ЦБ 28.01
$69.34
75.41
ММВБ 28.01
$69,46
<75,49
BRENT 28.01
$86.33
5986
RTS 28.01
992.37
Telega_Mob

АЛЕКСЕЙ КУЗНЕЦОВ: О новых возможностях экосистемы страховой компании «Капитал-Полис»

Во второй половине I квартала 2022 года внешние условия для российской экономики кардинально ухудшились. Это сказалось и на страховом рынке. Банк России принимал экстренные меры, направленные на снижение негативных последствий. Однако, в III квартале, по данным ЦБ, ситуация в отрасли стабилизировалась: сокращение премий, которое наблюдалось кварталом ранее, сменилось небольшим ростом. Объём рынка увеличился на 0,8% относительно такого же периода прошлого года, до 465,7 млрд рублей. Основные итоги года, а также внедрение цифровых сервисов шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсудил с генеральным директором страховой компании «Капитал-Полис» Алексеем Кузнецовым.

Фото: Business FM Петербург

Максим Морозов: Во второй половине первого квартала 2022 года внешние условия для российской экономики кардинально ухудшились. Это сказалось и на страховом рынке. Банк России принимал экстренные меры, направленные на снижение негативных последствий для финансового сектора экономики и граждан, однако, по данным Банка России, ситуация на страховом рынке в третьем квартале стабилизировалась. По крайней мере, коллеги из ЦБ говорят, что сокращение страховых премий, которое наблюдалась кварталом ранее, сменилось небольшим ростом. Объём рынка увеличился на 0,8% относительно аналогичного периода прошлого года до 465 млрд руб. Какие сложности возникали у участников рынка в Петербурге на практике? Как под влиянием различных внешних факторов трансформируется бизнес-модель?

Алексей Кузнецов: Если анализировать Петербург, то за 9 месяцев, по данным ЦБ, КАСКО выросло примерно на 12% в деньгах, добровольное медицинское страхование выросло примерно на 6,4% в деньгах, добровольные виды страхования выросли, по-моему, на 4,5%. Я сейчас говорю без ОСАГО, без обязательных видов.

В общем и целом, нельзя сказать, что страховой рынок очень сильно пострадал.

Максим Морозов: Чем мы можем объяснить рост по этим категориям?

Алексей Кузнецов: Главным образом, конечно же, довольно сильное влияние оказала инфляционная составляющая. Потому что проблемы, с которыми сталкиваются страховщики, в частности наша компания по нашим основным линиям бизнеса, если говорить о добровольном медицинском страховании — это, в первую очередь, потеря части IT-компаний, которые релоцировались в начале года. В середине года — это рост цен на медицинские услуги, который мы сегодня чётко видим.

Максим Морозов: Даже некоторый дефицит препаратов.

Алексей Кузнецов: Да, совершенно верно.

Проблема в КАСКО — это исчезновение запчастей, их совершенно безумный рост в цене.

А в страховании грузов — то, что грузоперевозки из северо-западной части в европейскую часть практически прекратились.

Максим Морозов: Здесь внешнеэкономическая деятельность пока на паузе, скажем так. По поводу бизнес-модели: что позволяет страховым компаниям сейчас оставаться на плаву?

Алексей Кузнецов: Поскольку этот год все-таки не принёс нам очень больших неприятностей по сравнению с пандемией, я ожидаю, что этот год — всё-таки видимая часть айсберга. Следующий год, возможно, будет подводной частью айсберга.

Максим Морозов: Последствия будут в следующем году?

Алексей Кузнецов: Мне кажется — да, вполне возможно.

Максим Морозов: В чём отложенный эффект, почему он пролонгирован?

Алексей Кузнецов: Я просто исхожу из того, что для экономики в целом ситуация может несколько ухудшиться, и это может заставить несколько менять некоторые подходы, например, создавать более дешёвые продукты и ограниченные риски. Это касается и КАСКО, сегодня запрос на это мы уже ощущаем, это может касаться и добровольного медицинского страхования, и страхования грузов, и страхования имущества.

Максим Морозов: В одном из недавних интервью мы с вами обсуждали проблему перестрахования, которое практически отсутствует на российском рынке, а также необходимость поддержки отрасли со стороны регулятора. Как, на ваш взгляд, решить проблему с перестрахованием?

Алексей Кузнецов: Проблема, действительно, острая. Главным образом, потому, что на сегодняшний день

западный рынок перестрахования для российских компаний схлопнулся. Восточный перестраховочный рынок пока тоже оставляет желать лучшего, потому что он, во-первых, развит не так, как западный, а во-вторых, деньги-то принимать готовы все, а как потом платить?

Максим Морозов: А внутренний рынок?

Алексей Кузнецов: Внутренний рынок начал схлопываться, потому что для перестрахования нужны очень большие перестраховачные ёмкости, а перестраховочные ёмкости определяются капиталом перестраховочной компании, то есть чем больше у неё капитал, тем больше она может принимать в перестрахование.

Максим Морозов: Как в этом смысле помогает госструктура?

Алексей Кузнецов: В своё время была создана РНПК, Российская Национальная Перестраховочная Компания. Всем казалось, что это выход из ситуации, и проблема будет решаться.

Сегодня, к сожалению, ситуация такова, что мы обязаны предлагать РНПК 50% наших рисков, которые мы собираемся отдать в перестрахование, а РНПК при этом не обязана их принимать. На вопрос: «Что же делать страховым компаниям, если вы их риски не берёте в перестрахование, куда им их размещать, что это с ними делать?» отвечают так: «Просто не страхуйте и всё».

Это яркий пример чёткой монопольной структуры, которая, не предоставляя особо уникального качества, диктует свои условия. Нужно понимать, что просто есть риски, такие как, например, страхование имущества, страхование грузов, страхование серьёзных больших объектов – всё это требует перестрахования, без перестрахования невозможно. Конечно, такие риски, например, как КАСКО или добровольное медицинское страхование, или страхование выезжающих за рубеж не требует перестрахования. В этом смысле компании, которые этим занимаются, — в более выгодных условиях. Например, наши основные линии бизнеса, такие как добровольно медицинское страхование или КАСКО не требуют перестрахования, но другие, такие как страхование грузов или страхование имущества, конечно, требуют.

Максим Морозов: Какие меры поддержки со стороны регулятора и в целом со стороны финансовых властей были бы сейчас эффективными?

Алексей Кузнецов: Мне представляется, что регулятор считает, что всё, что необходимо сделать, он уже сделал. Уставный капитал отложили, МСФО 17 — отложили, поэтому уже больше откладывать нечего. Но, с другой стороны, требования, которые сегодня выдвигаются некоторыми другими нормативными документами к актуарному заключению… Если раньше оно было раз в год, то теперь актуарий должен делать заключение раз в месяц, подтверждать определённые параметры, а это, естественно, дополнительные расходы. Сегодня, в условиях, когда экономическая ситуация сложная, о любом зарегулировании, которое несёт дополнительные финансовые расходы для страховых компаний, не только для финансовых компаний, нужно очень серьёзно подумать. Нужно семь раз отмерить, прежде чем отрезать.

Максим Морозов: Потому что оно влияет на удорожание конечного страхового продукта. По данным Российского союза автостраховщиков, ремонт транспортных средств по автогражданке подорожал в среднем на 30%. Давайте поговорим и про ОСАГО, и про КАСКО. В чём видится развитие того и другого рынка, учитывая общеэкономический контекст?

Алексей Кузнецов: Что касается ОСАГО, – не буду комментировать, потому что мы ОСАГО не занимаемся. Что касается КАСКО, то цены на запчасти выросли, причём иногда в разы. Колебание цен совершенно безумное, причём наблюдается довольно жёсткий дефицит. Сегодня это довольно серьёзная проблема для КАСКО и для его развития и активизации. С другой стороны, мы видим ещё одну историю.

Если анализировать нашу компанию, то за 11 месяцев у нас количество проданных полисов упало процентов на пять, но при этом страховая премия выросла на 30%. Прежде всего, то связано с инфляцией, с тем, что сейчас многие переоценивают свои автомобили в сторону увеличения и так далее. То есть, мы не видим того, что интерес к КАСКО серьёзно упал. Для нас это позитивный сигнал.

Максим Морозов: Продержится ли этот интерес?

Алексей Кузнецов: Да, это вопрос. Но я могу сказать, что сегодня мы видим интересную тенденцию. Если мы ремонтируем машины наших застрахованных на СТО по одной цене, то когда люди приходят ремонтировать со стороны, «с улицы», то цена иногда бывает в два раза выше, потому что когда рынок входит в турбулентность, происходят совершенно необъяснимые истории. В этом смысле для нас совершенно очевидно, что сегодня КАСКО — это не только разумное решение, особенно в нынешней ситуации, но это ещё и выгодно.

Максим Морозов: В прошлом году мы с вами обсуждали проект SMART ДМС, добровольное медицинское страхование, которое при помощи цифровых технологий позволяет иметь дополнительные «умные» возможности. Как бы вы охарактеризовали эффективность проекта спустя год, какие возможности оказались наиболее востребованными? Как вы планируете развивать, наверное, уже можно говорить экосистему «Капитал-полиса»?

Алексей Кузнецов: Мы активно продвигаем концепцию SMART ДМС, которая включает в себя мобильное приложение, HR-кабинет. Мы создали Smart экосистему «Здоровье», мы так её назвали, которая включает в себя дополнительные возможности, дополнительные ценности для наших клиентов, которые находятся немного за рамками ДМС, но, тем не менее, привязаны к фактору здоровья.

Мы видим, что интерес к нашему мобильному приложению растёт. В первую очередь, это касается возможности записаться к врачу одной кнопкой^ не надо никуда звонить, не надо никуда писать, просто выбираете врача, специалиста, время, нажимаете на кнопку — всё, вы записаны.

Система работает в клиниках нашей страховой группы. Конечно же, система электронной истории болезни, когда вы утром сдали анализы в медцентре, а уже примерно в 4 часа вы получаете информацию, результаты, референтные значения и уже можете понимать, насколько ваши анализы выпадают. Естественно, возможности напоминания о приёме тех или иных медикаментов, поиска лекарств, интерактивная карта, которая позволяет чётко видеть, когда вы находитесь в том или ином месте в Ленинградской области, входит ли это место в возможность вызова бригады скорой помощи. И, конечно же, несколько слов о SMART экосистеме. Она включает в себя дополнительные возможности, например, там есть раздел smart discount. Это дисконтная программа, по которой наши клиенты могут получать скидки в медцентрах-партнёрах, а также в некоторых ресторанах, фитнес-клубах, базах отдыха и салонах красоты. Есть такая система Smart Marketplace. Здесь наши клиенты могут размещать информацию о себе и своих услугах, возможностях в секторе B2B и B2C, потому что у нас порядка пятидесяти тысяч застрахованных физлиц, более трёхсот предприятий, организаций, юридических лиц. Это дополнительный канал маркетинговых коммуникаций. Есть такой раздел, как Smart heart, то есть «умное сердце», который позволяет использовать портативно кардиографы. Smart help — это психологическая помощь. И Smart brain — это лекции врачей медцентра «Капитал-Полис», которые можно посмотреть онлайн или же заказать их офлайн.

Максим Морозов: Алексей, спасибо!

Алексей Кузнецов: Спасибо большое!

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Все меньше времени остается до самой волшебной ночи в году! Уже скоро мы поднимем бокалы и загадаем самое сокровенное желание, надеясь, что оно обязательно…
Объем e-commerce на фармацевтическом рынке России за первые три квартала существенно превысил показатели всего 2021 года. Онлайн-аптеки смогли продать…
Ужесточение санкционного режима, частичная мобилизация, недоступность длинных заёмных денег, общеэкономический спад и планирование в условиях неопределённости.…
Как экономические санкции влияют на компании, которые работают в сфере здравоохранения? Каковы особенности реализации программы импортозамещения с учётом…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.