ЦБ 28.01
$69.34
75.41
ЦБ 27.01
$69.13
75.33
ММВБ 27.01
$69,42
<75,37
BRENT 27.01
$88.86
6162
RTS 27.01
991.49
Telega_Mob

ИТОГИ НЕДЕЛИ: Уборка Петербурга по-новому, поддержка бизнеса и пять новых «Метеоров»

В Петербурге стартовал второй этап перехода на новую систему уборки внутридворовых территорий: вместо подрядчиков этим постепенно начинают заниматься государственные жилищные агентства. Становится ли под ногами чище – вопрос, как говорится, риторический. Тем временем, Смольный пролонгировал все ключевые меры поддержки МСП, которые действовали в прошлом году. В городской администрации уверены, что оборот малых и средних компаний растёт в последние несколько лет. И, наконец, Петербург получит инфраструктурный кредит из федерального бюджета на покупку пяти «Метеоров» нового поколения, которые будут курсировать на маршрутах в Петергоф, в Кронштадт, а также к фортам. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с президентом группы компаний «Городской центр экспертиз» Александром Москаленко.

Максим Морозов: Как можно оценить переход на новую систему уборки внутриквартальных территорий, который, по сути, сводится к огосударствлению этого сектора?

Александр Москаленко: Максим, я бы старался избегать грубых, резких слов и сравнений, но в данном случае всё это напоминает мне басню «Квартер». Помните, участники садились и так, и этак на разные стулья, а музыки как не было, так и нет. Если забраться на сайт городской администрации, мы найдём разъяснение, для чего это нужно. Там масса противоречий и вещей, которые вызывают у меня недоумение.

Максим Морозов: Давайте остановимся подробнее.

Александр Москаленко: Давайте. Например, говорят: «Ребята, всё плохо, в том числе потому, что мы не можем проверить соответствие управляющих компаний, которые будут заниматься уборкой, тем параметрам, которые они заявляют, то есть их оснащение, численность сотрудников и прочее». Ровно через абзац написано, что до конца года совместно с прокуратурой проведут проверки этих самых компаний на предмет наличия у них заявленной техники и заявленного количество людей.

Мне кажется, что ничто не мешает понять, умеет компания убирать снег или нет, ещё до того, как она будет допущена до торгов. Это общая практика!

Максим Морозов: Помните, в декабре, в ходе «прямой линии» Александр Беглов рассказал, что в результате проверки 18 подрядных компаний дворники в штате оказались у одной, а у остальных в штате были только бухгалтер и директор.

Александр Москаленко: Вопрос в том, кто их объявлял победителями? Больше того, я сам участник, правда, не городских, но многих федеральных конкурсов и взаимодействую с крупными компаниями. Я знаю, что меня рассматривают под микроскопом. Это как то, что я сказал: «Мы их проверить не можем, но завтра пойдём проверять». Где-то в этом доля лукавства. Во-вторых, «будут разработаны стандарты уборки придомовой территории». Ребята, а что мешает их разработать и потребовать исполнения этих стандартов от нынешних подрядчиков? Совершенно ничего.

Процитирую уже самого господина Беглова: «Мы обеспечим комфортные условия, рабочую одежду…» Я не видел, как сейчас принято говорить, «специалистов ручного труда» босиком и в футболках зимой. Они обеспечены одеждой, на мой взгляд, и весьма неплохо, и техника бегает.

Максим Морозов: Получается, всё упирается в то, что власти не умеют администрировать уборку города.

Александр Москаленко: Аплодирую! Вы, как говорится, подвели итог. Потому что для того, чтобы получить результат, нужно не просто с кем-то подписать контракт, а понять, с кем я подписываю, и контролировать его работу.

Объявлена зарплата тех, кто убирает снег. На первый взгляд, хорошая. Но когда я вычел 13% подоходного налога, то понял, что ровно те же условия в «Магните», в «Пятёрочке» и других менее звучных компаниях.

 

Мне всё равно, где работает человек с лопатой: на город или на управляющую компанию. Если его не контролируют, он не будет хорошо убирать снег.

Максим Морозов: Продолжаем разговор. Смольный пролонгировал все ключевые меры поддержки МСП, которые действовали в прошлом году. Давайте начнём так, концептуально: в чём основные проблемы с господдержкой?

Александр Москаленко: Так уж получилось, что с началом нашей ковидной эпохи я соприкоснулся с корпорацией «Малого и среднего бизнеса», с разного рода комитетами. Меня удивила одна вещь. Если говорить в совокупности, то из федерального и регионального бюджетов деньги выделяются грандиозные. Другое дело, я вдруг увидел, что вроде это так, да не так. Хотят поддержать, например, возрастных предпринимателей, а не получается, потому что в этом случае они не должны иметь опыт предпринимательства до того. Постоянно есть нюансы, которые не позволяют взаимодействовать малому бизнесу и государству. Я потом заинтересовался этим феноменом, стал разговаривать со своими коллегами по цеху и вообще со всеми, с кем встречался. Выяснилось, что никто их не спрашивал, что им надо?

У меня сложилось впечатление, что все программы господдержки создаются в одних кабинетах, согласовываются с другими кабинетами и выдаются на-гора. Всё из благих побуждений, но на выходе получается определённый пшик.

Максим Морозов: Александр Владимирович, может быть, в Смольном просто опасаются, что предприниматели попросят столько, что придётся отказывать, причём отказывать придётся публично, а это уже может быть воспринято негативно?

Александр Москаленко: Конечно, что-то не смогут взять на вооружение, я также понимаю власти, что они между молотом и наковальней. Нужно и бюджет наполнять, и нужно поддержку осуществлять, но не считайте предпринимателей за дураков. Теперь о самой программе. Ведь если мы в неё заглянем, увидим там довольно приличные суммы, которые выделяются на то или иное направление, но с оговоркой: 99% — это деньги федерального бюджета, и совсем чуть-чуть из регионального, или прямым текстом пишут, из городского бюджета. Например, поддержка привлечения инвестиций проработана весьма серьёзно, если её почитать. А в разделе, где речь идёт об основных аспектах, упор делается на гостиничный бизнес, конгрессно-выставочную деятельность и даже, прости господи, на морские терминалы, коих у нас на сегодняшний день полторы штуки. Там ни слова о промышленных предприятиях, понимаете! То есть единой цели особо не видно.

Например, я не считаю поддержкой отсрочку платежей по аренде.

Максим Морозов: Как говорят предприниматели, это своего рода «отсрочка смерти». Просят, например, вообще простить либо уменьшить платежи.

Александр Москаленко: Совершенно верно, либо уменьшать, либо что-то ещё. Ещё спорный вопрос, что легче сделать — платить мало и равномерно или разом, но всё, что у меня есть, да? Иными словами,

первое — связи между городом и предпринимательством нет. Второе — денег из городского бюджета выделили чисто символически, в основном распределяются федеральные средства.

Максим Морозов: Наконец, красивая история с «Метеорами». Владимир Путин поручил Денису Мантурову проработать детали финансирования проекта комплексного развития петербургского скоростного флота и выдать городу инфраструктурный кредит на покупку пяти «Метеоров». Давайте по порядку.

Александр Москаленко: Потребность в этих судах на подводных крыльях очень большая, я порадовался. Потом я немного расстроился, потому что их всего пять. Сейчас, по-моему, на линии эксплуатируется чуть меньше двух десятков. Причём время от времени возобновляется движение этих судов в сторону Отрадного и дальше – то есть они нужны не только туристам, но и обычным гражданам. Хотелось бы, конечно, больше, но спасибо и за пять. Дальше я споткнулся от слова, которое вы произнесли: «инфраструктурный кредит». Мне стало интересно, и я прочитал на сайте Минстроя, что такое инфраструктурный кредит. Действительно, это кредит из федерального бюджета региональному бюджету. Получателем денег, а соответственно и держателем этих судов будет региональный бюджет, то есть город.

Сегодня эксплуатируют «Метеоры», про которые говорят, что они старые и пора их менять, – частные компании. Так что же мы делаем? Мы опять передаём что-то от частного бизнеса городу, утверждая, что это будет более эффективно? Ерунда какая-то.

К тому же, город создаст компанию из пяти судов и будет бодаться теми, кто владеет другими судами, вытеснять их, например, от Дворцовой площади и так далее. Мы понимаем, чем это грозит.

Максим Морозов: Получается, что возникают серьёзные антимонопольные риски. Александр Владимирович, спасибо!

Александр Москаленко: Спасибо, Максим!

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

«Вчера Вы были в маскераде?» — спрашивает красавица Нина в одноимённой драме Михаила Юрьевича Лермонтова. Начиная с Петровской эпохи, великосветские маскарады…
Значительную часть 2022 года рост цен на недвижимость был аномальным – практически по всему миру. Однако во второй половине года тренд поменялся, а темпы…
Хорошо с громкими проектами: не надо много вводных: все всё знают. Про помещение, что занимали Дюкасс и Матильда, а потом въехал Антонио с флагманом новой…
Эстетизация - вот главный принцип, по которому шла эволюция костюмированных празднеств в России, начиная с Петровской эпохи. И если в начале столетия…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.