ЦБ 21.02
$92.35
99.56
ММВБ 21.02
$
<
BRENT 21.02
$82.49
7618
RTS 21.02
1093.57
Telega_Mob

Александр Сокуров: мои письма о разгроме градозащитной группы остались без ответа

По словам кинорежиссёра, все семь высокопоставленных адресатов проигнорировали его обращения, в которых он возмутился исключению «наиболее авторитетных, самоотверженных градозащитников» из профильных организаций Петербурга.
Эксклюзив

Фото из личного архива Александра Сокурова.

Кинорежиссёр Александр Сокуров заявил, что не получил ответа ни на одно из своих писем, в которых он сообщил высокопоставленным адресатам о «разгоне градозащитного движения Петербурга». По его словам, наиболее авторитетные и самоотверженные общественники, у которых может быть альтернативная точка зрения на градозащитную и социально-культурную жизнь Северной столицы, были исключены из профильных организаций. Подробнее о ситуации народный артист России, член президентского Совета по правам человека Александр Сокуров рассказал в интервью шеф-редактору Business FM Петербург Максиму Морозову.

Максим Морозов: Александр Николаевич, расскажите, пожалуйста, о судьбе градозащитной группы.

Александр Сокуров: Год назад группа была разгромлена тем, что нас вывели из состава всех городских организаций, которые имели контрольные функции по отношению к историческому наследию в Петербурге. Я писал письма протеста во все стороны — президенту, госпоже Матвиенко, губернатору, в Законодательное Собрание. Написал, по-моему, семь писем с протестом против подобного решения. И не получил ни от кого никаких ответов. Ни от кого!

Максим Морозов: С чем вы это связываете?

Александр Сокуров: Я это связываю, во-первых, с желанием заткнуть рот этой части общественной группы. Город маленький, интересов в городе много. Я очень хорошо понимаю, что всё не так просто. Город хрупкий. В Петербурге весь исторический центр — это два с половиной района. Но желающих развернуться огромное количество! Кроме того, город маленький по территории, он окружён Ленинградской областью, а область новых площадей для строительства не даёт. 

Все бьются за то, чтобы сносить исторические здания к чёртовой бабушке. Ни архитекторы, ни девелоперы, ни строители — никто не готов учитывать исторические и культурные интересы города. Очень часто к этим деструктивным решениям подключается и бюрократия.

Градозащитное движение абсолютно некомфортно себя чувствует во всех городах России. Должен сказать, что ещё тяжелее нашим коллегам-москвичам. Мы иногда имеем хоть какие-то выходы на губернатора, а я думаю, что градозащита Москвы не имеет никакого выхода на Собянина.

Максим Морозов: Когда градозащитная группа функционировала, с какими трудностями приходилось сталкиваться на практике?

Александр Сокуров: Во-первых, невыполнение, откровенное невыполнение распоряжений губернатора. Даже когда Валентина Матвиенко давала распоряжение прекратить снос, это происходило в субботу или воскресенье ночью. Откровенная война строительных группировок, строительных групп, даже с городской властью.

Мне поступали личные угрозы. На меня были нападения.

Максим Морозов: Вы обращались в правоохранительные органы?

Александр Сокуров: Никогда, потому что бесполезно. Что значит моя безопасность и моя жизнь в сравнении с миллиардером, который владеет строительной компанией и совсем недавно был членом правительства Петербурга? Один его звонок, и любое дело будет немедленно прекращено. К тому же, ни у кого из нас нет денег. Мы же все бедные люди, денег нет даже на адвокатов. Случись сейчас что-нибудь со мной, у меня даже нет средств на адвоката. Я ничего не скопил, у меня ничего нет, кроме фильмов, которые я делаю вместе со своими молодыми коллегами.

Максим Морозов: Александр Николаевич, как, на ваш взгляд, можно решить все накопившиеся проблемы, которые возникают в связи с необходимостью защиты исторических зданий?

Александр Сокуров:

Необходимо привлечение скандального, просто драматического интереса к градозащитным проблемам.

Если бы вернуть времена наших отношений с Матвиенко… Тогда мы находили решения практически всех критических вопросов по защите города. Валентина Матвиенко была единственным губернатором города, вообще государственным человеком на таком уровне, который напрямую работал с общественностью. Ничего, кроме пользы, это не принесло. Ни в одном городе нашей огромной страны, ни в одной прекрасной республике ни один руководитель не пошёл на работу с общественностью. Работа с общественностью презиралась. Я это вижу по встречам с некоторыми чиновниками: когда они узнают, что я состою в Совете по правам человека, то в их глазах загорается ненависть. Что это такое? Какие-то ещё права человека!

Максим Морозов: Получается, что каждое конкретное здание нужно спасать ситуативно, в ручном режиме?

Александр Сокуров: Максим, законы, защищающие исторические памятники, есть. Они сформулированы, в них очень многое чётко прописано. Но существует огромное количество уловок, огромное количество возможностей обойти закон, не обратить внимания, не заметить. Ведь прокуратура сама завалена гигантским количеством проблем. Отслеживать все случаи и внимательно всматриваться в случаи нарушения режима защиты памятников прокуратура ни одного города России не может, а в Петербурге тем более.

Общее отношение бюрократического аппарата негативное, раздражённое, временами злобное как к градозащите, так и любому общественному движению, которое живёт и работает несинхронно с государственным и политическим управлением. Откровенно разрушительная реакция. Лучше разогнать, лучше закрыть организацию, но только не участвовать в диалоге с ней.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Международная компания-перевозчик Ecolines удвоит число автобусных рейсов из Северной столицы в Таллин, суд в Петербурге удовлетворил иск Балтийского завода…
Также он считает, что пожилых необходимо дополнительно тестировать на скорость реакции и стрессоустойчивость.
Речь идет о тех, кто использует для накопления средств специальный счет, говорится в поправках, которые Минстрой намерен внести в Жилищный кодекс.
Объём планируемый инвестиций в проект составит порядка 300 млрд рублей.

Комментарии

    181
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.