ЦБ 02.10
$55.30
52.74
return; 1
Mediazia_Mob

ИТОГИ НЕДЕЛИ: «Взрыв» коронавируса, сохранение QR-кодов, монополизация рынка ЖКХ

Фото: Business FM Петербург

Если оставить за скобками обыски у Александра Коновалова, который неожиданно для многих оказался адвокатом Адвокатской палаты Псковской области, то новостная картина без изменений. Продолжается взрывной рост заболеваемости коронавирусом – уже около 14 тысяч заразившихся в сутки, и это только официальная информация. В очередной раз перенесли заседание оперативного штаба, но Business FM знает, что в ближайшие две недели в Смольном даже не планируют обсуждать отмену QR-кодов и «комендантского часа» для общепита. И, наконец, городские власти подтвердили создание госкомпании, которая займётся уборкой внутриквартальных территорий и дорог от снега. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с председателем Комиссии по промышленности, экономике и предпринимательству Законодательного собрания Петербурга Ириной Ивановой.

Максим Морозов: Ирина Владимировна, здравствуйте! Рад вас слышать.

Ирина Иванова: Я тоже рада, здравствуйте!

Максим Морозов: В Петербурге взрывной рост заболеваемости коронавирусом. Справится ли система здравоохранения?

Ирина Иванова:

Мы видим вертикальный рост заболеваемости. Смотришь на цифры и думаешь, что болеют уже все: и привитые, и переболевшие, и с большим количеством антител.

Врачи говорят о том, что вся нагрузка ложится на амбулаторное звено. Но они тоже болеют! В больницах, говорят, что привитые болеет значительно легче. Мне кажется, надо переходить на онлайн-медицину. Мы же с вами кричим о цифровизации.

Максим Морозов: Телемедицина.

Ирина Иванова: Да. Мы 10 лет вкладывали огромные денежные средства в цифровизацию медицины. Ещё один момент: болеют дети. Уже более 20% – это дети, несовершеннолетние, которые болеют, в том числе в школах. Поэтому, мне кажется, надо быстренько переходить к онлайн-медицине.

Наверное, QR-коды – это хорошо. Только, мне кажется, теперь они не нужны. Потому что болеют все подряд: и переболевшие, и привитые.

Максим Морозов: Резонансная новость о том, что в Петербурге приостановили оказание плановой медицинской помощи. Ирина Владимировна, как вы оцениваете риски в связи с этим?

Ирина Иванова: Мы теперь вообще не понимаем, от чего можем умереть.

Плановые операции – это очень серьёзное дело. Судя по тому, как люди болеют онкологией и другими болезнями, за два месяца можно сгореть. Надо понимать, что экстренная помощь просто необходима.

Как её осуществить? Конечно, должна быть вертикаль. Если уж мы выстраиваем вертикаль, то в таком случае об этой политике должен думать Комитет по здравоохранению и профильный вице-губернатор. Думать об установлении вертикали, о том, где будут осуществлять помощь. Что сегодня творится в поликлиниках, вы видите? Какие там очереди? И люди в панике, они просто боятся.

Максим Морозов: И статистика, честно говоря, вызывает сомнения.

Ирина Иванова: Почему вы считаете, что она только сейчас вызывает у нас с вами сомнения? Она в течение двух лет вызывала сомнение, правильно? Мы определённую статистику так и не знали. Мне кажется, что мы многого не знаем, потому что сбор информации идёт по всем больницам — пока ты всю информацию сведёшь, она изменится. Многие, кто не имеет жутких симптомов, и не идут в больницу. Подумаешь, насморк, подумаешь ещё что-нибудь, горло поболело. Что у нас с вами, горло не болит? Бывает, что болит. Многие просто не идут в поликлинику, видя, что там творится.

Максим Морозов: Ирина Владимировна, почему пробуксовывает вакцинация, на ваш взгляд?

Ирина Иванова: Наверное, люди понимают, что делать вакцинацию в пандемию – это не здорово, потому что иммунитет итак снижен. К тому же, в январе-феврале у нас всегда грипп.

Вакцинация не выдерживает критики, потому что мы наблюдаем несистемность принимаемых мер. То закон о QR-кодах внесли, то вынесли. Это тоже хаос, который входит в наши умы.

Максим Морозов: Ещё одна тема, философский вопрос. Как бизнесу выжить в условиях QR-кодов? А для общепита ещё и продолжается режим «комендантского часа».

Ирина Иванова:

Я думала, что мы перейдём к отмене QR-кодов. Я выступала за их отмену. Либо QR-коды, либо ограничения и «комендантский час». Если вводятся QR-коды, это означает: если ты заболел, то тебя всё равно пропустят – ведь у тебя есть QR-код! Здесь нет системности.

Максим Морозов: Многие из тех, кто соблюдает ограничения, опасаются банкротства. Но в городе есть ряд организаций, которые закрывают глаза на все запреты. Получается, что предприниматели в неравных конкурентных условиях.

Ирина Иванова: Во-первых, если вы вводите ограничения, то должны за ними следить. Это законодательный принцип. Значит, у нас нет контролирующих органов.

Мне не нравится, что мы всё время говорим только о барах и ресторанах. Об остальных отраслях, которые очень пострадали, мы почему-то вообще не говорим. Вы едете по улицам и видите, сколько помещений сдаётся в аренду. Закрыто много маленьких магазинов. О том, что потерял непродовольственный рынок, мы почему-то молчим. А он потерял, может быть, ещё больше!

Он, может быть, так не сопротивляется. Пострадал весь малый бизнес. Весь! Даже те, кто раньше занимался стройкой, их уже практически нет. Тех, кто занимался предоставлением услуг, кто сидит на 44 ФЗ. Очень много предприятий, которые просто заморожены.

Максим Морозов: Ирина Владимировна, разрабатываются ли меры господдержки? И ещё такой момент: предприниматели традиционно жалуются на то, что нет диалога.

Ирина Иванова: Абсолютно точно, что разрабатываются пакеты мер поддержки. Мы пишем. Когда мы делаем свои рабочие группы, не могу сказать, что нас не слышат. Какие-то предложения всё-таки берут. Диалога нет, в этом я с вами полностью согласна.

Комитет по контролю за имуществом сносит и сносит павильоны. Мне это непонятно. Зачем сегодня сносить? Они платят аренду, ничего не строят. Давайте установим мораторий. Все-таки в Петербурге в малом бизнесе работает более полутора миллионов человек. Это же работодатели! Малый бизнес несёт на себе социальную нагрузку.

Надо, чтобы людям, которые там работают, было что есть. Мне кажется, что меры поддержки, которые были в 2020 и 2021 годах, более-менее приемлемы, надо их продлевать, тем более, если мы хотим сохранить занятость.

Максим Морозов: Ещё одна чувствительная тема – коммунальная реформа. Если точнее, то создание государственной структуры, которая займётся уборкой дворов и прилегающих дорог. Вы для себя ответили на вопрос: почему случились «снежный» и «ледяной» коллапсы?

Ирина Иванова: Мне кажется, что это случилось давно, когда мы стали говорить о том, что у нас есть рынок, и мы строили непонятный капитализм. Капитализма не получилось, получился хаос. Почему получился хаос – это длинная история. Существует 44 ФЗ. Мы прекрасно знаем, что малому бизнесу туда не попасть. Многим туда не попасть. Сейчас возникла отличная, вроде бы, идея монополизации отрасли. Я всё-таки сторонник того, что если ты строил рыночную экономику, продолжай её строить. Но при том, я, наверное, за монополизации отрасли.

Надо создать единую государственную компанию, которая будет заниматься уборкой снега в Петербурге. Ведь даже я как депутат не могу разобраться: кому принадлежит эта улица и кто должен на ней убираться: то ли это муниципальная власть, то ли это управляющая компания, то ли это ТСЖ.

Максим Морозов: Но, с другой стороны, не будет и конкуренции.

Ирина Иванова: Да, вы совершенно правильно говорите – не будет конкуренции. С самое главное, что если это монополист в единственном лице, куда мы от него двинемся? Он скажет: как могут так убираю. Я помню, 10 лет назад, когда мы говорили об уборке улиц, территорий, когда вкладывали в бюджет примерно пять миллиардов рублей, то Комитет по благоустройству нам отвечал: «Сколько даёте, на столько и убираем». Замечательная фраза! Вроде бы, в этом году раза в два больше денег, но эта фраза так и остаётся, на мой взгляд.

Максим Морозов: Вывод, что проблема не только и не столько в деньгах, а в качестве управления городом. Ирина Владимировна, спасибо!

Ирина Иванова: Всего доброго!

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Большинство программ инвестиционной иммиграции предлагают не гражданство, а резидентство – то есть постоянный или временный вид на жительство. Но есть…
ХХ век трансформировал множество профессий. Не стала исключением и профессия портного. Изменив технологические основы кроя, создав культовые модели…
Все просто, все сложно, но звучит, все равно, как пьяный бред: после прекрасного бара «Ленусь, я все уберу» стал следить за жизнедеятельностью ранее неизвестной…
ЦБ в очередной раз пригрозил запретить компаниям и людям, которые являются резидентами России, совершать операции с криптовалютами внутри страны. В качестве…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.