ЦБ 29.06
$52.97
55.89
ЦБ 28.06
$53.36
56.05
ММВБ 28.06
$61.94
63.9
BRENT 28.06
$115.54
7291
RTS 28.06
1210.54
Legal_28.06.2022

Аркадий Павловский: "В России есть примеры хорошего фаст-фуда"

Импортозамещение должно стать основой экономики, а бизнес, который использует российскую продукцию, получит дополнительные меры поддержки. Об этом ранее заявил премьер-министр Михаил Мишустин. В свою очередь, мэр Москвы Сергей Собянин утвердил гранты для предпринимателей, открывающих отечественные сети быстрого питания. Однако в процессе импортозамещения немаловажную роль играет кооперация самих бизнесменов, например, на основе российского франчайзинга. Своим опытом в проекте «Антикризисное управление» делится основатель сети фаст-фуда «Кур Крыло» Аркадий Павловский. С ним беседует шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов.
Спецпроект

ФОТО: Пресс-служба «Кур Крыло»

Максим Морозов: В студии Максим Морозов. Сегодня я рад приветствовать основателя сети фаст-фуда «Кур Крыло» Аркадия Павловского. Аркадий, здравствуйте!

Аркадий Павловский: Здравствуйте!

Максим Морозов: Мы с вами встречаемся в непростое время. И общеэкономический спад, и коронокризис ещё не закончился, а тут новые вводные. Конечно, вся эта ситуация в первую очередь бьёт по заведениям общественного питания. За счёт чего сегодня не только выживают, но и развиваются заведения фаст-фуда на вашем примере.

Аркадий Павловский: Можно отметить то преимущество что, продукты, которые мы покупаем, производятся в России. Соответственно, цена на них растёт, но не так сильно. В формирование цены российского продукта входит какой-то процент импортных добавок, стоимость корма для животных, но это не сильно влияет на цену и позволяет нам оставить меню в том же виде, с той же наценкой, чтобы наши гости не заметили разницу, не изменили свои привычки и ходили к нам и дальше.

Максим Морозов: Вы сейчас импортозамещаетесь или изначально работаете только с отечественными продуктами?

Аркадий Павловский: Мне 38 лет, у меня был бизнес, который очень сильно был завязан на доллар и евро. Где-то с 2008 года я как на американских горках: доллар поднялся — мы потеряли. Но он только поднимался, и мы всё время теряли. У меня уже такая толстая кожа! Мне так надоело смотреть на курс доллара. Когда я выдумывал модель, ещё после 2014 года, то хотел сделать так, чтобы она не зависела от доллара. Я понимал, наверное, что это не очень выгодно в плане долгосрочных инвестиций, потому что доллар всегда растёт, а рубль всегда падает. Но, тем не менее, учитывая инфляцию и то, что цены на продукты поднимаются, я понимал, что какой-то определенный уровень прибыли, чтобы можно было выжить, эта модель даст. Поэтому мы полностью отказались от доллара. На курс я больше не смотрю и так живу уже лет шесть, и это реально здорово! Сэкономил очень много нервов.

Максим Морозов: Хотя импортная составляющая в продуктах, которые, казалось бы, с обывательской точки зрения, абсолютно российские тоже есть. Я читал про картофель, что семена в основном импортные и получается, что в стоимости килограмма картофеля примерно 20% – это импортная составляющая.

Аркадий Павловский: Очень хороший пример с маслом для фритюра. Оно похоже на подсолнечное масло, но чуть-чуть другое, чтобы температуру держало. Оно делается из семечек. Семечки очень хорошо растут в России. Но что происходит дальше? Наши не очень хорошие ребята продают все эти семечки за границу, там из неё давят масло, и это масло уже со всеми пошлинами и наценками иностранцев приезжает к нам. В пандемию масло выросло, наверное, на 50%. Мы были в шоке, почему? Наши семечки! Но сейчас, насколько я знаю, действия правительства уже более адекватные и, вроде бы, какие-то стратегические продукты запрещают к экспорту. С семечками, наверное, будет также. Может быть, масло начнут давить здесь, и цена на него расти не будет.

Максим Морозов: А вкусовые качества? Многие заволновались, когда известные международные транснациональные сети фаст-фуда начали спекулировать на том, что они уходят из России, тут же посыпались новости об импортозамещении этих сетей. Но преданные поклонники говорят, что если всё будет отечественное, то и вкус будет не тот. Что вы им ответите?

Аркадий Павловский: Мне очень нравится «Теремок». Я с детства любил блины из «Теремка».

Максим Морозов: Привет Виталию Свидовскому!

Аркадий Павловский: Да. В России есть примеры хорошего фаст-фуда. Вдохновляясь этим примером, мы также сделали своё «Кур Крыло». У нас основное блюдо — жареная курица во фритюре, как в KFC. Мне многие люди говорили: «Зачем вы открываете аналог KFC?». Я говорю, что мы не открываем аналог, мы предлагаем продукт российского производства. Да, пожарен также, тут вопросов нет, но чуть дешевле, может быть, потому что у нас нет такой сложной структуры, мы маленькая компания, и, как мне кажется, вкуснее. Это дело вкуса, какие специи вы добавите, но жареная курица она и есть жареная курица.

Максим Морозов: Говорят, что в девяностые курица спасла Россию. Окорока.

Аркадий Павловский: Да, я тоже это помню, и они даже имели название по имени американского президента.

Максим Морозов: О мерах поддержки давайте поговорим. Очень много сейчас различных предложений и уже вступивших в силу федеральных и региональных мер поддержки, но ещё, мне кажется, важна кооперация. Кооперация между самими бизнесменами, причём на абсолютно рыночных условиях, допустим, франшиза.

Аркадий Павловский: Да, нам кажется, что мы придумали очень классную схему с маленькими вложениями и стабильным доходом. Мы уже открыли десять точек. Партнёры, которые к нам приходят, франчайзи, очень довольны. Им нравится, что всё прозрачно, всё понятно и 15% рентабельность этого бизнеса в данное время — это очень классно. Учитывая, что риски низкие, потому что помещения для аренды мы берём недорогие, импортных составляющих в цене товара очень мало, то есть мы реально пережили пандемию, в неё выросли, открыли 10 точек. Данный кризис, на самом деле, вообще не пугает, потому что мы очень неплохо потренировались в пандемию.

Максим Морозов: Расскажите, пожалуйста, чуть подробнее о параметрах, о самой модели. В классической схеме коммерческой концессии, франшизы держатель франшизы обеспечивает за свои деньги рекламу, продвижение развитие бренда и контролирует качество конечного продукта.

Аркадий Павловский: На самом деле, не за свои деньги. Мы строим месячный бюджет у каждой точки, и там есть обязательные расходы на рекламу. Это примерно 50 тысяч рублей с каждой точки. Когда у вас 10 точек, то месячный бюджет для Петербурга около полумиллиона рублей – это очень серьезный охват. Это не за наш счёт — это всё-таки бюджет точки, но это учтено, поэтому здесь бояться не стоит. Есть знаменитая фраза, она мне нравится: «Деньги без рекламы может делать только монетный двор».

Максим Морозов: Аркадий, спасибо!

Аркадий Павловский: Спасибо вам, было очень приятно поговорить.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Интервью с директором по развитию компании «Л1» Надеждой Калашниковой.
Интервью с заведующим отделением анестезиологии и реанимации клиники «Евроонко» Олегом Хоменко.
Сегодня до четверти простых бизнес-операций в мире выполняют чат-боты. И это объяснимо: клиентам зачастую проще написать о своей проблеме в мессенджер,…
Интервью с директором макрорегиона «Северо-Запад» Tele2 Сергеем Тимошиным.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.