ЦБ 10.08
$60.38
61.55
ММВБ 10.08
$61.94
63.9
BRENT 10.08
$115.54
7291
RTS 10.08
1210.54
Legal to Business_ Mob

ИТОГИ НЕДЕЛИ: Негативный прогноз от Кудрина, меры господдержки и новая волна COVID

К концу года ВВП может упасть на 10%, а инфляция разогнаться до 20%. Такой прогноз сделал Алексей Кудрин, предупредив о безработице. По его мнению, на перестройку экономики потребуется минимум пара лет. Тем временем, в Петербурге вступило в силу большинство одобренных ранее антикризисных мер. Например, снижение налогов обойдётся городу почти в 10 млрд рублей. И, наконец, практически вытесненный из повестки коронавирус не сдаётся – очередная волна ожидается в конце мая. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с депутатом Государственной Думы от Петербурга, доктором экономических наук Оксаной Дмитриевой.

Максим Морозов: Оксана Генриховна, здравствуйте!

Оксана Дмитриева: Добрый день!

Максим Морозов: Начнём с негативного прогноза, который сделал председатель Счётной палаты. Как можно оценить опасность «болевых точек», которые обозначил Алексей Кудрин?

Оксана Дмитриева:

Я думаю, что многочисленные проблемы, которые возникли у России, и в целом, сама экономическая уязвимость России — это следствие многолетней политики Алексея Кудрина. Чего только стоит формирование Фонда национального благосостояния – складирование денег в чужую экономику. Весь ФНБ входит в золотовалютные резервы ЦБ, которые арестованы.

Всё время мы не развивали собственную промышленность и так далее.

 

Максим Морозов: Но ведь в пандемийные годы, Оксана Генриховна, деньги на господдержку брали, в частности, из ФНБ.

Оксана Дмитриева: На самом деле, в пандемийные годы из фонда не брали, он вырос. В условиях пандемии в 2020 году ФНБ вырос практически в два раза. Во-вторых, это глубокое заблуждение, что из него вообще что-то берут, потому что просто, условно говоря, увеличивали эмиссию средств, а деньги, которые якобы взяли из фонда, переписывали на счёт Центрального банка. На что реально тратил ЦБ, так это на интервенции. Вот и всё. Играл на курсе. Полезность чего весьма сомнительна. Поэтому то, что Кудрин копил на черный день – это либо ошибка, либо предательство, либо всё вместе. Что касается Кудрина, у него либо «обет молчания», либо если он что-то говорит, то слушать его не следует.

На самом деле, будет ли у нас спад ВВП или не будет – во многом зависит от оперативности, искусства управления, переключения логистических связей и цепочек и умелого заполнения ниш отечественным производством.

По некоторым отраслям и подотраслям мы сейчас видим возрастающий спрос. Рост производства по металлургии, по фармацевтике. Я уже не говорю о том, что касается сельского хозяйства и пищевой промышленности, обработки сельхозпродукции и сельхозсырья. Всё, что связано с обороной – здесь, безусловно, расширение проса: объективная потребность.

 

Максим Морозов: А какие отрасли, на ваш взгляд, наоборот, в «группе риска»?

Оксана Дмитриева: Отвёрточная сборка, возможно, автомобилестроение, возможно, некоторые отдельные предприятия, где в России сосредотачивается финишная обработка. Серьёзные проблемы в некоторых видах транспорта, в авиации, в контейнерных перевозках, поэтому у нас в Петербурге большие проблемы с портом.

Максим Морозов: Кажется, пора вводить рубрику под названием «Меры господдержки». В чем здесь основные проблемы, на ваш взгляд?

Оксана Дмитриева:

Сейчас самый главный тормоз для импортозамещения, для противодействия спаду — это высокая учётная ставка Центрального банка. Она совершенно губительная. Она приводит к вымыванию оборотных средств, не позволяет быстро и гибко осуществлять инвестиционные программы для импортозамещения, для развития производства.

Идея о том, что будет субсидирование процентных ставок по подотраслям и специальные кредиты за счет Фонда развития промышленности… Это всё равно касается отдельных предприятий.

 

Максим Морозов: А сейчас, «в моменте», сравнительно высокая ключевая ставка ЦБ совсем не оправдана?

Оксана Дмитриева: Она никогда не была оправдана. Для того, чтобы пресечь валютные спекуляции, достаточно других мер. Одно устное объявление о том, что мы будем продавать нашу продукцию на экспорт за рубли, просто одно слово, уже приводит к значительному укреплению рубля и противодействует его обесценению. Зачем, при этом, рушить собственное производство, собственную промышленность и импортозамещение высокой учётной ставкой?

Для того, чтобы ограничить валютные спекуляции, есть другие формы, чисто административные, которые ничего не будут стоить экономике.

Позиция Центрального банка – это примерно то же самое, что и с Кудриным.

Максим Морозов: Предлагаю локализовать тему господдержки на уровень Петербурга. Что было бы необходимо?

Оксана Дмитриева: На уровне Петербурга нужно локально мониторить. Тут макро-экономические причины. Как Санкт-Петербург может бороться с высокой учётной ставкой, вымыванием оборотных средств и отсутствием инвестиционных средств? Никак. А для малого и среднего бизнеса основная проблема сейчас будет с кредитами. Петербург, кстати говоря, в этом году сможет отыграть, если всё будет хорошо с пандемией, гостиничное хозяйство и общественное питание.

Весь туристический бизнес будет способен отыграть все свои потери предыдущих лет, потому что Петербург будет работать за закрытый Париж, Флоренцию, Венецию и за всю Европу вместе взятую. Петербург будет нашей главной Европой. Но для того, чтобы здесь не было спада и не было проблем, опять же нужны кредиты.

Максим Морозов: Наконец, третья, неоправданно подзабытая тема — коронавирус. Эпидемиологи предупредили, что очередная волна может начаться в мае или июне. В чём вы видите основные риски?

Оксана Дмитриева: Риски я вижу в основном в эпидемиологах. Если сейчас подводить итог фактически двухлетней пандемии, то эпидемиологи и Роспотребнадзор сбросили всю работу на лечебное звено – на врачей. Никаких чётких рекомендаций, никаких чётких прогнозов эпидемиологи не давали, а они должны были это делать. Дело не только в том, что отменили QR-коды и люди перестали прививаться. Дело в том, что всё равно заболевали люди, которые были привиты. Они всё равно переболели в относительно лёгкой форме. Эпидемиологи должны были дать гражданам точную статистику и сказать: «Граждане, дорогие товарищи, действительно, прививка не спасает от заражения, но она во многом, в среднем, всё-таки облегчает течение болезни. Поэтому, пожалуйста, после того как вы переболели, вакцинируйтесь через полгода, а после ревакцинации – через семь-восемь месяцев». Короче говоря, они должны дать обоснованные рекомендации, а они этого не делают. В этом самая большая проблема.

Максим Морозов: Резюмируя, можно сказать, что следует обратить внимание на вакцинацию. Оксана Генриховна, спасибо!

Оксана Дмитриева: Спасибо!

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Завершился первый квартал 22 года, став, пожалуй, одним из самых ключевых в современной истории России. Геополитические события февраля и марта повлияли…
Минцифры предложило отменить штрафы за продажу техники без предустановленного российского ПО. Такая инициатива у ведомства возникла после легализации в…
Cамый расслабленный стиль делового этикета, где нет строгих правил и предписаний — это Business Casual. Пандемия с дистанционной работой и необязательностью…
Если рынок новостроек дождался государственной поддержки в виде программы льготной ипотеки, то вторичка все еще ждет помощи. Без нее рассчитывать на оживление…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.