Sharingbest mob 15 июля

26.02.2020

О современной магии, финансировании фокусников и недоверии россиян к иллюзионистам

Гость программы - иллюзионист Александр Муратаев

АУДИО И ВИДЕОВЕРСИЯ ЭФИРА В КОНЦЕ ТЕКСТА

Максим Тихонов: Сегодня у нас в гостях иллюзионист Александр Муратаев. Говорим мы о современной магии. Здравствуйте!

Александр Муратаев: Здравствуйте!

Максим Тихонов: У меня, Александр, вот какой вопрос… Я, честно признаюсь, с детства люблю фокусы. Помню, у моих родителей была видеокассета с шоу Дэвида Копперфильда. Вот как раз те представления, где исчезала Статуя Свободы, поезд и т.д. Тогда же у меня была мысль, почему там это все так ярко, со всеми эффектами, а у нас есть условно Амаяк Акопян, который показывает фокусы с летающей тростью, с исчезающей монеткой. Условно, фокусы, разгадка которых на поверхности лежит. Хотелось ваше мнение узнать. Вы, как человек, занимающийся непосредственно фокусами. За последние, скажем, 25 лет что-то кардинально изменилось, либо мы по-прежнему, что называется, показываем фокусы с летающей тростью?

Александр Муратаев: Вообще на Западе, в частности в Америке, что 40 лет назад, что сейчас просто намного лучше вообще развит шоу-бизнес в отличие от России. Я знаю не примерные, а, можно сказать, точные официальные цифры, когда появился Дэвид Копперфильд, в него было вложено 70 млн $. Есть такой фокусник Ланс Бартон, в него было вложено 100 млн $, Крисс Энджел, в которого было вложено 50 млн $. Так как у них развит шоу-бизнес и они знают, как на этом можно зарабатывать, поэтому они и делают такие вложения. Самое, наверное, главное, что у них в Америке фокусы лучше воспринимаются, люди больше удивляются. Я часто езжу в Америку. Там достаешь колоду карт, к тебе сразу же подбегают и просят «А покажите какой-нибудь фокус!» Когда показываешь, люди, действительно, как у Дэвида Блейна в роликах, могут упасть на землю, куда-то убежать… Многие думают, что подстава, но я лично там показывал в метро фокусы, когда в первый раз приехал в Нью-Йорк с другим блогером Ильей Стреколовским. Мы достали колоду, к нам подошли три афроамериканца, и после этого просто один бился головой об стекло в метро, другой куда-то убежал, третий – кинул кепку. А у нас, когда начинаешь показывать фокусы…

Максим Тихонов: Хорошо, если не обматерили, что называется.

Александр Муратаев: Есть стереотипное мнение – держите часы, держите карманы, сейчас ребята у нас все украдут. Просто, наверное, в 90-е раньше много обманывали, и сейчас, конечно, такое идет стереотипное восприятие, но все меняется. Мне кажется, еще лет 30 должно пройти минимум, чтобы у нас фокусы воспринимали также как на западе. Когда зритель будет фокусы воспринимать также как у них, тогда уже в это будут деньги вкладывать. Сейчас многие смотрят «Ой, да я все знаю, да там двойное дно, там зеркала…», то есть даже, когда человек не представляет, как это может быть сделано, он все равно накидывает кучу идей. У нас совершенно две разные страны, где шоу-бизнес воспринимается и делается абсолютно разными путями.

Максим Тихонов: Условно говоря, вы – человек известный, регулярно появляетесь на ТВ, если сейчас поставить задачу перед вами для индивидуального шоу собрать БКЗ, БКЗ не соберется. Правильно понимаю?

Александр Муратаев: Опять же все зависит от уровня рекламы. Так, как мы делаем часто какие-то концерты, сборные солянки, мои личные. БКЗ, если вложить денег больше, чем можно заработать при этом, то, возможно, и можно собрать.

Максим Тихонов: Тогда смысл?

Александр Муратаев: Да, тогда нет смысла, но если, грубо говоря, в обычных пропорциях это делать… Я вам так скажу, когда мы делаем концерты в ДК им. Ленсовета, а ДК им. Ленсовета вмещает 1 800 человек, мы каждый концерт по 1 500 собираем, это 3 000, а БКЗ – 3 500. Наверное, можно. Даже был опыт, когда делали два дня подряд по два концерта, и у нас было 4 аншлага. Я думаю, БКЗ не проблема собрать. Один раз в полгода – не проблема. Если мы говорим о таких шоу, как Цирк дю Солей, который приезжает на две недели, и собирает по два концерта в день, то, конечно, здесь мы точно не сможем это сделать. На данный момент.

Максим Тихонов: А качество фокусников. Понятно, что у нас есть какая-то база так или иначе качество соответствует тому, что есть на Западе? Раз уж мы начали сравнивать…

Александр Муратаев: Конечно же, мы не можем себе позволить такие декорации, такие эффекты. Когда я был в Вегасе на шоу Крисс Энджела, то, что я увидел, меня настолько меня поразило! Я когда спросил, как такое вообще может быть, мне сказали, что когда сцену делают, там они сотрудничают с NASA, там настолько все, скажем так, утягивается и делается за счет специальных механизмов. Или, к примеру, вот мы сейчас только что вернулись с шоу Ehrlich Brothers, они ездят по Германии, по Нидерландам, и собирают 6 000-е стадионы. Просто там с ума сошли от того, что они делают. Появляется вертолет, который в воздухе парит, у него крутится пропеллер, и он ни на чем не стоит. Они поднимают 4 камеры на 5 секунд, и появляется вертолет. Потом направляют огненную струю из огнемета в подставку специальную на сцене, и там появляется настоящая, настоящая, хочу заметить, Lamborghini. Потом эта Lamborghini летает. Я примерно узнавал, сколько надо бюджета, чтобы это сделать… Трюк стоит 125 млн рублей, если это…

Максим Тихонов: За один раз показать?

Александр Муратаев: Нет-нет, просто, чтобы создать.

Максим Тихонов: В целом?

Александр Муратаев: В целом, для создания. Мне кажется, они не окупаются, даже с учетом того, что у них уже 22-ой год распланирован. Какие-то сумасшедшие вещи!

Максим Тихонов: А смысл тогда это делать, если это не окупается опять же?

Александр Муратаев: Опять же, это мое предположение, что не окупается. Возможно, в будущем они хотят окупить. С другой стороны, каждый раз, когда я приезжаю, 6 000 человек у них сидит в зале, и билеты стоят достаточно дорого. Если у нас за 5 000 рублей можно сходить на Цирк дю Солей, то там покупали билет в первые ряды, правда, но все равно, 15 000 рублей. 6 000 – 7 000 рублей – билеты самые дешевые. Им легче, конечно, передвигаться. У нас есть еще проблема, что Питер-Москва съездил, а чтобы доехать, например, с трейлером до Хабаровска по нашим дорогам на такое расстояние, и они по Германии ездят в город по 3 часа.

Максим Тихонов: Это же реквизит, безусловно.

Александр Муратаев: Рядом еще Голландия, Франция… Всю Европу можно объездить, как от Питера до Казани.

Максим Тихонов: Александр, вы сказали, что нужно еще лет 20-30 для того, чтобы жанр фокусов в стране был вновь востребован. Что нужно сделать, чтобы популяризировать его?

Александр Муратаев: Ой, на самом деле, я достаточно много делаю последние 5 лет, чтобы жанр популяризировать. Мы делаем форум. «Международный форум иллюзионистов», который проходит каждый январь. Первый в 2015 году у нас было 60 человек, в этом году было 630 человек, причем 63 иностранца – это не считая стран СНГ. Всего было 35 стран и 98 городов, по-моему. Он сейчас на 2-ом месте в Европе по размаху. Мы делаем шоу «Лучший иллюзионист России». Я делаю сольные выступления. В прошлом году мы сделали передачу «Все, кроме обычного», то есть чем больше вот этого вот происходит… Должны появляться конференции, больше шоу, ребят сольных в театрах. Должны появляться оффлайн-магазины, потому что в Питере ни одного оффлайн-магазина. Заказывать онлайн. Мы с ребятами каждый год ездим в Блэкпул. Только что вернулись.

Максим Тихонов: Почему? На озоне можно купить коробку «Начинающий фокусник».

Александр Муратаев: Это немножко не то, чтобы стать профессиональным, удивлять зрителей. Мы сейчас ездили в Блэкпул. Это самый большой конгресс в мире. Там стоит 400 магазинчиков, их дилеры называют 400 dealer tables. Со всего мира, где можно купить, чтобы сделать какое-то качественное выступление. У нас в Москве один оффлайн-магазин, в Питере – ни одного. Конечно же, это все надо развивать. Также больше детских каких-то шоу. Конечно же, в Америке эта индустрия развита на топовом уровне. Во-первых, там есть Вегас, там есть в каждом отеле фокусник. Там просто фокусников по-другому воспринимают. За последние 7 лет доверие к фокусникам значительно возросло. Я помню, что 8 лет назад это вообще был негатив. Многие ребята делают YouTube-каналы. Все смотрят, что, действительно, развлечения. На свадьбы, корпоративы стали звать в сотню раз больше, поэтому, конечно же, это все развивается и будет развиваться. Я в этом уверен.

Максим Тихонов: Передача «Все, кроме обычного». Рейтинги растут у нее?

Александр Муратаев: Рейтинги были, скажем так, не супер высокие, но они были выше средней доли канала. Проблема в том, что производство стоило этой передачи намного дороже, чем, скажем, «Гадалки», которая не нуждается в большом бюджете, а рейтинг все равно такой же. Передача очень дорогая, потому что снято было качественно, качественная сцена, декорация, большое количество света. Большой промоушен был сделан. Все равно отклики очень хорошие. Особенно хорошие отклики были по периферии.

Максим Тихонов: Второму сезону быть?

Александр Муратаев: Сейчас это обсуждается. Я не знаю. Изначально вообще уже даже запланировали студию, потом это немного заморозилось, сейчас ждем. Очень, конечно, хочется.

Максим Тихонов: У нас в гостях иллюзионист Александр Муратаев. Продолжаем беседу о современной магии. Если мы говорим по поводу самих фокусников, самих иллюзионистов. Сегодня в России есть какая-то статистика, сколько человек этим занимаются профессионально?

Александр Муратаев: Опять же, что считать «профессионально»? Вообще, профессионал – это человек, который зарабатывает на этом деньги.

Максим Тихонов: Безусловно. Естественно.

Александр Муратаев: По определению. Но есть ребята, которые берут за выступление 1 000 рублей и показывают ужасно. Вот вчера они выучили 3 фокуса и говорят: «Мы готовы выступать».

Максим Тихонов: Скажем так, того уровня, который вы считаете приемлемым для профессионала?

Александр Муратаев: Если брать Питер и Москву, наверное, человек, может быть, 40, которые, действительно, могут качественно выступить. Есть профессиональные иллюзионисты в Новосибирске, в Краснодаре, в Екатеринбурге, в Ростове и т.д., но на каждый город, наверное, приходится максимум 5 человек, которые, действительно, высокого уровня, которые могут приехать в Москву и составить конкуренцию. Опять же, с каждым годом это количество возрастает. Когда я начинал, в Санкт-Петербурге было вообще 2 человека, которых можно было назвать профессионалами. Сейчас, конечно, их количество выросло.

Максим Тихонов: Это много в принципе или мало? Что насчет конкуренции?

Александр Муратаев: Как мне кажется, мало. Для таких городов, как Питер и Москва, их могло бы быть больше. Да, даже если сравнивать с Нью-Йорком и с Лос-Анджелесом. У нас просто нет школ, в которых ты можешь обучиться профессиональному умению.

Максим Тихонов: У нас не преподают в цирковом училище, например?

Александр Муратаев: Единственное цирковое училище на все СНГ – это в Киеве, где действительно, ребята становятся профессионалами. Потому что, чтобы выступить нравиться зрителю на тех же корпоративах, надо не просто уметь показывать фокусы, а нужно уметь импровизировать, как в стендапе.

Максим Тихонов: Там много чего. Это же надо уметь говорить, в конце концов.

Александр Муратаев: В первую очередь – говорить и удерживать внимание, потому что у меня вот преподавательница Евгения Ивановна, она же преподавательница Дмитрия Нагиева, когда мы изначально с ней репетировали еще мои первые сольные выступления, она просто говорит: «Ну, мне настолько неинтересно, что я сейчас засну. Давай, или мы будем что-то делать, либо я пошла…» Вот. Если вы не умеет понижать - увеличивать голос, удерживать людей интонацией, правильно двигаться, работать руками, делать паузы, импровизировать, отвечать людям на их реплики, а не просто молчать и делать вид, что не заметили, то, конечно же, гости это понимают, и сразу же им становится неинтересно. Они в телефоны, в туалеты или просто друг с другом начнут разговаривать.

Максим Тихонов: Вы как раз отметили, что школ нет. Их не было у нас в принципе, либо, что называется, они закрылись в силу невостребованности? Казалось бы, это жанр не только для корпоративов, есть цирки, в конце концов.

Александр Муратаев: На моем веку я не помню, чтобы были какие-то школы. Есть куча курсов, которые делают ребята, которые также научились двум фокусам и уже начинают зарабатывать на оффлайн-, онлайн-курсах. Это в любой индустрии, не только фокусах. Профессионального никакого у нас училища нет, и профессиональных преподавателей нет. В Киеве я приезжал в училище, ребята в 9 утра учат фокусы, в 10 – занимаются танцами, в 12 – фехтованием, речью… Это на протяжении 5 лет. Конечно, когда они в одном котле вертятся, и друг другу это показывают, сдают экзамен... У нас такого нет. В основном все самоучки.

Максим Тихонов: Александр, а часто разгадывают фокусы? Есть же интернет, можно загуглить, посмотреть.

Александр Муратаев: Если человек профессионал, то он показывает то, что нельзя разгадать, нельзя на замедленной съемке это увидеть. Я знаю, что очень много в интернете есть разоблачения, но вот тьфу-тьфу, я выступаю, ни разу мне никто не сказал: «Я вот видел это в интернете». Во-первых, очень маленькое количество, действительно, публики, которая смотрит фокусы и лезет в интернет. Половина не хотят знать секреты, а половине просто лень. Конечно же, если человек задастся найти секрет, он его скорее всего найдет, если покопается. Есть такое явление, я и на себе его проверял, и другие фокусники. Даже, когда ты посмотрел секрет фокуса, ты все равно почему-то через какое-то время его забываешь. Вот, когда у нас появилась передача «Фокусник в маске», вот эти разоблачения…

Максим Тихонов: Помню, да.

Александр Муратаев: Я, когда сам смотрел, я много секретов не знал, которые там есть. Я посмотрел: «Ага!». Прошел год, я такой: «Блин, я же смотрел… Почему я не помню?» Настоящий профессионал в этом деле может показать так фокус, что человек даже, зная секрет этого реквизита, все равно не поймет, как этот реквизит использовался.

Максим Тихонов: Если говорить про фокус Дэвида Копперфильда со Статуей Свободы – это видеомонтаж либо все-таки…?

Александр Муратаев: Это иллюзия. Там на самом деле, монтажа никакого нет. Это, действительно, снято одним кадром, там ничего не смонтировано, но есть, естественно секрет. Когда ты узнаешь секрет, думаешь «Блин…»

Максим Тихонов: Вы его знаете?

Александр Муратаев: Конечно.

Максим Тихонов: Не расскажите, естественно?

Александр Муратаев: Не расскажу. Есть делегация фокусников, которая очень сильно не любит, когда раскрывают фокусы.

Максим Тихонов: Вот я как раз по поводу передачи рассказывали, где, собственно, раскрывали секрет…

Александр Муратаев: Я против раскрытий. Когда мы делали передачу «Все, кроме обычного», продюсеры очень сильно хотели, чтобы мы не на ушко шептались с другими членами жюри, а прямо вот вслух раскрывали секреты. Мы с ними очень боролись, ругались, что так делать нельзя, что это убивает жанр, что люди на этом зарабатывают. Сошлись на том, что я каких-то два мелких секрета расскажу. Я рассказал секреты, которые продаются в детских наборах, поэтому на самом деле ничего страшного нет. Люди, обычно, когда узнают секреты, они как реагируют: «А, понятно, вы – обманщики…» Они перестают удивляться. Какой смысл тогда? Мы же не обманываем. Мы же не пытаемся…

Максим Тихонов: Никто не говорит, что это настоящая магия.

Александр Муратаев: Есть такие. Например, известный Лиор Сушард, который к нам часто приезжает. Израильский фокусник. Он очень искусно, он, действительно, артистично показывает трюки. У него достаточно сложные ментальные вещи, которые он показывает зрителям, но перед тем, как показывать, он говорит же, что меня там бабка потрогала за голову в детстве, типа того, и «Я, действительно, умею читать мысли - это не фокусы…» А это – фокусы. Многие, как это было в свое время с Ури Геллером, начинают в это верить, звонить, давать деньги экстрасенсам и т.д., что, конечно, я не приветствую.

Максим Тихонов: А вас обвиняют в том, что вы приходите на передачу, судите других… Не слишком ли много на себя берете?

Александр Муратаев: На самом деле, никто из действительно адекватных, профессиональных ребят мне не сказали об этом ни разу, у них не было никаких претензий. Мало того, 99% сказали, что я это делаю очень объективно. Я, действительно, ни одного фокусника не оценивал предвзято. Я не могу сказать, что я – лучший иллюзионист. Я никогда так не говорю, потому что есть ребята, которые намного профессиональнее меня работают в какой-то сфере. Нельзя быть лучшим во всем. Есть микромагия, есть сценическая магия, есть большие иллюзионы, но по количеству объема информации, я, наверное, один из немногих, кто обладает таким большим багажом знаний.

Максим Тихонов: Что ж, Александр, спасибо за интересную беседу. Знаю, что у вас 14 марта в Петербурге будет шоу.

Александр Муратаев: Да, шоу «Лучшие иллюзионисты России» называется. Там выступаю я и еще несколько других профессиональных иллюзионистов.

Максим Тихонов: Желаю вам успехов и хорошего зрителя. 

Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Об утечках персональных данных и новом формате сим карт
Аналитическая компания InfoWatch опубликовала отчёт, посвящённый растущему числу утечек конфиденциальной информации пользователей. В число «антилидеров»…
Какие нюансы и сложности могут возникнуть при покупке недвижимости на маткапитал
Взрослые вопросы и «детские» деньги. Самым популярным способом использования материнского капитала стало улучшение жилищных условий.
О развитии рынка апарт-отелей
Противоречивые рекорды: и густо, и пусто. Количество апартаментов в продаже за год выросло вдвое.
Бистро Dim Sum Now
Одно из двух заведений Dim Sum Now. Выбирать, в какое идти, было просто.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.