Sharingbest mob 15 июля

30.07.2019

О положении дел в российском кинематографе и фантастике на экранах

Российский кинематограф регулярно дарит журналистам яркие информационные поводы, а дискуссии о нем никого не оставляют равнодушными. О последних события из мира кино и о том, как снимают фильмы в России, ведущий программы «МаксКульт» Максим Тихонов поговорил с режиссером Алексеем Германом-младшим.
https://school.skolkovo.ru

https://school.skolkovo.ru

Максим Тихонов: Как вы оцениваете положение дел в современном российском кино?

Алексей Герман-мл.: Это достаточно сложная история. Формально, доля у нас растет. Больше ходят на российские блокбастеры, сильно выросла анимация - в три раза. Очевидно, появилось небольшое количество приличных фильмов, как-то научились. При этом, является ли история нашего кинематографа битвой за выживание – является. Мы прекрасно понимаем, что, в среднем, любой русский фильм хуже, чем американский. Это абсолютно очевидно.

Максим Тихонов: В чем причина? Казалось бы, те же камеры, те же руки.

Алексей Герман-мл.: Люди. Хуже сценаристы, хуже режиссеры, хуже продюсеры, хуже система, которая во многом выстроена для отжима денег. Я знаю истории, когда молодые ребята что-то начинали снимать и получали бюджеты не те, на которые рассчитывали, а по какой-то причине гораздо меньше. Мы не генерируем новые идеи, понимаете?

Максим Тихонов: Вроде бы и в Голливуде идеи закончились давно.

Алексей Герман-мл.: Понимаете, у них может быть кризис идей, но они могут ездить на DC и Marvel. И могут ездить еще долго. У них хватает, извините, яиц, для того чтобы брать и убивать Железного Человека и Капитана Америку, пытаясь впрыскивать какой-то адреналин в понятную франшизу. Когда у вас 10 тысяч способных людей - они что-то породят, а когда у вас 60 свободомыслящих свободных людей, наверное, процесс будет во много раз сложнее, плюс еще нужно бороться с системой. А система у нас достаточно закостенелая. Я глубоко убежден, что мы подойдем к рубежу, когда эксплуатация советских мифов о советских баскетболистах, футболистах и космонавтах - она завершится. Встанет резонный вопрос, а что дальше? Какие у нас герои? Как мы будем разговаривать с молодым поколением? Как мы будем делать так, чтобы молодое поколение доверяло тому, что оно видит?

Максим Тихонов: Бороться с системой на низовом уровне сложно. Но, казалось бы, у нас была сильная советская сценарная школа, актерская и режиссерская. Все эти люди еще живы. Что произошло?

Алексей Герман-мл.: Во-первых, они уже ничего не соображают, ну, правда. Они жили в одной реальности, потом была перестройка, потом поменялась вся страна и законы жизни. Что они могут написать? Я уже не понимаю, как живут 20-летние люди, и даже 30-летние. У меня совершенно другое восприятие истории, Родины, мысли, пространства, времени, искусства. Что может сделать человек, если ему 70-80 лет? Он ничего не будет понимать. Он будет снимать или писать старческие фантазии.

Максим Тихонов: Так может быть хотя бы учить?

Алексей Герман-мл.: Это все мне кажется легендой. Настолько меняется мир, настолько меняется повествование, какие-то культурные коды, герои. У нас, действительно, есть какое-то количество режиссеров. Регулярно появляются 2-3 человека, которые становятся надеждой нашего кино. Потом они как-то рассасываются в пространстве. Очень мало талантливых людей, мало людей активных. Я попробовал брать в Петербургском институте кино и телевидения стажеров - это все бессмысленно. Ребята, в основном, ленивые. Может быть, поколение такое. Возможно, их так отбирают. Ленивые, скучные и ни на что неспособные, в большинстве своем. Лишенные амбиций, зацикленные на том, чтобы существовать комфортно. Сейчас поколение часто говорит: «для меня некомфортно», «для меня это агрессивная среда». Ну, а как? Жизнь и профессия всегда агрессивная. Выживают только те люди, которые готовы ответить какой-то внутренней конструктивной агрессией на вселенную. Если ты к этому не готов, кем ты будешь? Никем ты не будешь. Сериалы какие-то бессмысленные снимать…

Максим Тихонов: На ваш взгляд, возможно хотя бы формальное признание того, что голливудское кино лучше российского? И мы начнем приглашать режиссеров из-за рубежа? Снимать, учить…

Алексей Герман-мл.: Во-первых, они к нам не поедут. В нашей структуре они просто не смогут работать нормально. Учить, наверное. Для того, чтобы учить, должны быть люди, которые могут потратить довольно много времени. С мастер-классами приезжает масса людей - и что? Нужно понять одну простую вещь: мне может не нравиться творчество Джей Джей Абрамса. Но когда я вижу, что он делает, я понимаю, что он думает. Я понимаю, что он умный. Для того, чтобы у нас был скачок индустрии, этих умных молодых людей необходимо вычленить и повести за руку. Помочь с первой картиной и со второй. Насколько это возможно - не знаю. Должны быть люди, вкладывающиеся в дело всей душой, забыв обо всем.

Максим Тихонов: Вы упомянули спортивные драмы. У нас же тренд на патриотические кино, при том, что остальные жанры практически умерли. Нет хороших комедий, фантастики.

Алексей Герман-мл.: С комедией не знаю, какая-то есть, не очень смотрю. Почему нет фантастики, понимаю.

Максим Тихонов: Из последнего помню «Ночной дозор»

Алексей Герман мл.: Вам искренне ответить? Дебилы занимаются. Есть достаточно большое количество писателей, которые могли бы перескочить в сценарное мастерство, достаточное количество фантастических серий, которые можно было бы экранизировать. «Тайный город» Панова. Дальше, кажется, СТС сделали что-то чудовищное. Чтобы сделать хорошую фантастику, человек не должен рабски, с очень маленьким бюджетом копировать не очень дорогое американское кино. Для того, чтобы делать фантастику, ты должен вселенную изобрести. Найти прекрасного художника, прекрасного дизайнера. Для меня тот же Лукас, с точки зрения вселенной - непререкаемый авторитет. Но если вы обратите внимание, сколько вложено в дизайн, вы увидите, что этим занимались блестящие интеллектуалы. Такая же история с «Бегущим по лезвию», «Чужим». История Ридли Скотта, который тогда еще не впал в старческий маразм и не снимал то, что смотреть невозможно. Этим занимались очень талантливые ребята. У нас фантастикой занимаются по разнарядке. Говорят: «Тимощук, хочешь снять фантастический фильм? Вот снимай блокбастер, вот тебе артистка и моя телка, которая будет играть третью главную роль». Они снимают что-то неудобоваримое. Я пытался заниматься фантастикой в свое время, как советские космонавты опускаются на Луну, с блестящими шутками, поиском инопланетного корабля и т.д. - это закончилось столкновением с нашей действительностью и ничего не получилось.

Максим Тихонов: Хотелось бы поговорить о господдержке кино. Сегодня, на ваш взгляд, это спасение российского кино или главный бич?

Алексей Герман-мл.: Мне кажется, что это спасение. Я не вижу никаких проблем с Фондом Кино, если честно. Меня самого поддерживают, просто с «Довлатовым» - это был кредит. Не вижу, чтобы они делали особых глупостей, если честно. Другой вопрос, иногда люди снимают неплохие фильмы и даже с поддержкой Минкульта, но не могут эти фильмы прокатать. Такое случается, и это уже проблема системы кинопроката. Когда мы мучительно пытались поставить в прокат фильм «Довлатов», ожидания были на уровне 20 миллионов рублей за все время проката. Мы спорили, говорили, что у нас опросы, хорошая маркетинговая поддержка, мы все делаем правильно. Мы научились, все правильно выстроили и считаем, что это, наконец, сработает. За первые три дня мы заработали 90 миллионов рублей. Если бы у нас было нормальное количество экранов, фильм бы заработал миллионов 240-250. Мы заработали в районе 130 миллионов рублей. Правда, у нас еще есть продажи на Netflix и т. д. Нам не дали нужное количество экранов. Второй мой фильм, «Гарпастум», 12-ю копиями заработал 155 тысяч долларов. Для 2005 года это было неплохо. Очень сложно прошибать острожное отношение прокатчиков, в этом я согласен с Мединским. Я не всегда с ним согласен, но в том, что нам в каком-то виде нужно квотирование, я согласен. Необходимо расчищать пространство для русских релизов. Посмотрите, что произошло с фильмом «Братство» Лунгина. Кому-то нравится, кому-то нет, качество обсуждать не будем. Он же провалился, а провалился потому, что шел одновременно с «Мстителями». Это невозможно.

Максим Тихонов: Но если человек хочет пойти на «Мстителей», он на них и пойдет. От безысходности на русское не отправится.

Алексей Герман-мл.: Не знаю. Это покупательская способность населения. Он может сходить и на русское кино. Во Франции есть система, которая работает, в Китае. Там нравится или не нравится, но как-то существует. Я считаю, что нужно свой рынок защищать.

Максим Тихонов: Нужно, чтобы это не вызывало раздражения у зрителя. Чаще всего российское кино разочаровывает. Из 10 фильмов один хороший. Попробуй на него попади и угадай. Может быть, не все нужно квотировать и продвигать?

Алексей Герман-мл.: Наверное. А с другой стороны, должны расти бюджеты, если ты производишь фантастический фильм. В России можно делать качественное кино дешевле, чем на Западе, в 8 раз. Если не воровать деньги - можно. Как быть с компьютерной графикой, которая не падает в цене?

Максим Тихонов: Диктует ли господдержка некую цензуру?

Алексей Герман-мл.: В какой-то степени, конечно.

Максим Тихонов: Что нельзя сегодня? Можно ли снять «Чернобыль»?

Алексей Герман-мл.: Думаю, что сразу начнутся письма от оскорбленной общественности и это является проблемой. Сглаживание диктата - я даже не имею в виду Министерство культуры, имею в виду депутатов. «Матильда»! Меня Алексей Ефимович позвал в Министерство культуры посмотреть. Я пришел. Я там вообще ничего страшного не увидел. Считаю, что этот фильм недооценен. Это крепкая мелодрама, возможно, она была бы лучше, если бы немного иначе смонтирована, без всего этого прессинга. Эта психичка начала устраивать, что это оскорбление Романовых - тогда что мы будем делать с Екатериной II? Вторая история состоит в том, что половина успешного американского, которое мы любим, кино 70-80-х годов, это истории аутсайдеров, понятные людям, которые пытаются эту систему либо очеловечить, либо добиться от нее какой-то правды. Система же везде гадкая, поверьте мне. У нас очень много историков, но мы до сих пор не понимаем реальные цифры потерь в Великую Отечественную Войну. 27, 35, 40, 18, 20 миллионов, кто-то говорит, что потерь было меньше, что потери Красной армии в сравнении с вермахтом чуть больше, но примерно эквивалентны. Кто-то говорит: «Взгляните же на документы, это не так». Как снимать в этой ситуации? Конечно, это проблема.

Максим Тихонов: Про советскую эпоху, видимо, снимать можно, начиная с периода Хрущевской оттепели. Красиво, романтично.

Алексей Герман-мл.: Нет, необязательно. Не нужно перебирать.

Максим Тихонов: Про Сталина можно снимать? Про репрессии?

Алексей Герман-мл.: Это очень сложный вопрос, что у нас в стране произошло с восприятием репрессий. Которые были, были огромными, у меня расстреляли прадедушку, сидела бабушка. Общество очень меняет отношение к сталинской эпохе. Для того, чтобы снимать фильмы о репрессиях, нужно делать очень талантливо и немного иначе, чем делали в 90-х годах. Сам запрос общества стал ястребиным, опять возвращаются вредители, враги, виноваты шпионы, диверсии по любому поводу. Понимаете? Восприятие фильма будет осложнено.

Максим Тихонов: Значит, мы возвращаемся к самоцензуре?

Алексей Герман-мл.: При этом говорить о том, что Россия ужасная, тоже неправильно. Вы знаете историю фильма «Ида» Павла Павликовского, какие истерики были в Польше? Но сказать, что у нас нет цензуры - да, в каком-то виде она есть! К сожалению, по сравнению с прекрасным временем моих родителей, которые верили, что где-то есть замечательный луч мира. Сейчас, мир везде становится идеологизированным. Посмотрите, что происходит в Голливуде - там есть другая цензура. У нас она имперская, у них либеральная.

Максим Тихонов: Если нет господдержки, откуда брать деньги на сьемки фильма? Вспоминаю, что Сокуров закрывает свой фонд «Пример интонации».

Алексей Герман-мл.: У меня сложные отношения с Александром Николаевичем Сокуровым. Он все время из всего делает трагедию. Второе, ему сложно осуществлять оперативное руководство этим фондом. Нужно понимать какие-то вещи, иначе может быть нехорошо, не зная, кто там работает. В-третьих, Александра Николаевича государство должно поддерживать. Он есть культурный бренд, если он закрывает фонд – это плохо.

Максим Тихонов: Учитывая, что он поддерживает дебютантов.

Алексей Герман-мл.: На самом деле, нужно было делать по уму. Делать творческие объединения на «Ленфильме», как было в советские времена. И одно из них должно было быть объединением Сокурова, в которое бы он отбирал дебютантов. У него есть нюх на это, у него очень талантливые ребята. А все финансовое сопровождение находилось бы под контролем государства, и проводила бы студия. Я бы сделал так, потому что он - маэстро, он не должен думать о налогах и цифрах. Он в этом ничего не понимает и не должен понимать.

Максим Тихонов: А другие источники есть?

Алексей Герман-мл.: Сейчас Абрамович делает какой-то фонд, но тоже…

Максим Тихонов: Должна быть альтернатива этой господдержке…

Алексей Герман мл.: Но этой альтернативы нет. Чтобы снять фильм, нужно миллионов 30-40-50, очень растут цены сейчас. В прокате нужно собрать 100 миллионов рублей, после этого у тебя последует какая-то возвратность. Мы не говорим про маркетинг, рекламу. Кинотеатры берут себе 50%. Мне кажется, что это безобразие, что это грабеж. А если ты снял приличный фильм, а тебе дают сеансы в 9 утра? Как можно переработать частные деньги? У тебя нет гарантий. Вторая бесконечно большая проблема состоит в том, чтобы прекратить врать. У каждого олигарха, мини-олигарха или бизнесмена есть история, как его надули и обобрали. Жульническое отношение к инвестору, неумение держать свое слово, хамство и воровство привели к тому, что частные деньги из кинематографа ушли. Это уничтожило базу для развития независимого кино. Нет ничего омерзительнее, чем отечественная киноиндустрия и кинематография. Процентов на 80 это - такая липкая ворующая гадость.

Максим Тихонов: Давайте напоследок о хорошем? Что сейчас снимаете?

Алексей Герман-мл.: Мы пытаемся снимать военный фильм, это выдуманная история про девушек-летчиц. Долгая подготовка, мы строим восемь штук Як-1Б в натуральную величину.

Максим Тихонов: Но летать они будут на «зеленом экране»?

Алексей Герман-мл.: Не совсем так, мы будем делать это иначе, но не буду говорить, как, боюсь, что своруют. Картина называется «Воздух». Очень простое название.

Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

О том, как разбогатеть на кроссовках и почём пост у Роналду
Хорошая бизнес-идея – ключ к успеху любого предприятия. К этому выводу пришел миллиардер и владелец баскетбольного клуба Дэн Гилберт, когда узнал, что…
Новый Corvette: революция в американском автопроме
В США произошла революция. Нет-нет, Трамп по-прежнему президент. Революция произошла в автопроме, а если конкретнее - в компании Chevrolet с одним из…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.