30.12.2019

О кризисе рок-музыки и протестном рэпе

Гость программы - музыкальный критик Артемий Троицкий

Максим Тихонов: Сегодня у нас в гостях музыкальный критик Артемий Троицкий. Артемий Кивович, здравствуйте!

Артемий Троицкий: Добрый день, Максим!

Максим Тихонов: У меня вот к вам, какой вопрос. Достаточно много людей заинтересовалось документальным фильмом Алексея Пивоварова о Ленинградском рок-клубе. Вы смотрели финальную версию? Как вам?

Артемий Троицкий: Я смотрел финальную версию. По-моему, это довольно фундаментальная работа. Леша опросил много народу. Жаль, что некоторые люди там отсутствуют. Все же я б сказал, что основные фигуранты из тех, что выжили, конечно, в этом фильме есть. Меня, конечно, позабавила реакция Бориса Гребенщикова на мой рассказ. Я скажу просто слушателям, что в этом фильме я рассказываю доподлинную историю о том, как я впервые увидел «Устав Ленинградского рок-клуба». Было это на самом деле в городе Ленинграде то ли в феврале, то ли в марте 1981 года, когда я жил на квартире у Бори Гребенщикова. Точнее говоря, у его мамы. Боря жил там же. Я это все помню прекрасно, поскольку жил в этой квартире даже не один раз, а два. По-моему, улица Алтайская, дом 22. Вот как раз, проживая в этой квартире, однажды Боря вечером пришел домой со стопкой листов. Это был как раз Устав рок-клуба. Я об этом рассказал Пивоварову. На что Боря, которому Пивоваров уже после моего интервью напомнил этот случай, сказал, что ничего такого не помню, у меня не было никакого Устава рок-клуба, я не помню, чтобы Троицкий у меня когда-либо жил, и назвал меня фантазером. Ну, слава богу, что назвал меня мягко.

Максим Тихонов: А мог бы и шашкой рубануть, как говорится…

Артемий Троицкий: Да. Мог бы назвать меня подлым лжецом или что-нибудь в таком духе. На самом деле, конечно, провалы в памяти – это не моя проблема, а Бориса Борисовича. А история это совершенно мною даже и не нафантазирована.

Максим Тихонов: Если серьезно, вот на какую мысль меня натолкнула картина. Возьмем конец 70-х – начало 80-х годов. Тогда рок в нашей стране был не просто музыкальный жанр, это, по сути, первое масштабное протестное движение за свободу творчества, за свободу мысли. Если посмотреть дальше, может быть, в году уже в 95-ом и по «нулевые», как-то все это, на мой взгляд, выдохлось. Хотелось узнать ваше мнение, почему?

Артемий Троицкий: Во-первых, я, конечно, не сказал бы, что рок – это было первое такое движение.

Максим Тихонов: Масштабное.

Артемий Троицкий: Да, пожалуй, с точки зрения его масштаба, оно было беспрецедентным, но, в общем-то, некоторая традиция в Советском Союзе уже была заложена. Просто рокеры и рок-публика все это возвели в немыслимую степень массовости и популярности. Потом произошла вещь абсолютно логичная и предсказуемая. Произошло это на стыке 80-х и 90-х годов, когда весь этот классический русский рок постиг кризис творческий с одной стороны и резкое падение популярности с другой стороны. Это объяснялось несколькими причинами. Первая причина – это, наверное, Максим, то, что вы имели ввиду, это то, что называется «identification crysis», то есть кризис идентификации. Дело в том, что есть классический советский рок, будь то «Машина времени», «Аквариум», «ДДТ», «Наутилус» с Кормильцевым, «Алиса» даже, Цой, конечно же. Они все хотели перемен. Они все хотели перемен, и, в общем-то, вся эта музыка была в большей или меньшей степени вдохновлена вот этим ощущение протеста.

Максим Тихонов: Целью. Некой целью, да.

Артемий Троицкий: Желанием, чтобы было по-другому. Протестом против косности вот этой власти. Не обязательно это был политизированный протест. Я не помню, чтобы у нас были конкретно песни про КГБ или ЦК КПСС, или даже Комсомол вот, но, тем не менее, дух этого витал.

Максим Тихонов: Свобода творчества, свобода мысли, безусловно.

Артемий Троицкий: К концу 80-х годов, в общем-то, эти цели были достигнуты. Рокеры победили. Победившая армия часто превращается в армию мародеров. Тут, конечно же, ребята растерялись очень сильно. Стало не очень понятно, о чем петь, как петь, что такое хорошо, что такое – не очень. На это наложилось еще несколько обстоятельств. Одно обстоятельство самое печальное - это то, что некоторые лидеры всего этого направления, они просто физически исчезли, то есть Александр Башлачев покончил с собой в 88-ом. Цой погиб в 90-ом, Майк погиб в 91- ом.

Максим Тихонов: Да.

Артемий Троицкий: В начале 90-х еще некоторое количество народу уехало. Скажем, Вася Шумов из «Центра» уехал в Америку, Жанна Агузарова уехала в Америку. В общем, как-то так полянка опустела очень сильно. Я думаю, что еще одно обстоятельство вот этого глобального кризиса заключалось в том, что ничего не получилось с конвертацией этого нашего знаменитого рока на международный рынок. Это был такой щелчок по носу, что оказывается, никому мы по большому счету не нужны.

Максим Тихонов: Не котируемся. Там своих хватает, да.

Артемий Троицкий: Все не так. Да. Последнее, что стало от части следствием этого, от части следствием другого, это просто то, что рок стремительно свалился в популярности, то есть единственной нашей рок-группой, которая имела популярность универсальную такую, условно говоря, это были и модные волосатые молодые люди, и это были девочки-птушницы, школьницы- старшеклассницы. Вот единственной такой группой была группа «Кино». Больше таких не было. Что случилось с группой «Кино» понятно, поэтому собственно место любимцев публики, место рокеров заняли вот эти «Ласковый май», «Мираж» и так далее. В общем-то, тоже очень понятно, потому что рок все-таки музыка, которая находится где-то между. Там надо думать, с ними можно спорить в чисто музыкальном отношении...

Максим Тихонов: Сложно танцевать под рок-музыку.

Артемий Троицкий: В чисто музыкальном отношении это тоже не сказать, что два притопа, три прихлопа. Публика немного от этой рок-загрузки устала. Увы и ах. Поэтому уже скажем российская рок- музыка уже первого постсоветского десятилетия, то есть 90-х годов, она уже была, естественно, совсем другой. Она была, в общем-то, более легкой, более модной что ли. Самым типичным, в то же время самым талантливым представителем вот этого нового поколения была группа «Мумий Тролль». Потом, к сожалению, все покатилось совсем под горку в нулевые.

Максим Тихонов: Дальше у нас там рокопопс.

Артемий Троицкий: Потом возник еще один термин, на мой взгляд, справедливый термин «г****-рок». Вот это уже для меня идеалом, если это можно считать идеалом является, скажем, группа «Чайф». Такой вот формат «Нашего радио» такая вот какая-то тоскливая какая-то русско-народная рокенрольная сермяга. Это тоже было очень популярно, особенно в конце 90-х и в 00-е годы.

Максим Тихонов: Пока далеко не ушли, как раз заговорили о группе «Кино». Как вы относитесь к идее о том, что в следующем году группа «Кино» решила собраться в составе и отдать дань памяти или это исключительно для сбора денег?

Артемий Троицкий: Это непростой вопрос. На самом деле, мой личный ответ на этот вопрос, он в основном базируется на том, кто эти люди. Если бы это было сделано под руководством каких-то ушлых продюсеров, какого-нибудь Игоря Крутого или, не дай бог, Иосифа Пригожина, воскрес бы вдруг Юрий Шмильевич Айзеншпис, создал бы такой коммерческий проект под названием, условно говоря, «Кино. Версия 2.0», я бы отнесся к этому однозначно отрицательно. Было бы понятно, что это, в общем, история, которая про деньги в первую очередь. Все остальное это уже не более чем какие-то увещевания в пользу бедных. В данном случае мы имеем дело с теми единственными людьми, которые на самом деле имеют на это моральное, да и юридическое тоже право. Я имею в виду с одной стороны Юрия Каспаряна – гитариста «Кино». Каспарян, надо прямо сказать, он играл в группе «Кино» очень серьезную роль. В общем-то, музыка «Кино», музыка именно, это в первую очередь заслуга Каспаряна. Это факт. Ну и второй ключевой человек, это, разумеется, Александр Викторович Цой, единственный цоевский легальный, вообще реальный наследник. Саша Цой тоже абсолютно, как мне представляется, адекватный парень, то есть это не вариант, условно говоря, Никиты Высоцкого. Сейчас он просто увлекся, я так понимаю, вот этим делом. Ему это интересно. Я думаю, не столько с точки зрения чисто денежной. Денег, я уверен, там хватает. Я так думаю, что музыка Цоя…

Максим Тихонов: Есть роялтис…

Артемий Троицкий: Песни «Кино» на столько популярны, что даже при нашей достаточно допотопной сбора роялтис, думаю, что они получают большое количество денег, в чем Александр Цой не нуждается. Я думаю, что Каспарян тоже. Насколько мне известно, они хотят все это дело как-то технически и технологически обставить и сделать из этого что-то невиданное и неслыханное. Это интересно. В общем-то, при всех тех понятных сомнениях, которые могут быть в таком случае, я, конечно же, за это, и мне будет интересно посмотреть, что они там напридумывали.

Максим Тихонов: Запрос публики, на ваш взгляд, сегодня есть на музыку Цоя?

Артемий Троицкий: Я думаю, что запрос публики есть. Насколько этот запрос велик, мне судить трудно. Для меня, в общем-то, является непреложным фактом то, что среди всех русскоязычных групп всех десятилетий самой популярной, самой востребованной по сей день, конечно же, является группа «Кино».

Максим Тихонов: Артемий Кивович, если мы говорим о русском роке, кто из групп сегодня еще, что называется, на волне?

Артемий Троицкий: Тут, конечно, во-первых, нужно задаться вопросом о том, что такое «рок», что такое «не рок»?

Максим Тихонов: Да, это, безусловно, отдельная история. У нас есть всё-таки термин «русский рок».

Артемий Троицкий: Да, я б сказал, что есть несколько групп, которые по-прежнему на слуху, которые по-прежнему собирают большие залы. Это Борис Гребенщиков и группа «Аквариум». Последний пример, его песня, которая имела большой резонанс.

Максим Тихонов: Очень большой, да.

Артемий Троицкий: Да, в общем-то, его прошлогодний альбом «Время Н» тоже не прошло незамеченным. Затем это, разумеется еще одни ваши земляки - Юрий Шевчук и группа «ДДТ». На мой взгляд, Шевчук находится в хорошей форме. Мы с ним общаемся. Я его иногда вижу, с ним разговариваю. В общем, после украинских событий 14-го года он был в глубочайшей депрессии.

Максим Тихонов: Я вот сейчас пытаюсь вспомнить, какие из последних композиций Юрия Шевчука слышал, и ничего вспомнить не могу.

Артемий Троицкий: Последний альбом ДДТ называется «Хали-гали Галя ходи». На мой взгляд, это очень симпатичный альбом. Он посвящен в основном юности, 70-ым, 80-ым годам, тому же рок-клубовскому движению и так далее. В общем, легкий, так что ДДТ тоже группа, которая абсолютно востребована. «Машина времени» в полном порядке. Они весь этот год катают свою программу, посвященную 50-летию, с большой помпой, и, насколько я могу судить…

Максим Тихонов: Их тоже затронула украинская история.

Артемий Троицкий: Откликается, да. Андрей Вадимович тоже пострадал от травли после того, как честно высказался по поводу Украины и Крыма, но сейчас вроде бы эта история уже рассосалась, слава богу. Кроме того, о ком еще можно сказать?

Максим Тихонов: «Сплин»?

Артемий Троицкий: Ничего не могу сказать о группе «Сплин». Сказать, что, по крайней мере, в каких-то известных мне кругах группа была особо востребована, я не могу.

Максим Тихонов: Но это, скорее всего, такая чисто питерская история с питерской же философией.

Артемий Троицкий: Если говорить о чисто питерской истории. ЧПХ – чисто питерская х… Это, естественно, группа «Ленинград».

Максим Тихонов: «Ленинград» - это рок все-таки?

Артемий Троицкий: Ну, я считаю, что это рок. Я б сказал, что по духу, да, в общем-то, и по музыке тоже это рок, то есть это близко к панку, это близко к ска. К группе «Ленинград», естественно, в последние годы у меня имеются определенные претензии. В первую очередь это касается их репертуара. Я считаю, что ни сильно сдали. Ну, конкретно Шнуров.

Максим Тихонов: Претензии есть и у слушателей.

Артемий Троицкий: Как автор, я считаю, заметно, довольно выдохся, но с другой стороны, конечно, невероятная, скажем так, коммерческая активность этой группы и какая-то просто профессиональная, я б сказал, алчность и ушлость Сергея Шнурова тоже ну, в общем-то, как-то немного коробит. Все-таки мы привыкли видеть рокеров, как таких людей достаточно бесшабашных, а Шнуров, с одной стороны, как бы пьяница и бузотёр, а с другой стороны, просто главный бухгалтер и это…

Максим Тихонов: Человек пришел в музыку из пиара.

Артемий Троицкий: Да, в общем-то, это все тоже, конечно, не внушает какой-то особой симпатии. Хотя, главные мои претензии к «Ленинграду» - это все-таки то, что песни стали хуже. Я бы очень хотел, чтобы Шнуров снова взялся писать хорошие песни, а не какую-то заказную попсу.

Максим Тихонов: А вы верите в роспуск группы «Ленинград», о котором еще год назад Сергей Шнуров заявил? Либо это прощальный концерт, как у Аллы Пугачевой. Бесконечные прощальные концерты?

Артемий Троицкий: Я могу понять, почему Сергей Шнуров объявил о роспуске группы «Ленинград».

Максим Тихонов: Тур они откатали.

Артемий Троицкий: Совершенно очевидно, что это было сделано просто, потому что он уперся в творческий тупик. Группа себя съела изнутри, изжила. У него же уже был один такой случай. Это группа «Рубль».

Максим Тихонов: Да, да. Тоже распускал на год, по-моему.

Артемий Троицкий: Когда после… Ах, да, финансовый кризис 08-09 года.

Максим Тихонов: Ровно 10 лет назад распускал.

Артемий Троицкий: И он просто не мог содержать эту пьяную банду под названием «Ленинград», их там было на гастролях человек 20, наверно.

Максим Тихонов: Сейчас не меньше.

Артемий Троицкий: Он, поэтому решил сделать что-то более компактное, сделал вот эту группу «Рубль». Это было трио такое. Гитарное трио хорошее. Песни тоже были хорошие, но при этом вот эти самые накладные расходы были раз в 10 меньше. Со стороны Шнурова это был чисто коммерческий ход. Как бы очень разумный, но не покатило.

Максим Тихонов: Год. По-моему, год они просуществовали. Один альбом они выпустили.

Артемий Троицкий: Да, да. Я, кстати, выпустил этот альбом, я же их возил на гастроли к Кустурице на его фестиваль в Сербии. Вообще, это был симпатичный проект, но не покатило, не покатило. Публика хотела группу «Ленинград», старые хиты, дудки и все такое прочее. Шнуров, отзываясь на социально-коммерческий заказ, возобновил группу «Ленинград». Я думаю, что поскольку вся эта история, она, к сожалению, крутится в первую очередь вокруг денег, то думаю, что вряд ли он распустит группу «Ленинград».

Максим Тихонов: Группы «Рубль 2.0» ждать не стоит точно?

Артемий Троицкий: Ну, да. Да. Да и рубль девальвировался с тех пор. Посмотрим. Я б на месте Шнурова сделал бы что-нибудь совсем другое. Хотя, естественно, при этом…

Максим Тихонов: Авторская песня

Артемий Троицкий: … деньги он потеряет. При этом, разумеется, что публика будет ждать опять же понятно чего, но с другой стороны, всех денег не заработаешь. На фиг ему это нужно?

Максим Тихонов: Раз уж заговорили о сегодняшнем дне, хотелось бы тоже ваше мнение услышать. Сейчас у нас обстановка в стране, мягко говоря, накалена, есть и протестная повестка, есть и настроения. Казалось бы, на этом фоне мог, наверно, возникнуть некий ренессанс русского рока, некий Серебряный век, но вот что-то не происходит, как-то никто не выходит. На ваш взгляд, это логично? Выдохлись, что называется, душой ветераны? Либо все-таки время еще не пришло?

Артемий Троицкий: Нет, я как раз написал очень популярный твит о том, что Серебряный век нашей протестной музыки настал. Я бы не сводил ее только к року. Сейчас вполне можно говорить о возрождении или, наоборот, о вскипании новой волны протестной музыки. Сейчас, во-первых, мы имеем просто могучий протестный реп в Российской Федерации. Причем также как можно сказать, что почти все главные рокеры у нас сейчас в той или иной степени участвуют в протестном движении, точно также можно сказать, что все главные реперы. Может быть за исключением Басты. И Face, и Хаски, и Оксимирон, и группа «Каста». Я слушаю их записи, и просто сердце радуется. Ребята смелые, ребята очень хорошо формулируют. Конкретно вот этот твит по поводу того, что «Не думал, что доживу, но, похоже, наступил серебряный век новой русской протестной музыки…» Конкретно этот твит я написал в связи, по-моему, с двумя обстоятельствами: во-первых, с шикарной совершенно песней Noize MC «Все как у людей», и, во-вторых, новый видео-клип «Так закалялась сталь» питерской группы «Shortparis». «Shortparis» - это вообще отдельная история, о которой, конечно, надо сказать, это мощнейшая группа. Я уже об этом и говорил, и писал. Я понимаю, что это звучит, как очень сильное заявление, но я считаю, что это самая мощная в профессиональном отношении рок-группа, когда-либо существовавшая в России. Притом, что они абсолютно находятся вне традиций, все контекста такого классического русского рока, то есть лирика, вся эта поэзия, философия, умные слова и глубокие образы, они, в общем-то, для них особого значения не имеют. Тексты «Shortparis» - это буквально две-три фразы на всю песню.

Максим Тихонов: Ну, это молодежь. Где хиты от легенд? На злобу дня, что называется.

Артемий Троицкий: Ну, легенд… Во-первых, легенды могли бы вообще почивать на лаврах.

Максим Тихонов: Не время. Не время сейчас. Как в анекдоте про Чапаева.

Артемий Троицкий: Да, но, тем не менее, в общем-то, если мы возьмем западную сторону света, то там в возрасте 60+ очень многие рокеры уже живут себе тихо, спокойно. Где всякие «Led Zeppelin» и прочие? Кто-то из них выступает, но выступает сугубо себе в удовольствие. Потихонечку поет народные песни, как Роберт Плант. Кто-то просто заперся у себя в красивых имениях, и неизвестно, что там делает. Как те же люди из «Pink Floyd» или «Deep Purple» и, в общем, большинства других классических рок-групп. В этом смысле наши рокеры как раз достаточно активны.

Максим Тихонов: Так что нельзя сказать, что совсем наша рок-тусовка…

Артемий Троицкий: Нет-нет, я как раз…

Максим Тихонов: … ушла в подполье.

Артемий Троицкий: … смотрю на ситуацию не то чтобы с оптимизмом, но с несомненным интересом, то есть это совсем не то, что было в нулевые годы, когда просто все умерло. Сейчас совсем другое дело.

Максим Тихонов: Меня шокировало … Десятые, скорее всего, были, меня шокировало получение Дианой Арбениной «Золотого граммофона».

Артемий Троицкий: Я не знаю. Я как раз не сторонник такого рок-сектантства. Ради бога, пусть получают, в конце концов.

Максим Тихонов: Красиво же!

Артемий Троицкий: Если мы возьмем массу всяких супер заслуженных рокеров, то обнаружим, что все они получали тоже и «Grammy», и британские аналоги типо «Brit Awards», «Mercury Prize». Я так думаю, что «Sex Pistols» вряд ли бы дали такую премию. Просто потому что они бы эту статуэтку разбили прямо на сцене. Вот. Но, в общем и целом такая штука достаточно безобидная.

Максим Тихонов: Ваше напутствие на год наступающий.

Артемий Троицкий: Ну, я б сказал так. Если говорить о музыкальной жизни, то у меня напутствие к людям всегда одно: слушайте больше талантливой музыки. Ищите для себя новые имена. Эти новые имена, в общем-то, всегда находятся. Не останавливайтесь на освоенном и не пережевывайте старые хиты. Постарайтесь не обкрадывать себя и слушайте все. Что касается пожелания по жизни. Ну, вот сейчас я, по крайней мере, и многие другие, мы живем под впечатлением от тех позорных судебных процессов в связи с «Московским делом», так называемом, и аналогичными вещами. Когда прекрасных, смелых, умных ребят засаживают в тюрьму на несколько лет только за то, что они высказывают свое мнение. Мы живем в критическое для страны время, я считаю. Надо определяться, вы за прошлое или вы за будущее. Вот я б желал всем быть за будущее.

Максим Тихонов: Спасибо за беседу большое.

Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Династия Дисней
Накануне рождения ребенка он пишет в письме, что не чувствует радости предстоящего отцовства и думает о себе как об отвратительном родителе. Он не знал,…
О единой отечественной системе для интернета вещей, и китайском беспилотнике, работающем на спирту
Ростех создает единую отечественную систему интернета вещей для «умного города». Она будет базироваться на российской платформе «Эльбрус» и отечественных…
Женщины берут ипотеку чаще мужчин и на большие сроки
Как показал опрос «Авито.Недвижимости», представителям сильного пола родители с покупкой жилья помогали чаще.
Cамые важные открытия 2019 года
Итоговая программа про смельчаков. У сотни предпринимателей не вышло, у этих получилось.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.