, все-таки, сегодня в федеральном бюджете уже заложен, и меры достаточно хорошие. Мы, например, смотрим, как мы можем помочь – даже с учетом того, что была мягкая зима, мы, например, хотим освободить от лесных податей, от лесных налогов в той части, в которой мы это можем сделать, областной бюджет, областное законодательство – наш лесопромышленный комплекс. Мы смотрим, кого мы можем освободить от арендной платы за землю, это то, что мы получаем в местный бюджет, но нам здесь надо сразу посмотреть, как мы эти деньги компенсируем нашим муниципалитетам.

Максим Морозов: Коммунальные тарифы?

Александр Дрозденко: Коммунальные тарифы мы точно снижать не будем. Вы, как экономист, финансист, поймете, что это как начинать бегать за своим хвостом. Если мы снижаем коммунальные тарифы, значит, мы должны компаниям ЖКХ эти тарифы компенсировать, значит, мы должны напрямую из бюджета им эти деньги вернуть. Лучше мы тогда поможем кому-то впрямую из бюджета, чем начинать левой рукой чесать правое ухо, это точно путь в никуда и давайте вот даже закончим это обсуждение, что будут снижать коммунальные платежи. Дай бог их заморозить, не повышать и компенсировать тем, кто находится в трудной ситуации – дав отсрочку на три месяца или на шесть месяцев, отсрочку по платежам и не насчитывать пени и штрафы – дай бог это вытянуть. А вот освобождать – ну вы поймите, нет понятия, освободить, это как некоторые люди не понимают, дайте нам льготу на проезд в автобусе. Как будто льгота – это я просто подпись поставил, появилась льгота. За любой бесплатный проезд на автобусе льготника мы полным рублем платим транспортным компаниям, за прошлый год мы 4 млрд заплатили Северо-Западной пассажирской компании за перевозку наших льготников на электричках и автобусным компаниям. Вдумайтесь – 4 млрд рублей. Поэтому, когда мы говорим, что мы снизим коммунальные платежи – а кто компенсировать? А завтра разорится «Водоканал», и вообще не будет в доме воды, не будет работать канализация. Потому что мы снизили тарифы, нечем было платить зарплату «Водоканалу», нечем было покупать реагенты, и канализационно-очистная станция прекратила работу.

Максим Морозов: То есть для крупных компаний более тонкие настройки поддержки?

Александр Дрозденко: Для крупных компаний будут более, возможно там всего лишь три варианта настроек. Первое – это льготы по налогам. То есть мы готовы что-то недополучить в бюджет, льготы по налогам, как прямым, так и косвенным. Это льготы, которые должно дать государство через Центральный банк по полученным кредитам и займам. Это либо каникулы налоговые, либо отсрочка уплаты процентов, либо, возможно, и уплаты процентов и тела долга оплатить потом через шесть месяцев без начисления процентов за то время, пока не платили. Но это должны решать уже на уровне государства. И прямая помощь за сохранение рабочих мест – это то, что уже сказал Владимир Владимирович, этот каждое работающее предприятие крупное получит по 12 с небольшим тысяч рублей на одного среднестатистического работника для того, чтобы предприятию помочь сохранить рабочие места. Но мы должны понимать, что эта ситуация не до бесконечности, мы все с вами очень хотим, чтобы в июне она закончилась.

Максим Морозов: Варианты выхода из кризиса – сейчас все много обсуждают, естественно, помощь, которая необходима здесь и сейчас, но мы понимаем, что рано или поздно пандемия закончится, и нужно будет помогать, в том числе региональной экономике, компаниям, гражданам, выйти из этого состояния, потому что был простой. Не было прибыли – нужна некая помощь. Есть ли какое-то видение на горизонт лето-осень?

Александр Дрозденко: Первое – это стимулирование спроса. Самое главное – это стимулировать спрос. Мы не случайно одни из первых, и меня очень сильно критиковали, а сейчас это поддержали во всей стране – я сразу заявил, что мы не сократим ни одну копейку бюджетных инвестиций. То есть мы продолжаем строить дороги, мы продолжаем строить социальные объекты, школы, детские сады и другие социальные объекты, поликлиники, ФАПы, мы продолжаем заниматься благоустройством, мы продолжаем финансировать объекты жилищно-коммунального хозяйства через «Водоканал», мы выплачиваем межтарифную разницу, то есть мы даем деньги в экономику, чтобы экономика работала. Будет работать экономика – будут налоги, и тогда мы сможем еще больше наших жителей поддержать. Вот то, что сегодня Ленинградская область вот эту программу приняла поддержки граждан – мы же еще выплатили многодетным, малообеспеченным по 3 тыс. рублей на ребенка и дальше будем выплачивать, и многое-многое другое – это потому что у нас в экономике был определенный запас прочности и у нас были денюжки в бюджете. Не будет денег в бюджете – мы кроме морального сочувствия ничем нашим жителям помочь не сможем, а я этого не хочу, я хочу каждому жителю Ленинградской области помочь. И мы сейчас смотрим, какие еще категории попадают в трудную ситуацию, и будем дальше им помогать. И вот здесь очень важно не распылять ресурсы, а помогать точечно – вот как бизнесу, только тем предприятиям, начиная от индивидуального предпринимателя и крупным предприятиям, кто в этом нуждается, так и жителям – тем, кто в этом нуждается. Кому-то, кстати, помощь – то, что мы разрешили работать в стройке, это уже помощь. Сегодня в тех городах, где, за минусом выздоровевших осталось небольшое количество заболевших, не более пяти, мы разрешили работать парикмахерским – это тоже такая форма поддержки, мы на себя взяли эти риски, но мы эти риски взяли, разрешив работать. Мы разрешили сегодня работать риелторским компаниям, мы сейчас смотрим, где еще мы можем помочь именно бизнесу в работе. Где-то мы даем прямые социальные выплаты, где-то даем льготы, где-то даем госзаказ и так далее. Помощь должна быть везде точечная, разумная и правильная, и рассчитанная с пределом запаса определенного. А не так, что мы пообещаем, а потом на середине пути выдохнемся и скажем: «Ну не шмогла я, нет у меня денег». Я не хочу краснеть перед жителями Ленинградской области, поэтому каждую копейку считаем, каждая помощь будет точечной и за каждое свое слово я отвечу перед жителями.

Максим Морозов: Один короткий вопрос – в этом году в Ленинградской области школьники заканчивают учебный год в онлайне либо выйдут? Что про школу можете сказать?

Александр Дрозденко: Точно закончим учебный год 22 мая, это единая дата по всей Ленинградской области, по крайней мере, мы рекомендуем так закончить. Может, какая-то школа примет решение – гимназия или какая-то специализированная школа, может быть, 23-го или 25-го, но мы все-таки предлагаем всем одинаково закончить, 22-го. Мы точно закончим в онлайне учебу, это понятно. У нас уже определены сроки ЕГЭ, определены сроки ОГЭ, пока мы их планируем проводить в традиционном формате, и я надеюсь, что мы начнем и летнюю оздоровительную кампанию и будем оздоравливать наших детей. Но учебу закончим в онлайне, но 1 сентября рассчитываем, что мы начнем учиться в обычном режиме. Мы восемь новых школ готовим к 1 сентября к открытию, для нас такая большая радость, большое дело для Ленинградской области, хотелось бы, чтобы эти школы наполнились нашими ребятишками и ребятишки учились.

Максим Морозов: Александр Юрьевич, огромное спасибо за это интервью и всем остается пожелать крепкого здоровья.

Александр Дрозденко: Спасибо, вам всем здоровья, не болейте, удачи, всего доброго!

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Как выяснили аналитики НАФИ, сегодня эти риски фактически касаются каждого.
Родители и учителя просят перенести учебную программу на следующий год. По их словам, дети не справляются с нагрузкой.
Жертвами злоумышленников становятся курьеры и припаркованные автомобили.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.