ЦБ 30.11
$61.07
63.39
ММВБ 30.11
$61,02
<63,20
BRENT 30.11
$83.37
5091
RTS 30.11
1128.71
Resto_Best

ИТОГИ НЕДЕЛИ: Беглов и поддержка бизнеса, ЦБ и ипотечный пузырь, БЦ и отток арендаторов

На фоне санкций и частичной мобилизации Александр Беглов заявил, что в Петербурге необходимо создавать новые предприятия и рабочие места, а также поддерживать компании, которые показали свою эффективность. Для этого собираются использовать всё увеличивающиеся налоговые поступления, которые, как ожидается, превысят 1 триллион рублей. Тем временем, ЦБ решил бороться со сверхнизкими ставками по ипотеке, чтобы не вводить заёмщиков в заблуждение и не допустить появление пресловутого пузыря. И, наконец, ещё одно свидетельство надвигающегося кризиса: в Петербурге насчитывается уже 18 бизнес-центров, в которых нет ни одного арендатора. Итоги недели шеф-редактор Business FM Петербург Максим Морозов обсуждает с генеральным директором «Фирмы Изотерм» Викторией Нестеровой.

Фото: isoterm.ru

Максим Морозов: Александр Беглов призвал оказать дополнительную поддержку бизнесу. Какой должна быть помощь от Смольного, на ваш взгляд?

Виктория Нестерова: Очень хорошо, что говорят о необходимости помогать бизнесу, и очень хорошо говорят о том, что плановый показатель прошлого года перевыполнен на 21%. При этом мы все очень радуемся, хотя никакого оптимизма и никакой радости я здесь не вижу, потому что необходимо учитывать инфляцию, которая существовала в прошлом году и продолжалась всё первое полугодие этого года. Это просто математика. Я уверена, что если бы мы посчитали количественные показатели, то гордиться особо нечем. Сегодня помогать нужно любому бизнесу, развивать импортозамещение, открывать рабочие места, улучшать условия. Но в реальности, например, в Сбербанке была программа по инвестиционному кредитованию, но два дня назад они нам заявили о том, что закрывают инвестиционное кредитование для всех сфер бизнеса. Надо ещё учесть, что программа, которую они предлагали, это было пять лет и 6,5% годовых. А год назад это было 10 лет. То есть она и так хуже по условиям, но даже в этой ситуации её закрыли.

Максим Морозов: Виктория, мы с вами как актёры, как говорится, «в предлагаемых обстоятельствах». Вот нас отключили от длинных денег. Что делать дальше?

Виктория Нестерова: Не развивать бизнес, не покупать оборудование. У нас, конечно, есть различные фонды, такие как Фонд развития промышленности, с горем пополам начали работать лизинговые компании, которые под значительно больший процент предлагают оборудование, с горем пополам работают коммерческие банки, которые не под 6,5%, а под 10-12% готовы кредитовать на те же самые пять лет.

Если стоит задача: в любом случае нужно купить оборудование – то возможность есть. Но насколько это будет выгодно? Насколько предприниматели готовы пойти на кабальные условия? Я очень сильно сомневаюсь.

Максим Морозов: Ещё один актуальный вызов: как сохранить и развивать бизнес в условиях частичной мобилизации? Многих сейчас волнует этот вопрос.

Виктория Нестерова: На сегодня это самая острая и глобальная проблема для бизнеса. На руководителей предприятий переложили работу по выдаче повесток, в достаточно тяжёлом эмоциональном состоянии, это фактор стресса и нагрузки. С другой стороны, как сейчас рассуждают: так, студентам мы дали отсрочки, если не дадим отсрочки преподавателям, значит, некому будет учить, дадим преподавателям. Потом ещё про кого-то вспомнили, потом опять погладили айтишников.

Мы очень быстро приняли статьи про уголовную ответственность, а про то, какая структура и как мы будем защищать сотрудников, к сожалению, на сегодняшний момент видения не существует.

Я считаю, что минимум, что должны сейчас сделать — это установить минимальный порог по мобилизации среди предприятий, причём нужно поставить минимальный порог не среди общей численности работающих, а именно среди тех, кто стоит на воинском учёте.

Когда я при численности предприятия 170 человек получила список на 34 человека, которым я должна выдать повестки, — это как?! Это реально, что я могу 34 человека из 170 отправить на мобилизацию? После этого можно закрываться.

Сотрудники просто не приходят на работу, мы получаем заявления на увольнение по почте с уведомлением, ещё какими-то способами, сотрудники просто пропадают, уходят на больничный, то есть делают все, чтобы не получать повестки.

Максим Морозов: Ещё одна тема. Не знаю, насколько своевременно, но ЦБ решил бороться со сверхнизкими ставками по ипотеке и не допустить появления пресловутого пузыря.

Виктория Нестерова: С точки зрения пузыря, я бы посмотрела на ситуацию с другой стороны. Я понимаю, что всё обсуждение этой темы идёт к тому, что в какой-то момент банки решили: «А что это так, мы субсидируем процентные ставки, процентные ставки закладываются в квадратных метрах и вместо того, чтобы нам зарабатывать, зарабатывают строительные компании?». По большому счёту, для человека, который покупает квартиру условно за три или четыре миллиона есть процентная ставка 3% либо 6%, либо 7%. Ему дают конкретный расчёт, и он сам оценивает, могу я это потянуть или не могу.

Делёжка между строительным рынком и банковским финансированием в итоге боком выйдет населению, которое не знает: подешевеет жилье или подорожает, повысится ипотечная ставка или понизится, ждать или не ждать?

Пока мы в этом обсуждении занимаемся перетягиванием каната, у нас встанут продажи на стройке и встанут промышленные компании.

Максим Морозов: Но есть же эксперты, которые справедливо напоминают, что льготная ставка — это временная, антикризисная мера, которая не может длиться долго.

Виктория Нестерова: Мы процентную ставку с чем сравниваем? Со странами, где она вообще может быть нулевая для отдельных категорий граждан? Или с чем? Кто сказал, что 3% — это низкая?

У нас существует финансовая структура, которая говорит, что норма — это 6%, 3% — это льгота, 0% — это невозможно, а 12% — это много. То есть это «много» или «мало» — это только цифры на бумаге каких-то расчётов. К конкретному человеку, который покупает жильё, это не имеет никакого отношения.

Максим Морозов: Продолжаем разговор. В Петербурге насчитывается 18 бизнес-центров, в которых нет ни одного арендатора, пишет РБК со ссылкой на NF Group. Кроме того, в городе растёт число БЦ, в которых свободно больше половины площадей. По словам экспертов, ситуация едва ли не беспрецедентная.

Виктория Нестерова: Такой ситуации у нас действительно никогда не было, и это не шутки. И потом, бизнес-центры хотят сдавать этажами, хотят сдавать глобальным корпорациям, чтобы особо не морочиться, не резать бизнес-центры на маленькие кусочки. Получается, что глобальных корпораций нет, больших компаний нет, получается, что мы имеем небольшой бизнес, который, может быть, и готов бы снять, но цена будет меньше, а работы будет больше. Но это единственный выход, что делать с точки зрения этих бизнес-центров. Естественно, такая низкая заполняемость, то, что у нас пустые бизнес-центры — это абсолютный факт того, что кризис нарастает.

Максим Морозов: Согласен, и это, кстати, очередной аргумент в пользу того, что бизнесу вновь нужна антикризисная поддержка от Смольного. Виктория, спасибо!

Виктория Нестерова: Спасибо вам!

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

История в данном случае важна. Одним из самых ярких моментов за все 19 лет стала VinoVeka. Вернее, ее хозяйка, сомелье Екатерина Шибакина, что в 2015 технично…
Второй раз в этом году рынок недвижимости и России, и Петербурга оказывается в подвешенном состоянии. Однако текущая ситуация отличается от того, что происходило…
В шахматах продолжает набирать обороты читерский скандал, а Саудовская Аравия возведет в пустыне целый город для проведения Зимних Азиатских Игр 2029 года.
Эволюция книг в истории человечества прошла огромный путь: от глиняных табличек Вавилона и Шумера, папирусов Египта и берестяных грамот Новгорода через…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.