ЦБ 04.03
$91.33
98.72
ММВБ 04.03
$
<
BRENT 04.03
$83.48
7624
RTS 04.03
1131.30
Telega_Mob

Ошибки, которые влекут за собой оспаривание сделок в делах о банкротстве

Наиболее распространенные ошибки, которые влекут за собой оспаривание сделок в делах о банкротстве — брачные договоры, алиментные соглашения и другое.

Фото: Photo by form PxHere - Источник

Опыт... научил меня не следовать слепо за толпой и всегда тщательно обдумывать, а правильным ли является то направление, куда меня толкают — «Художник зыбкого мира», Кадзуо Исигуро.

Сегодня вновь вернусь к теме банкротства, а именно проблемам оспаривания «внутрисемейных» сделок в рамках процедур несостоятельности граждан.

Сейчас все реже встречаются нарочитые ситуации, когда в преддверии банкротства отчуждается имущество в целях его сокрытия от кредиторов — заключаются брачный договор или соглашение о разделе общего имущества, алиментные соглашения, договоры дарения и иные сделки.

Но, так как повороты судьбы не всегда можно предугадать, а нормам права не свойственно сочувствие...

Сделка, совершенная в преддверии банкротства, может быть оспорена (признана недействительной) при:

●  наличии у должника на момент совершения сделки долга, впоследствии включенного в реестр требований кредиторов, или совершения сделки в условиях неисполнения существовавших обязательств перед кредиторами;

●  цели причинения сделкой вреда имущественным правам кредиторов должника — отчуждение актива по существенно заниженной цене или безвозмездно;

●  знания другой стороны по сделке о цели причинения вреда имущественным правам кредиторов должника, что предполагается если лицо является заинтересованным (аффилированным).

Оспаривание любой внутрисемейной сделки усложняет предположение (презумпция), что супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, дети, сестры и братья супруга, которые признаются заинтересованными лицами должника, знают (должны знать) о его обязательствах перед кредиторами, сроках их исполнения (допущенных просрочках). Осведомлены, когда возникли признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества. То есть, предполагается, что, совершая сделку, в результате которой выбывает имущество, родственники знают, что цель совершения сделки — вывод имущества, чтобы до него «не дотянулась рука» кредиторов.

В судебных актах это может быть описано следующим образом:

«имеются признаки аффилированности сторон сделки, поскольку…является дочерью супругов…»

«в течение короткого промежутка времени члены одной семьи совершили ряд сделок, направленных на смену титульного собственника ликвидного и обладающего большой ценностью имущества, в результате чего оно фактически безвозмездно выбыло из совместной собственности…»

Оспаривание сделок, совершенных между прямыми родственниками в период подозрительности (напомню, что он составляет 3 года до принятия заявления о признании должника несостоятельным), происходит в большом количестве процедур. И дело, зачастую, не в том, что стороны желали вывести имущество, а в том, что в большинстве случаев, никто не мог предположить, что по прошествии какого-то периода в отношении отчуждающего имущество будет применена процедура банкротства. При этом достаточно часто оспариваются брачные договоры, заключенные более чем за три года до банкротства.

Но практикой выработан устоявшийся подход, что статус заинтересованного лица не предрешает исход спора, такое лицо в опровержение утверждений о недействительности сделки может представить доказательства отсутствия всех необходимых условий для признания ее таковой. Не буду акцентировать внимание на юридических тонкостях определения момента возникновения признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества у граждан.

Но обращаю внимание, что владельцы и руководители компаний, а также поручители по обязательствам заемщиков должны учитывать, что при непогашении заемщиком кредита, суды критически оценивают поведение обязанных лиц фактически с момента возникновения просрочки. Поскольку, кто как ни такое лицо знает о рисках банкротства, вверенной ему компании, а, следовательно, и о своем собственном банкротстве как следствии невозврата кредитору долга или привлечении к субсидиарной ответственности.

Однако необходимо учитывать, что сама по себе недоказанность признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент совершения сделки (как одной из составляющих презумпции цели причинения вреда) не блокирует возможность квалификации такой сделки в качестве подозрительной. В частности, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов может быть доказана и иным путем, в том числе на общих основаниях.

Брачные договоры. Соглашения о разделе имущества. Алиментные соглашения.

На права кредиторов, требования которых возникли до заключения договора или соглашения, данные сделки не влияют. Интересы супруга не могут противопоставляться праву кредитора на получение удовлетворения за счет имущества, имевшегося у должника.

То есть, как имущество должника, так и общее имущество, переданное по разделу супругу, включаются в конкурсную массу должника. Такое имущество будет реализовано в общем порядке в процедуре банкротства, а супруг должника может претендовать на части выручки, полученной от продажи общего имущества.

И брачный договор и соглашение о разделе имущества подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение формы однозначно влечет ничтожность сделки (то есть она не совершалась и не повлекла последствия). Поскольку норма об обязательной нотариальной форме появилась не так давно, встречаются споры, в которых пытаются использовать соглашения, якобы заключенные до изменения правового регулирования, влекущие иной правовой режим имущества супругов. Но, такие обстоятельства как отсутствие регистрации перехода прав в Росреестре (ГИБДД), несение бремени расходов по содержанию «бывшим» собственником, регистрация в «переданной» квартире и иные существенные сомнения в поведении сторон, уничтожат сделку.

Также Семейный кодекс РФ обязывает супруга уведомлять своего кредитора о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора. Если этого не сделать, супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора. Даже, если кредитор, например банк при оформлении ипотечного кредита, не задает вопроса о наличии брачного договора, в ваших интересах рассказать о нем займодавцу.

Законодатель предполагает, что условия брачного договора (соглашения о разделе имущества) не должны ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. И даже если у супруга отсутствуют претензии к разделу имущества, то кредиторы могут «вступиться» за него и в деле о банкротстве оспорить брачный договор, по которому, например, все недвижимое имущество у одного супруга, а доли участия в компаниях и ценные бумаги у другого. Кто при таком разделе оказался в неблагоприятном положении конечно же зависит от нюансов. Но, на практике чаще всего подобное «непропорциональное» разделение активов между супругами тревожит кредиторов или финансового управляющего. Если в результате раздела кому-то имущество, а кому-то имущественные права, то возможно не лишним будет подготовить отчеты об оценке имущества, из которых следует, что рыночная стоимость имущества при заключении соглашений была условно равнозначной.

Следующая типичная история в делах о банкротстве — оспаривание алиментных соглашений и/или включение в реестр требований кредиторов задолженности по таким соглашениям. Стандартные ошибки:

● предполагаются выплаты, в размере существенно превышающем доход плательщика на момент заключения соглашения. Проблема отчасти связана с неизбывностью серого дохода, отсутствием легализации доходов;

● отсутствие внятных пояснений каким образом определен размер алиментов, куда тратится получаемые алименты, насколько они отвечают критерию разумности, а интересы получателя не противопоставляются интересам кредиторов;

● бездействие со стороны получателя алиментов (законного представителя) при отсутствии исполнения. Супруга не обязывала исполнять соглашение бывшего мужа в судебном (внесудебном) порядке; не предъявляла исполнительный лист (если был просужен долг) и подобные активные действия по получению причитающегося. Но вдруг заявляется миллионные требования в деле о банкротстве.

Помимо оспаривания алиментного соглашения как договора, оспариваться могут и переводы конкретных сумм (когда обязательства по содержанию принимаются без соответствующего оформления), если финансовый управляющий или кредитор, посчитает, что это было сделано с целью сокрытия имущества от банкротов. В таких ситуациях подспорьем в опровержение доводов «нападающих» будет домашняя бухгалтерия, подтвержденная выписками по счетам, чеками, договорами. Допустим, семье ежегодно отдыхала на Средиземном море, и после развода отец взял на себя обязательства обеспечивать аналогичный отдых детям до их совершеннолетия, либо оплачивать посещение определенных занятий.

Высшая судебная инстанция в 2017 году сформулировала ориентиры для судов:

«Для квалификации такой сделки в качестве недействительной необходимо установить, что согласованный (бывшими) супругами размер алиментов носил явно завышенный и чрезмерный характер, чем был причинен вред иным кредиторам гражданина. При этом необходимо исходить не из относительного (процентного) показателя согласованного сторонами размера алиментов, а из абсолютной величины денежных средств, выделенных ребенку (для чего необходимо установить уровень доходов плательщика алиментов). В случае если такая сумма явно превышает разумно достаточные потребности ребенка в материальном содержании (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14.05.2012 N 11-П), то соглашение может быть признано недействительным в части такого превышения, но в любом случае с сохранением в силе соглашения в той части, которая была бы взыскана при установлении алиментов в судебном порядке (статья 81 Семейного кодекса Российской Федерации). Если же признак явного превышения размером алиментов уровня, достаточного для удовлетворения разумных потребностей ребенка, не доказан, то такое соглашение не может быть квалифицировано в качестве причиняющего вред остальным кредиторам должника»

Напомню, что алименты могут выплачиваться не только денежными средствами, но и предоставлением имущества и иными согласованными сторонами способами. В связи с чем в делах о банкротстве оспариваются как соглашения целиком, так и в части, зачастую в отношении супругов или родителей, а также совершенные платежи от нескольких тысяч рублей до сотен тысяч евро, и передача как алиментов имущества (например, квартир).

В одной из передач, обращала внимание, что, если есть желание оставить частную жизнь частной, избегайте безналичных расчетов. Выписка об оборотах по счету — кладезь информации.

Отчуждение имущества родственникам — еще одна категория сделок, оспариваемых в делах о банкротстве граждан. При этом оспариваются как возмездные сделки, так и безвозмездные, к которым относятся и переводы в пользу родственников.

Самые частые причины признания возмездной сделки недействительной:

- отсутствие доказательств, подтверждающих финансовую состоятельность покупателя, реальность расчетов, нерыночность условий.

Как правило финансовую состоятельность можно доказать через предоставление налоговых деклараций, справок из банков о вкладах или остатках средств на счете, использование кредитных ресурсов (если речь идет о займе от третьего лица — будьте готовы раскрыть и его финансовые возможности предоставить такой займ).

Подтверждение оплаты — расписки (но суды критически относятся к ним. И если речь идет о сумме в несколько десятков миллионов рублей, даже могут поинтересоваться сколько весили деньги и в какую сумку они поместились). Идеальное доказательство — выписка из банка в подтверждение оплаты, но это скорее исключение. Как правило используются банковские ячейки, в этом случае предоставляются договоры аренды, чеки об оплате и расписка. Если вы относите себя или своего визави по сделке к группе «банкротного» риска очень важно хранить документы по сделкам, особенно подтверждающие исполнение денежных обязательств. Не рекомендую «творить», потому что через косвенные доказательства оппоненты могут доказать, что в эту дату или в этом месте не могла быть совершена расписка (например, один из участников в дату совершения был в командировке).

Подтверждение рыночности условий, один из самых спорных эпизодов при защите сделки. Хорошо, если перед ее совершением был подготовлен отчет об оценке (их составление все больше входит в оборот не только в сделках между компаниями).

Другой путь — использовать архивные объявления о продаже объектов, схожих по характеристикам. Суд также вправе по ходатайству любой из сторон назначить судебную экспертизу для определения рыночной стоимости предмета сделки на дату ее совершения. Расхождение в цене на 20-30% не признается критическим, но может потребовать дополнительных объяснений о деталях сделки и определения ее цены. Совершение возмездных сделок будет выглядеть подозрительно между лицами, предполагающими ведение единого домохозяйства: супругами, детьми (до появления у них самостоятельных источников дохода) и родителями. В тоже время возмездные отношения при отчуждении имущества при родственных связях иных степеней имеют право на существование.

Доказать непорочность дарения сложнее всего, если признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества, даже в зачаточном состоянии, были на момент совершения сделки.

«Зачаточное состояние» — судебное разбирательство о взыскании долга; исполнительное производство о взыскании; та самая просрочка по кредиту управляемой или контролируемой компании, если впоследствии компания обанкротилась; проводимая налоговая проверка, по результатам которой компания также была вынуждена уйти в банкротство или налоговый орган инициировал банкротство. А поскольку предполагается, что супруг, родители и совершеннолетние дети уж точно знают о происходящем в жизни каждого из них, то дарение в условиях риска неплатежеспособности однозначно понимается кредиторами как нарушение их интересов путем вывода имущества из конкурсной массы.

Также существенное значение имеет какое имущество осталось у должника после этой сделки, какое включено в конкурсную массу и будет ли достаточно средств от его реализации для удовлетворения требований кредиторов. Если имущества достаточно — то интересы кредиторов не ущемлены, и сделка может быть сохранена.

Главная ошибка участников подобных споров — осознанное совершение таких сделок. Хорошо, если имущество осталось «в семье» и его можно просто вернуть в конкурсную массу, а супруга сможет претендовать на получение причитающейся ей доли от реализации и т.п. Но печально, когда имущества уже нет. Тогда взыскивается эквивалент стоимости, а если денежные средства для исполнения судебного акта отсутствуют, то банкротом может быть признан еще один член семьи.

С развитием института исполнительского иммунитета участились «внутрисемейные» сделки, в результате которых отчуждалось большее по площади жилье, с расчетом, что оспаривание такой сделки нецелесообразно. Так как возврат такого имущества в конкурсную массу не приведет к реальному удовлетворению кредиторов в силу защиты «иммунитетом». Но нужно учитывать, что суды изучают последовательность событий – где жил должник до этого, где жили члены семьи, было ли у них в собственности или найме иное жилье, причины, побудившие их совершить такую сделку. И если в итоге у суда будут основания признать поведение сторон сделки недобросовестным, договор может быть признан недействительным.

Не стоит одарять несовершеннолетних детей транспортными средствами задолго до того, как отпрыски обретут статус водителя. В силу отсутствия права водить машину (принять на работу водителя), доходов для несения бремени автовладельца будет проблематично доказать, что сделка совершена действительно как дар, а не как смена титульного собственника. В тоже время, если машина подарена накануне 18-летия, одаряемый учится или закончил автошколу, еще он «удачно» попадает в ДТП (действительно сам распоряжается машиной), и со своей карты (пусть даже при материальной поддержке взрослых) оплачивает полисы, штрафы и прочие расходы по содержанию машины, то в этом случае сделку защитить проще. Но опять же при условии, что признаков неплатежеспособности не было либо одаряемый не мог или не должен быть знать об этом (например, проживал отдельно от дарителя; не общался по каким-либо причинам и т.п.), то есть сделка не привела к уменьшению активов, на которые могли бы рассчитывать кредиторы.

«Внутрисемейные» переводы также оспариваются в процедурах. Если такие переводы связаны с содержанием общего имущества или общими расходами это необходимо объяснять и предоставлять доказательства на что были израсходованы средства. В противном случае, если не раскрыть разумные экономические мотивы и цели совершения перевода денежных средств, суд может сделать, например, такой вывод: «…оспариваемые платежи совершены в адрес заинтересованного лица (супруги должника), в период подозрительности, в отсутствие встречного предоставления, не носили характер алиментных обязательств должника, не представлены доказательства, подтверждающие факт оплаты обучения сына за счет поступивших от должника денежных средств...». Конечно же банкротство в современных реалиях не приговор и даже не долговая яма как инструмент принуждения и наказания. Но все-таки мой профессиональный опыт подсказывает, что наилучшим вариантом будет внесудебное урегулирование обязательств, чем обращение к процедуре банкротства.

Поделиться

Популярные посты автора

Бизнесмены предлагают расторгать договор аренды или договор на размещение нестационарного торгового объекта (НТО) только в случае повторного нарушения…
Фестиваль пройдет 10-11 июня 2023 года в пространстве Севкабель Порт в Петербурге.
Событие долгожданное, однако есть несколько весомых «но».
Опыт становления гражданского общества в Российской империи мог бы лечь в основу демократических преобразований современной России.
6320