Sharingbest mob 4 июня

16.04.2020

БИЗНЕС-НАДЗОР: Как защитить права сотрудников и сохранить малые и средние компании?

Гости программы - Александр Шишлов, Сергей Федоров, Александр Абросимов

Петербуржцы стали жаловаться на невыплату зарплаты в связи с коронавирусом. Как защитить права сотрудников и сохранить малые и средние компании? В формате онлайн-конференции обозреватель Business FM Петербург Максим Морозов беседует с омбудсменом Александром Шишловым, бизнес-омбудсменом Александром Абросимовым и председателем правления Ассоциации промышленников и предпринимателей Петербурга Сергеем Фёдоровым. 

Максим Морозов: В каком режиме работают уполномоченные, в каком режиме работает Ассоциация промышленников и предпринимателей, как можно обратиться? Пару слов о режиме работы.

Сергей Фёдоров: Докладываю, Ассоциация промышленников и предпринимателей строго соблюдает режим изоляции, все работники работают на удаленке, в офисе нахожусь я один. В офис поступает ежедневно от 20 до 30 звонков от предприятий малого и среднего бизнеса, которые говорят «где поддержка?», говорят о тех трудностях, которые у них есть.

Максим Морозов: Александр Владимирович, как работает аппарат омбудсмена?

Александр Шишлов: Мы тоже работаем преимущественно в дистанционном режиме, в офисе только дежурные сотрудники, утром у нас проходят видеоконференции. Работа, конечно, стала более сложной, но мы стараемся помогать людям.

Максим Морозов: Александр Васильевич, как работает аппарат бизнес-омбудсмена в Петербурге?

Александр Абросимов: Частично у нас работают на удаленке и где-то процентов 20, наверное, 25 работают в очном режиме для подготовки ответов, документов, координации и так далее. Мы стараемся сейчас в максимально сжатые сроки по значительным обращениям, которые от большого количества предпринимателей, подготовить и направить в штаб городской, также готовим ответы по обращениям предпринимателей, кто имеет право при каких условиях сегодня осуществлять свою деятельность. Я просил представителей штаба, сделали такое разъяснение по городу все-таки более таким, публичным.

Максим Морозов: Большая четверка бизнес-объединений – «Опора России», Торгово-промышленная палата, «Деловая Россия» и РСПП – направили письмо с антикризисными предложениями о поддержке бизнеса Михаилу Мишустину. И, в частности, там содержалась инициатива заморозить или снизить материальные риски ответственности работодателя при увольнении персонала, невыплате зарплат сотрудникам. Примечательно, что инициатива появилась на фоне жалоб сотрудников о задержке с выплатой зарплат, с вынужденными отпусками, сокращениями. Я знаю, что на горячую линию петербургского омбудсмена Александра Шишлова такие жалобы, обращения уже поступают. Дискуссия же возникла там, Титов отреагировал – он выступил против снижения ответственности работодателей за увольнение персонала.

Сергей Фёдоров: Вы знаете, мы обратились первые к председателю нашего правительства, Александру Дмитриевичу Беглову и к председателю правительства Российской Федерации Михаилу Владимировичу Мишустину с просьбой именно оказать нам помощь в том, что мы должны по законам Российской Федерации выплачивать заработную плату, а целым секторам экономики сегодня выплачивать эту заработную плату не из чего. Допустим, закрыты рестораны, закрыты кафе. Весь непродовольственный ритейл на 100% закрыт. У меня 300 обращений, вот скажем, прямых, непродовольственного ритейла о том, что они не могут работать и не могут выплачивать заработную плату. Обратите внимание, какую помощь оказывают, скажем, европейские страны, страны Северной Америки своим предпринимателям. Сотни миллиардов рублей идут на то, чтобы оказать содействие в выплате заработной платы. И мы просим, используя вашу радиостанцию, с нашей точки зрения, надо дать возможность предпринимателям законно увольнять работников в отпуск с оплатой 75% заработной платы, которая компенсируется из регионального или федерального бюджета. В противном случае, к сожалению, мы столкнемся с сотнями, если не с тысячами уголовных дел по невыплате заработной платы, на переход выплаты заработных плат и всяких других платежей вчерную, в общем, как мы знаем, это исторически. И сегодня, с нашей точки зрения, лучше поддержать тот бизнес, который существует, чем дать ему умереть от непосильных сборов, поборов и налогов, чем ждать, когда народится новый, новый вырастет и начнет платить налоги и заработную плату.

Пояснение юриста

Старший юрист компании GRATA International Санкт-Петербург Михаил Герман Снятие какой-либо ответственности с работодателей за невыплату или неполную выплату заработной платы в данном случае представляется перекладыванием ответственности работодателя на плечи государства, а также ухудшением прав работников, что в целом недопустимо в силу действующего трудового законодательства. Кроме того, работодатель всегда презюмируется как экономически более сильная сторона правоотношений, о чем неоднократно указывал Верховный Суд. При этом уход в отпуск без сохранения заработной платы это исключительное право работника, а не работодателя и изменение баланса сил в данном вопросе приведет к очередным проблемам, которые придется решать опять же государству, поскольку ответственность по невыплате зарплаты была введена на фоне негативного опыта 90-х, когда люди годами не получали доход.

Максим Морозов: Александр Владимирович, как можно оценить сейчас ситуацию в Петербурге с сокращениями – ну хотя бы по материалам, которые к вам поступают, жалобы, обращения? И как вот здесь, действительно, найти компромисс, пройти между Сциллой и Харибдой? То есть, с одной стороны, сохранить на плаву малый и средний бизнес и, с другой стороны, не увольнять, не допустить сокращения сотрудников.

Александр Шишлов: К нам поступают обращения по очень широкому кругу вопросов, не только, конечно, по трудовым правам. Но сегодня мы говорим о трудовых правах и здесь, конечно, главная проблема – это просто материальная поддержка людей. И те жалобы, которые к нам поступают, те обращения – они связаны с невыплатой зарплаты и, в том числе, конечно, с теми проблемами, о которых Сергей Владимирович говорил. И я совершенно согласен с таким подходом, что нужно поддерживать людей, поддерживать работников, а для этого нужны и экономические инструменты, которые позволяют выплачивать хотя бы 75% или 80% от средней зарплаты в регионе. Это ответственность государства. Это государство должно создать такой механизм, который в каком-то смысле дотирует вот эти расходы.

Максим Морозов: Вопрос к Александру Васильевичу Абросимову. Ваш коллега, федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил как раз разрешить отправлять сотрудников в бессрочный отпуск с выплатой пособий, которые будут субсидироваться государством. Поддерживаете ли вы его инициативу и тоже общий вопрос – как вот здесь пройти между Сциллой и Харибдой, возможны ли какие-то компромиссы?

Александр Абросимов: Мы еженедельно проводим такие совещания с уполномоченным, где присутствуют уполномоченные от всех регионов Российской Федерации. И вот один из вопросов, который мы обсуждали на последнем таком совещании – о равнозначности принимаемых решений. Если у нас президент сегодня принял решение, что мы до 30 апреля большинство находится на самоизоляции и с выплатой заработной платы, потом следующее решение, которое у нас – что можно сегодня воспользоваться поддержкой государства, то есть через банки получить беспроцентный кредит на выплату заработной платы, но банкам дано указание, что это должно быть в размере одного МРОТ. Плюс ко всему у нас на сегодняшний день назначено, по-моему, семь или восемь банков, у нас активно «Промсвязьбанк», ВТБ и «Сбербанк», которые сегодня выдают. Но это один МРОТ. Средняя заработная плата, и даже минимальная заработная плата у нас сегодня по Санкт-Петербургу – 19 с лишним тысяч рублей. То есть бизнес встает в ситуацию – а где взять оставшуюся часть? Если он не выплачивает оставшуюся часть, он все равно является нарушителем, и, соответственно, при невыплате заработной платы за первый месяц он уже может быть подвергнут административной ответственности. Поэтому наше предложение было, как и Титова, так и бизнес-сообщества – у нас в регионе большинство предлагает дать возможность бизнесу 75% компенсации выплаченных заработных плат. И Борис Юрьевич как раз и выступил: либо если мы даем один МРОТ на выплату заработной платы, давайте тогда и дадим такую же возможность предпринимателям, без каких-то административных последствий и уголовных, дать такую же возможность выплачивать в размере одного МРОТ. Да, это мало, я понимаю, что это незначительно, но давайте будем последовательными.

Максим Морозов: Спросим мнение Сергея Федорова. Как вы оцениваете эту меру, насколько она действенна?

Сергей Фёдоров: Мы надеемся, что наш голос будет услышан. Потому что, вы знаете, вот оценивая системную помощь других государств своему бизнесу и населению, я могу сказать, что Франция выделила 345 млрд евро, Германия – 500 млрд евро, Великобритания – 490 млрд евро, Соединенные Штаты – 2,3 трлн долларов на поддержку своего бизнеса и населения, а мы с вами выделили менее 1% ВВП.

Александр Абросимов: Нет, 1,2% ВВП, Сергей Владимирович, прошу прощения, что перебиваю.

Сергей Фёдоров: Согласен с вами, Александр Васильевич, уже 1,2% ВВП. Понимаете, у нас такое отношение к бизнесу, вот как в свое время, помните, «бабы еще нарожают». И вот я разговаривал с некоторыми чиновниками, не буду называть вам фамилии, они говорят: «Да что ты, Сергей, кипятишься? Ты же сколько их, сотнями выпускал этих мальков, малых новых предпринимателей? Ну, эти погибнут, но вырастут другие». Вот я обращаюсь сегодня, используя наш Business FM – не надо ждать, когда мы нарожаем других, надо спасти этих, потому что время после того, как эти рожденные начнут платить достаточно в бюджет, чтобы выполнять наши все социальные обязательства – это два-три года. Поэтому сегодня мы недовольны той помощью, которую оказывают правительства всех уровней малому и среднему бизнесу.

Пояснение юриста

Старший юрист компании GRATA International Санкт-Петербург Михаил Герман В настоящий момент за невыплату или неполную выплату заработной платы работодатель несет как административную, так и уголовную ответственность. При этом полное освобождение от такой ответственности приведет к фактическому перекладыванию обязанности по выплате зарплаты на плечи государства, а также бесконтрольному злоупотреблению таким правом. При этом та ситуация, которая сложилась у части бизнес-структур сегодня, это вынужденный простой по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, при котором заработная плата за работниками сохраняется в размере 2/3 должностного оклада, а не среднего заработка, что с учетом предложенных президентом мер поддержки и приведет к существенному снижению затрат на содержание сотрудников.

Максим Морозов: Следующий вопрос, наверное, в первую очередь к Александру Шишлову. Тревожная статистика была озвучена на этой неделе, выступала директор Центра занятости населения Петербурга Юлия Горохова. По ее данным, число безработных в Петербурге выросло с 14,5 тыс. до 16,5 тыс. и, по прогнозам Гороховой, на следующей неделе число безработных в городе может достигнуть 18,5 тыс. человек, а к концу апреля 22-25 тыс. человек. Чем могут помочь сейчас государственные органы, чем может помочь омбудсмен тем, кто вынужденно оказался без работы?

Александр Шишлов: Ну, государственные органы – служба занятости, я имею в виду – сейчас перешли на дистанционный прием заявлений, и те люди, которые оказались вот в такой ситуации, связанной с потерей работы, они могут обратиться без посещения службы, онлайн, и решение должно быть принято в очень быстрый срок. Так что в этом смысле помощь организована, но это, конечно же, не решает проблемы, потому что те цифры, которые уже сейчас говорят о росте безработицы, не дают оптимизма, и я думаю, что при сохранении такого отношения государственной власти к малому и среднему бизнесу эти цифры будут очень сильно расти. И главный здесь вопрос о том, что вот Сергей Владимирович приводил в пример другие страны, где совершенно другая доля ВВП тратится на поддержку малого и среднего бизнеса – это ведь в конце концов не вопрос поддержки каких-то конкретных предпринимателей, собственников, это вопрос защиты людей, которые работают. И обязанность государства, обязанность прежде всего федеральных органов государственной власти – изменить быстро политику, принять быстро ответственные решения, взять на себя ответственность и использовать те ресурсы, огромные ресурсы финансовые, которые у государства есть. И выводы, которые мы должны будем сделать, когда мы выйдем из этой тяжелой ситуации – нам нужен такой парламент, в котором есть дискуссия, в котором есть альтернатива, в котором слышат голос людей и голос предпринимателей.

Максим Морозов: Вот сейчас, мне кажется, такой хороший пример взаимопомощи предпринимателей – это когда компании, которые занимаются доставкой, временно берут к себе на работу официантов, поваров, работников системы общепита, которые оказались вынужденно без работы. И они работают курьерами, в службе доставки – временно, но хотя бы получают какую-то работу. То есть получается, что бизнес вынужден самоорганизовываться.

Александр Абросимов: Бизнес – да, он должен самоорганизовываться, но нужно, опять же, изменить трудовые кодексы. Потому что у нас человек находится на работе. Возможность работать в другом… в системах доставки и так далее – а что такое система доставки? Вот сегодня большинство производителей жалуются на то, что компании, которые осуществляют онлайн-доставку, они практически от 20 до 30 процентов – плата за их услуги. Соответственно, при той системе, при той себестоимости, которая есть сегодня у бизнеса, который выпускает какую-то продукцию, пользоваться системой онлайн-доставки они не могут, они уже переходят на создание своих собственных форм онлайн-доставки с тем, чтобы сами доставлять. То есть это не совсем, конечно, на сегодняшний день такой, хороший вариант для поддержки бизнеса и предпринимателей. Я согласен с Александром Владимировичем с точки зрения того, что, все-таки, мы должны сейчас предусмотреть меры – пусть это через бизнес. Я не сторонник прямых форм поддержки, чтобы насытить потребительский рынок, хотя президент в своем выступлении отметил, что потребительский спрос только за апрель месяц упал на 35%, плюс снизилось потребление электроэнергии, что говорит о том, что и предприятия у нас встали и не работают. Экономика движется к стагнации, практически к остановке. То есть если у нас остановится в ближайшее время экономика и мы не сможем выплачивать заработную плату людям – ну, наверное, это будет какая-то новая пандемия, такая, экономическая.

Максим Морозов: Запас прочности как вы оцениваете? Сколько продержатся работодатели, если мы говорим о микро-, малом и среднем бизнесе в Петербурге? Сколько еще эта социальная ответственность, которая сейчас волей-неволей легла на плечи работодателей – то есть содержать работников, когда твое предприятие не работает – каков запас прочности, сколько еще можете продержаться?

Сергей Фёдоров: В разных секторах запас прочности разный. Вот, допустим, мы, заслушав первое обращение президента, собрали правление и приняли обращение ко всем членам ассоциации, вот эту неделю сохранить заработные платы и всех отправить в оплачиваемые каникулы. Такое было. Но когда было второе выступление президента и это расширили на месяц, тогда члены ассоциации, особенно несетевой ритейл, сказали: «Сергей Владимирович, мы очень как бы уважительно относимся к вашим светлым пожеланиям, но вы нам расскажите, откуда нам брать деньги?». То есть деньги у них уже кончились. Приблизительно та же ситуация практически во всех сферах обслуживания. Поэтому сегодня, с нашей точки зрения, и мы обращались к Александру Васильевичу, и к председателю правительства нашего, и Российской Федерации – мы считаем, что сегодня нужно отменить налоги на прибыль, отменить НДС для малого и среднего бизнеса.

Максим Морозов: На какой период?

Сергей Фёдоров: До окончания пандемии как минимум.

Александр Абросимов: До конца года.

Сергей Фёдоров: Да. Мы просим до конца года. Но, понимаете, сейчас эти люди просто умрут. Меня удивляет, как можно просить заплатить правительство и выдать заработную плату предприятиям, которые закрыты. То есть вот тысяча предприятий прекратили свою работу, и нам говорят: надо выплачивать заработную плату. Подкожный жирок есть у государственных корпораций, которые приобщены к различным видам бюджета, начиная от муниципального, регионального и федерального. У малого и среднего бизнеса этот жирок очень тонкий, а у некоторых вообще отсутствует. Поэтому сегодня мы обращаемся и будем обращаться к правительству, чтобы нас освободили от арендных платежей за городское и федеральное имущество – это как объекты недвижимости, так и земля – потому что сегодня заплатить их будет не из чего.

Пояснение юриста

Старший юрист компании GRATA International Санкт-Петербург Михаил Герман Введение на период карантина льготного налогового режима уже провозглашено президентом в своих обращениях к нации и в данном направлении уже принят ряд федеральных законом, вносящих изменения, в том числе в Налоговый кодекс. Однако не стоит забывать и другое обстоятельство, на которое обращал внимание президент, а именно на то, что период пандемии – это период переориентации бизнес-процессов на новые направления, а значит, наверное, пришло время обратить внимание на реализацию федеральных программ, существующих в государстве, в том числе на программы по развитию территорий опережающего социально-экономического развития и другие. Кроме того, не стоит, наверное, огульно смотреть в сторону государства и требовать финансовой помощи, а в первую очередь самостоятельно подумать над вопросом перепрофилирования бизнес-процесса с учетом новых реалий, укрупнения предприятий одной направленности путем их слияния в более крупные структуры и т.д.

Максим Морозов: У меня вопрос, наверное, ко всем трем участникам нашей дискуссии: как регламентирована ответственность за сотрудников, которые работают на удаленке?

Александр Абросимов: Руководитель предприятия выпускает приказ об удаленном – ну, как, у нас же раньше отправлялись люди в командировку примерно, как человек находится в местной командировке и осуществляет свою деятельность в удаленном режиме. То есть и Трудовым кодексом такие местные командировки, они предусмотрены. С ответственностью, которую несет работодатель, ответственность в этом направлении – те, которые направлены на удаленный режим работы.

Александр Шишлов: Не совсем, конечно, эта ситуация регулируется Трудовым кодексом, в том плане, как местная командировка. Потому что, скажем, условия труда на удаленном режиме, когда человек работает дома у себя, мы не можем контролировать. Поэтому здесь есть тоже правовые такие, я бы сказал, лакуны, вакуум, но формально должен выпускаться приказ, могут заключаться дополнительные соглашения к трудовому соглашению. Но я вас уверяю, это не самая острая проблема сейчас. Самая острая проблема – это, действительно, поддержка людей, поддержка просто выживания. Вот в такие моменты-то государство и нужно. Для того, чтобы реагировать быстро, ответственно, не боясь брать ответственность за принятие тяжелых решений.

Максим Морозов: Мы все время обсуждаем в будущем времени, что есть предложения, очередной пятый, десятый пакет предложений направлен от одной ассоциации, от другой ассоциации. А вот на деле в Петербурге сейчас, на середину апреля, какие меры поддержки есть для граждан, которые оказались в трудной ситуации, вот сейчас чем государство конкретно помогает?

Александр Шишлов: В Петербурге довольно ограниченные возможности по поддержке бизнеса для того, чтобы защитить людей. И вот, например, насколько я знаю, в Законодательном Собрании обсуждается законопроект о льготах, об освобождении от арендной платы. Но в той части, в которой можно облегчать налоговое бремя, бремя арендных платежей в Санкт-Петербурге, эти меры принимаются, но, на мой взгляд, их нужно принимать гораздо более энергично. Хотя еще раз хочу подчеркнуть, что основная ответственность лежит на федеральном центре.

Александр Абросимов: Да, на региональном уровне у нас сегодня правительством приняты меры, касающиеся возможности снижения арендных ставок на городском имуществе, снижения налогов, уменьшения налогов компаниям, находящимся на упрощенной системе налогообложения. Но в большинстве вот эти вот меры распространяются только на субъекты малого и среднего бизнеса, которые находятся в едином реестре, и поэтому это не очень значительный круг предпринимательского сообщества, которое могло воспользоваться этими льготами. Более того – да, есть снижение на страховые выплаты, снижение на 50%, которым могут, опять же, воспользоваться субъекты малого и среднего бизнеса, а в целом есть отрасли – те, о которых говорил Сергей Владимирович, деятельность которых вообще приостановлена. Поэтому им просто не с чего платить налоги, потому что у них нет денежных никаких поступлений. Сегодня принята, конечно, федеральным правительством поддержка по коммунальным платежам, не начисление пеней и штрафов и не отключение от подаваемой электроэнергии. Но это, опять же, касается только жителей города и управляющих компаний. Бизнес не попадает в эти формы поддержки. Мы общались с руководителем Петербургской сбытовой компании господином Кропачевым. В принципе, они тоже относятся с пониманием к этому – как и глава Ленэнерго, так и руководитель ПСК – они понимают, что ситуация сложная, но пока каких-то законодательных норм не принято в этом отношении, они идут просто сейчас на индивидуальное рассмотрение предпринимателей, которые попали в сложную ситуацию, с тем, чтобы они напрямую обратились и дальше они будут принимать такие решения. Я считаю, что этого недостаточно, это должно быть на законодательном уровне утверждено.

Пояснение юриста

Управляющий партнёр компании GRATA International Санкт-Петербург Владимир Комаров Дистанционной работе в Трудовом кодексе посвящена целая Глава 49.1, которая регулирует все основные вопросы данного вида трудовой деятельности. Там есть и положения о заключении, изменении условий трудового договора с дистанционным работником, о режиме рабочего времени и времени отдыха и даже об организации охраны труда дистанционных работников. Ответственность работодателя в данном случае ничем не отличается от случаев, когда работник выполняет свою трудовую функцию на территории работодателя, в офисе. Что касается вопросов контроля сотрудника, то данный контроль отдан на откуп работодателю и определяется локальными актами. То есть, как правило, и осуществляется путем ежедневного направления плана заданий, производственных поручений и соответствующего направления работником отчета о проделанной работе с приложением результата.

Сергей Фёдоров: Хотел бы все-таки по поводу удаленки. У малого бизнеса никакой проблемы с этим практически не возникает. Вы можете себе представить официанта на удаленке или парикмахера на удаленке? Поэтому когда вы говорите, что вот есть такие проблемы – дело в том, что половина практически малого и среднего бизнеса, особенно сфера обслуживания, не может работать на удаленке, потому что вся их работа связана с контактом именно с потребителем. И второе, я бы хотел поддержать Александра Владимировича. Мы непосредственно обратились к председателю правительства Российской Федерации, сказали, что покупательная способность населения снижалась последние шесть лет и мы считаем необходимым осуществление прямой раздачи денежных средств в установленном правительством размере инвалидам, пенсионерам, одиноким многодетным матерям. Мы против того, как сказал правильно Александр Васильевич, чтобы деньги раздавали нам, бизнесу. Потому что мы можем предположить, как эти деньги будут розданы. Но нужно поддержать покупательную способность населения, нужно снизить нам налоги, нужно убрать с нас арендные платежи.

Максим Морозов: Как с проблемой справляются в других областях, республиках, регионах России, чей опыт можно позаимствовать?

Александр Шишлов: Знаете, Максим, я думаю, что это неправильный подход – брать какой-то регион за образец. Я вообще считаю, что в данном случае мы видим нежелание федеральных властей брать на себя ответственность и принимать ответственные решения. Вот это желание переложить всю ответственность на регионы – оно, может быть, политически понятно, потому что никому не хочется принимать непопулярные решения, но по сути дела, основные ресурсы, которые могут помочь нам выжить, которые могут защитить малый и средний бизнес, людей, в первую очередь, людей – это федеральные ресурсы.

Александр Абросимов: Прозвучала цифра, что очередной пакет мер, которым будет оказана помощь населению, он будет составлять более 1 трлн рублей. Более того, мы видим, что государство сегодня очень активно поддерживает главное направление, которое, я считаю, что нас все-таки как-то защищает, что у нас нет вот такого, как в Италии, Испании и так далее продвижения коронавируса по стране. Выделяются денежные средства на приобретение аппаратов искусственной вентиляции легких, и на поддержку поликлиник, и на расширение коечного фонда. Да, я понимаю, что это, может быть, было результатом не совсем продуманной политики, которая была раньше, но сейчас вот эти направления, конечно, государство старается максимально и в самые сжатые сроки поддержать с тем, чтобы расширить коечный фонд, провести изоляцию граждан, то есть принимаются меры оперативно.

Максим Морозов: А все-таки, на какой регион стоило бы обратить внимание, ориентироваться?

Александр Абросимов: У нас одна из категорий индивидуальных предпринимателей, самозанятые – вообще никуда не попали ни в какие меры поддержки. Они находятся сейчас, наверное, в одной из самых сложных ситуаций. В Ленинградской области приняли решение сегодня индивидуальным предпринимателям выплачивать по семь тысяч рублей – это в тех отраслях, которых приостановлена деятельность. Может быть, стоит и нам рассмотреть. Это предложение, я в штаб направлял по индивидуальным предпринимателям, рассмотреть такие формы поддержки, как выплаты самозанятым и индивидуальным предпринимателям.

Сергей Фёдоров: Мы всегда знаем, что в соседнем огороде яблоки слаще, у соседа поддерживают. Но именно сегодня мы получили ответы правительства Ленинградской области на конкретную поддержку малого и среднего бизнеса Ленинградской области. И хочу вам сказать, что там есть очень ряд серьезных послаблений для малого и среднего бизнеса, включая и освобождение от уплаты налогов. Просто почитайте – это большие ответы, которые есть. И вот те предприниматели, которые входят в ассоциацию из Ленинградской области, как-то более мягко и сдержанно отвечают по тем вопросам, когда мы спрашиваем, оказывают ли вам поддержку. Я думаю, что у нас есть возможность посмотреть, как этим занимаются в Ленинградской области. И, как сказал Александр Васильевич, лучшие элементы этой поддержки взять в постановление нашего правительства города Санкт-Петербурга.

Максим Морозов: У нас есть еще два важных, на мой взгляд, вопроса. Это вопрос мигрантов, в том числе мигрантов трудовых. Были опасения, что они, вынужденно оставшись без работы, не имея возможности вернуться на родину, внесут вклад в ухудшение криминогенной обстановки в Петербурге. Существует ли такая угроза, сколько оценочно мигрантов работает сегодня в Петербурге, в какой мере защищены их права – здесь, наверное, к Александру Владимировичу в первую очередь, вопрос.

Александр Шишлов: Что касается криминогенной обстановки, то у меня нет каких-то сигналов о том, что она стала хуже вот именно в плане участия трудовых мигрантов. И вообще надо сказать, что бытовавшее раньше мнение, что трудовые мигранты – это криминогенная среда, это мнение не основано на фактах. Что касается ситуации, в которой они оказались – да, им, конечно, сейчас сложнее, потому что многие из них не имеют достаточных ресурсов для того, чтобы здесь, в Петербурге, жить, и вопрос во многом стоит в том, чтобы обеспечить возможность их транспортировки в страны постоянного пребывания, а это сейчас, как вы знаете, практически невозможно, потому что воздушное сообщение прервано. Но я не думаю, что это самая главная проблема, которая сейчас у нас находится.

Максим Морозов: Но их отчасти поддержали, потому что стройки возобновили свою работу.

Александр Шишлов: У меня нет однозначного ответа, правильный это шаг или нет. Потому что все-таки сейчас в первую очередь нужно думать о здоровье и жизни и защищать людей от возможности заразиться. Мне представляется более правильной линия на жесткие карантинные меры, это стоит дорого, но это будет гораздо меньше стоить, чем если инфекция будет распространяться.

Пояснение юриста

Управляющий партнёр компании GRATA International Санкт-Петербург Владимир Комаров Принятые на сегодня антикризисные нормативные акты – они не содержат никакой отдельной рекомендации в отношении граждан иностранных государств, осуществляющих свою деятельность трудовую у нас. Но очевидно, что меры прямой поддержки населения со стороны государства в первую очередь будут направлены на наших граждан. Хотя вот есть надежда, что меры, направленные на поддержку бизнеса, о которых говорил президент 15 апреля в своем выступлении, не будут содержать таких ограничений, ограничений по критерию гражданства. Но надежда слабая. В частности, для примера – компенсация на выплату заработных плат может быть получена, в том числе, и на иностранных граждан, оформленных в соответствии с действующим законодательством. И нужно сказать, что в целом трудовые мигранты являются менее защищенной категорией работников, что обычно для подавляющего большинства юрисдикций.

Александр Абросимов: Действительно, эта проблема есть, может быть, она массово не присутствует на страницах средств массовой информации. Потому что действительно есть проблема невозможности перемещения их в места постоянного проживания. Но, насколько я знаю, то, что звучит между коллегами, что «сейчас они переместились с основной, то, с чего начинали 10-12 лет» – это с дачных участков, возможности подработать и так далее. Потому что ни для кого не секрет, что многие петербуржцы проводят время самоизоляции, выехав на дачные участки, начинаются какие-то работы, и они тоже туда в какой-то части сместились. Открылись стройки, поэтому тоже работа. Но, с точки зрения соблюдения жестких карантинных мер самоизоляции и так далее – да, жестко нужно относиться к выполнению тех требований, которые там есть. Но если мы остановим все – здесь должен быть баланс, дать возможность людям продолжать жить.

Максим Морозов: Сергей Владимирович, у меня вопрос короткий к вам: вот сейчас в малом и среднем бизнесе в Петербурге – оценочно, потому что понятно, что какой-то точной, наверное, статистики нет – сколько трудовых мигрантов задействовано?

Сергей Фёдоров: Я вам могу сказать оценочно, в некоторых секторах из 10-ти рабочих четверо мигрантов. Вообще, чтобы вы понимали, сегодня в Петербурге живет около 400 тыс. представителей иностранных государств. Многие из них работают на наших предприятиях. И знаете, когда нам говорят, что вот, мигранты именно делают ухудшение криминогенной обстановки, я с Александром Владимировичем согласен в том, что у криминала нет национальности, языка или цвета кожи. И сегодня, когда, по нашим оценкам, если мы будем работать так, как работаем, к концу года количество безработных в Петербурге вырастет до 100 тыс. Хотя нам уже к концу месяца 25 тыс. предлагают. Я думаю, что криминогенная обстановка действительно ухудшится, и поэтому те мероприятия, о которых мы просим правительство, они направлены, в том числе, и на улучшение социальной и криминогенной обстановки.

Максим Морозов: Хотя в Центре занятости, извините, нам говорят, что несмотря на то, что негативный прогноз 25 тыс. безработных, но вакансий 26 тыс. То есть они как бы покрывают.

Сергей Фёдоров: На самом деле 31 тыс., Максим, я вас поправлю, официальных вакансий. Это связано…

Александр Абросимов: Это в докризисный период 31 тыс.

Максим Морозов: Коллеги, последний вопрос – есть ли жалобы на то, что сотрудников заставляют работать в период самоизоляции, чем может это грозить работодателю? Это в том смысле, что Мишустин обещал, что приостанавливается контрольно-надзорная деятельность за исключением экстренных случаев, в том числе, если нарушаются права сотрудников и работников. Вот как сейчас обстоят дела с контрольно-надзорной деятельностью, насколько она ужесточилась, либо, наоборот, смягчилась – на практике как это происходит?

Александр Шишлов: Ну, контрольные органы работают, это государственные органы, которые не могут прекратить работу. Работает и инспекция труда, и прокуратура, поэтому тут в этом смысле только им стало сложнее работать, потому что они с такими же проблемами сталкиваются, как все мы. Жалоб на принуждение к работе – ну, у нас была, может быть, пара таких сообщений. Это были конфликты, связанные с тем, что кто-то находился на самоизоляции, на карантине и нужно было заменить человека, но я бы не назвал это системными какими-то проблемами. Главные проблемы связаны с заработной платой, с давлением на сотрудников, чтобы они уходили в отпуск неоплачиваемый – вот эти проблемы есть.

Пояснение юриста

Управляющий партнёр компании GRATA International Санкт-Петербург Владимир Комаров Наибольшее количество жалоб, о которых нам известно как юристам в настоящий момент — это жалобы на необоснованную отправку в отпуск без сохранения заработной платы, а также жалобы на незаконное увольнение. Невыплата заработной платы может содержать состав уголовного правонарушения, риски при незаконном увольнения носят в основном финансовый характер – в случае подачи заявления в суд сотрудник может быть восстановлен на работе с выплатой заработной платы за весь период отсутствия на работе. С учетом закрытия судов, которые в настоящий момент не осуществляют рассмотрение гражданско-правовых споров, этот риск отложенный, но он существенный, в частности нам уже известно о проработке коллективных исков к некоторым работодателям.

Сергей Фёдоров: По поводу прибытия на работу и того, что предприниматели заставляют работать, я вам могу сказать по опыту своего офиса. На следующий день после объявления карантина, который мы сделали здесь, из девяти сотрудников офиса пятеро прибыли. Я им просто объяснил, что сейчас вам нужно собрать свои вещи и уехать к себе домой. Почему – потому что люди привыкли работать, они идут на работу. Да, контроль есть, контроль виден, и я вчера шел к офицеру полиции, который стоял на Волхонском шоссе рядом с моим домом, мы с ним прекрасно переговорили. Он говорит: «Да, вот сейчас осуществляем, чтобы здесь наводить порядок». И надо помогать таким действиям нашего государства. Это обязательные функции, и как бы нам не нравились те распоряжения, которые нам выдает правительство, я подчеркиваю – мы боремся за свои права, мы ему предлагаем, но те решения, которые приняты, должны быть выполнены. И это очень строго, по крайней мере, по ассоциациям мы всегда это распространяем.

Максим Морозов: Александр Васильевич, попрошу вас высказаться – поступают ли обращения в связи с контрольно-надзорной деятельностью в последнее время?

Александр Абросимов: Как одна из мер поддержки бизнеса, приостановление плановых проверок как федеральными структурами контрольно-надзорной деятельности, так и региональными – это, действительно, на сегодняшний день исполняется. Сегодня продолжаются проверки по запросам, налоговые предоставления, так называемые «встречные проверки» – это документальные встречные проверки. Сейчас вот рассматривал вопрос, связанный с транспортной прокуратурой, которая осуществляет проверки с точки зрения, какое количество людей работает на удаленке, какими документами определен их статус, какое количество людей работает на рабочих местах и так далее, как осуществляется соблюдение мер безопасности на производствах и так далее. Но пока все проверки осуществляются в удаленном режиме, и я думаю, что проверки сейчас будут в основном по соблюдению требований, которые должен выполнять бизнес с точки зрения недопущения распространения коронавирусной инфекции.

Максим Морозов: Коллеги, большое спасибо за этот разговор. Надеюсь, что часть вопросов хотя бы мы снимем в эфире, а часть, наоборот, поднимем и те, кто принимают решения, услышат в вашем лице чаяния бизнеса и чаяния сотрудников.

Поделиться
Комментировать
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Автоконцерны пришли на помощь в борьбе с коронавирусом
Итак, карантин и изоляция продолжаются, а значит деятельность автопрома по-прежнему ограничена. Хотя, улучшения все же есть. С этой недели в России получено…
Экспортные доходы России в этом году заметно сократятся
По результатам сделки ОПЕК+ добыча нефти будет сокращаться на протяжении 24 месяцев.
О возросшей зависимости от смартфонов и о безопасной батарее для электромобиля
Мировая эпидемия существенно изменила социальную парадигму современного общества. Сотни миллионов человек выходят из дома только за продуктами, опасаясь…
Банки готовятся к всплеску просрочек по ипотеке
Всем сложно. А через три месяца будет еще сложнее.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.