19.11.2020

Отмена ЕНВД, внедрение медиации и отношение ФНС к коворкингам

Гости программы - руководитель Управления ФНС по Петербургу Александр Гнедых, заместитель руководителя Управления ФНС по Петербургу Юлия Костецкая и уполномоченный по защите прав предпринимателей Александр Абросимов.

Петербург стал пилотным регионом, в котором ФНС внедряет процедуру медиации как механизм контрольно-аналитической работы в досудебном порядке. Подробнее о нововведении, а также о предстоящем переходе с ЕНВД на альтернативные налоговые режимы и других актуальных вопросах – в интервью с руководителем управления ФНС по Санкт-Петербургу Александром Гнедых, заместителем руководителя управления ФНС по Санкт-Петербургу Юлией Костецкой и уполномоченным по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге Александром Абросимовым. Ведёт программу шеф-редактор радиостанции Business FM Петербург Максим Морозов.

Максим Морозов: Мы собрались в преддверии Дня работника налоговых органов, 21 ноября в России отмечается 30-летний юбилей налоговых органов. Пожелание – оставаться такими же открытыми.

Александр Гнедых: На нас можете всегда рассчитывать.

Александр Абросимов: Максим, можно я присоединюсь к вашим словам? Я от всей души поздравляю вас, Александр Викторович, Юлия, вас, и всех сотрудников Налоговой службы Санкт-Петербурга за поддержку, которую вы оказываете как аппарату уполномоченного, так и бизнесу Санкт-Петербурга.

Александр Гнедых: Спасибо, Александр Васильевич.

 

ОБ АКТУАЛЬНОЙ СТАТИСТИКЕ

Максим Морозов: Хотелось бы начать с актуальной статистики. В сентябре было расширенное заседание коллегии ФНС. Ваш руководитель Даниил Егоров приводил статистику. Несмотря на ряд ограничений, динамика поступлений налогов сохранилась на соответствующем уровне. Собираемость не просела, а даже немножко свидетельствует о том, что деловой климат налаживается. Если эту статистику проецировать на Петербург, о чем нам говорят цифры по собираемости?

Александр Гнедых:

Цифры по Санкт-Петербургу говорят то же, что и в целом по России: если у нас будет отставание от уровня прошлого года, то очень небольшое.

И задача, которая поставлена Петербургу до конца 2024 года, ее же пока никто не отменял.

Максим Морозов: Триллион рублей.

Александр Гнедых: Триллион рублей.

Александр Абросимов: Для этого не только налоги нужно собирать, для этого нужны и деловой, и инвестиционный климат, расширение площадок и так далее.

Александр Гнедых: Конечно, конечно.

Александр Абросимов: Потому что если только на сборе налогов… В последнее время город принял решение не пересматривать кадастровую стоимость на два года.

Максим Морозов: Это большая победа бизнесменов.

Александр Абросимов: Да. И губернатор отметил, что это при условии практически 12 млрд выпадающих доходов! Город пошел на это.

Максим Морозов: Александр Викторович, статистический вопрос, сейчас он особенно актуален, потому что Смольный активно выдает QR-коды. Сколько юридических лиц насчитывается в Петербурге? Я смотрел, что зарегистрированных больше 300 тыс., но реально действующих, не спящих, по разным оценкам 120-130 тыс.

Александр Гнедых: Это, наверное, в тот момент, когда мы первый раз к вам приходили.

Максим Морозов: В декабре 2019 года.

Александр Гнедых:

На 1 июля 2019 года было 298,5 тыс. юридических лиц, из них не отчитывались или представляли нулевую отчетность 53%. Это около 160 тыс. Соответственно, около 140 тыс. – действующие, работающие. Сейчас ситуация существенно поменялась и сегодня у нас 255 тыс. юридических лиц, и, наверное, около 12-15% компаний не отчитывается

Максим Морозов: Это которые не присылают даже ноль?

Александр Гнедых: Не присылают ноль. То есть та работа, которая была проделана налоговиками, мы ее активно начали с июля 2019 года…

 

О ЧИСТКЕ СРЕДЫ

Максим Морозов: Чистка среды.

Александр Гнедых: Чистка среды, призыв налогоплательщиков к исполнению своих обязанностей.

Максим Морозов: А чистка среды – Александр Васильевич, я знаю, что вы поддерживаете политику на чистку среды. Но были ли какие-то обращения в связи с этим? Может быть, эксцессы исполнителей на местах? Ведь это своего рода жесткое закручивание гаек, принципиальный подход.

Александр Абросимов: Максим, это «Новости малого бизнеса» написали, что я поддерживаю чистку среды и так далее. Да, я за то, чтобы налогоплательщики не испытывали трудности, в том числе со стороны налоговой. Мы с Александром Викторовичем постоянно проводим приемы предпринимателей, потому что

…под это дело иногда попадают и законопослушные, сдающие отчет, в силу технических проблем.

Максим Морозов: Например, что имеется в виду?

Александр Абросимов: Иногда поступают сведения о недостоверности компании на основании, может быть, недобросовестности проверяющей стороны. У нас на прием не один раз приходили компании, которые платят налоги, своевременно сдают отчеты, но неразбериха, которая между районной и 15-й налоговой иногда происходит – не дошли сведения, или недостоверный акт проверки этой компании – и предприниматель получает уведомление о недостоверности сведений, которое влечет за собой все последствия. Остановка счета и так далее. И поэтому я хотел бы все-таки донести до сведения всех предпринимателей, что если возникает такой вопрос: прием осуществляет и управление, плюс обращаются и к уполномоченному по защите прав предпринимателей. Мы всегда эти вопросы оперативно с Александром Викторовичем рассматриваем и решаем.

Александр Гнедых: Когда мы видим, что предприятие создано, директор поменялся, а сведения не поданы, адрес поменялся – данные не внесены в реестр и так далее. Приходит один молодой парень и говорит: «Ну ладно, так уж и быть, подам я завтра 14-ю форму». Я говорю: «Молодой человек, не надо нам делать одолжение, что вы подадите 14-ю форму».

Самого слова «недостоверность» не надо бояться. Если налоговый территориальный орган выявил один из элементов недостоверности в любом предприятии: сразу составляется соответствующий документ и направляется в единый регистрационный центр, в 15-ю инспекцию на Красного Текстильщика, 12.

Чтобы узаконить все эти вещи. Ваша обязанность это сделать. А если вы не сделаете, значит, ваше предприятие будет ликвидировано из реестра. Самого слова «недостоверность» не надо бояться. Налоговый территориальный орган выявил один из элементов недостоверности в любом предприятии: составляется соответствующий документ и направляется в единый регистрационный центр, в 15-ю инспекцию на Красного Текстильщика, 12.

Максим Морозов: Там указано, что конкретно выявлено?

Александр Гнедых: Разумеется, конечно, это же в документе, который составляет территориальный налоговый орган.

Александр Абросимов: Не всегда, в основном недостоверные сведения…

Александр Гнедых: Мы с Александром Васильевичем любим проделывать эксперимент, и мы можем проделать его в очередной раз.

Максим Морозов: Принципиально: расшифровывается, в чем я виноват?

Александр Гнедых: Разумеется, если не расшифровать, тогда невозможно будет этот вопрос понять, что исправлять. 15-я инспекция направляет по месту регистрации уведомление плательщику, что «в вашем предприятии обнаружена недостоверность такого-то вопроса, будьте добры, в установленный законом порядок придите это в соответствие».

Максим Морозов: Александр Васильевич улыбается, я чувствую, что не всегда прописано.

Александр Абросимов: Уведомление поступает, предпринимателя приглашают для пояснения по данному вопросу.

Максим Морозов: Без расшифровки.

Александр Гнедых: Александр Васильевич, можно заполнить 14-ю форму, не приходя в 15-ю инспекцию. В 14-й форме урегулированы те вопросы, которые были указаны в уведомлении. Месяц времени дается. Уж можно за 30 дней заполнит форму и направить ее в 15-ю инспекцию, чтобы, как говорят, одним росчерком пера снять недостоверность.

Максим Морозов: А эксцессы на местах бывали? О чем Александр Васильевич, в том числе, говорит.

Александр Гнедых: Они бывают, но какие?

Максим Морозов: Не всегда бизнесмен априори виноват, может быть, сотрудник – человеческий фактор, технический.

Александр Гнедых: Больше всего это касается сложности адреса.

Максим Морозов: Что это значит?

Александр Гнедых: Например, улица такая-то, дом такой-то, корпус такой-то, литер такой-то, помещение такое-то.

Юлия Костецкая: Помещение, офис и так далее. Конечно.

Александр Абросимов:

Обязательно, да, иначе программа, которая в налоговой, без помещений не отрабатывает. А у некоторых просто литера и все. И вот это здесь возникает.

Юлия Костецкая: Неконкретизация.

Александр Абросимов: Максим, они такие, понимаете, технические.

Александр Гнедых: Все вопросы решаемы. Сегодня у нас есть 23 территориальных органа, один из них – 15-я инспекция, где можно получить информацию.

 

О «ЛЮБВИ» К КОВОКИНГАМ И САМОЗАНЯТЫМ

Максим Морозов: С земли вопрос по поводу коворкингов. Мы говорим, что иногда сложные адреса, коворкинг – как раз такой сложный адрес. Один бизнесмен мне сказал, что налоговая не любит коворкинги, говорят, что по закону можно, «но мы не очень их как-то».

Александр Гнедых: У нас в стране он еще в целом не прижился. Сложно понять, что это такое.

Максим Морозов: Вы как администрируете, если бизнес в коворкинге? Действительно, единственный адрес – это коворкинг.

Александр Гнедых: То есть на одном адресе зарегистрировано несколько предприятий, и работают они там по графику. Но вы сами в это верите, в этот коворкинг?

Максим Морозов: Что значит «верить»? Действительно, работают, чтобы не арендовать офис, так минимизируют издержки, 1 тыс. рублей заплатил, поработал и ушел.

Александр Гнедых:

Нам сегодня нужно, чтобы плательщик был идентифицирован. Мы его должны видеть по месту регистрации, должна быть связь между руководством исполнительного органа предприятия и налоговым органом. Получать корреспонденцию, отвечать на вопросы, исполнять свои обязанности и так далее.

Максим Морозов: Нет, Александр Викторович, все вместе перечислили – согласен. А теперь будем вычленять. Получать корреспонденцию – точка – либо орган управления должен находиться? Если не ошибаюсь, все-таки разъяснение федеральной налоговой должно было быть.

Александр Абросимов: Когда мы обсуждали, у нас два таких вопроса: получать корреспонденцию либо наличие фактического местонахождения. Второй вопрос – это регистрация по домашнему адресу единственного учредителя. Здесь тоже возникает вопрос, и я думаю, что со временем налоговая служба его урегулирует. Ко мне обращаются, особенно салоны красоты. Многие переходят в режим самозанятых и открывают по месту жительства, на дому, маникюрный салон, прическа, стрижка. Говорят, «не соблюдаются санитарные требования», «не соблюдается пожарная безопасность».

Максим Морозов: А проверить нельзя, потому что это квартира!

Александр Гнедых: Ст. 25 Конституции Российской Федерации.

Максим Морозов: Неприкосновенность жилища.

Александр Гнедых: Да, жилье неприкосновенно.

Александр Абросимов: Я думаю, в ближайшее время, Александр Викторович говорил, что на коллегии рассматривался этот вопрос, и я обратился к Борису Юрьевичу Титову, чтобы он тоже обратился по регулированию данного вопроса.

Максим Морозов: Все куда-то обращаются, все пытаются отрегулировать. Мы что хотим отрегулировать – чтобы эта квартира, где девушка делает прически и ногти, стала чем? Не квартирой и не жильем, а чем?

Александр Абросимов: Она стала рабочим помещением – если он регистрирует, значит, рабочее помещение.

Александр Гнедых: Смотрите, Максим. Как была квартира, так она и будет квартирой.

Максим Морозов: Но чтобы проверяющий мог зайти?

Александр Гнедых: За исключением одного – когда квартира переведена из жилого в нежилое, но это уже другой вопрос. Сегодня есть коллизия законодательства. Ст. 17 Жилищного кодекса, вид разрешенного использования данного помещения. Данный жилой дом вводился именно как жилой дом, именно для проживания. Гражданский кодекс, места общего пользования – а понравится это другому соседу или нет?

Максим Морозов: Но если человек за компьютером работает и не шумит, это же не производственное помещение!

Александр Гнедых: Правильно.

Александр Абросимов: А если это салон красоты?

Максим Морозов: Тишина, никому не мешает.

Юлия Костецкая: Проходимость.

Александр Абросимов: А санитарные норма, а люди?

Максим Морозов: Они же по предварительной записи. Троим он сделает прическу, четверым.

Александр Абросимов: А если это швейная мастерская?

Максим Морозов: Кто бизнесменов защищает, я или Абросимов?

Александр Абросимов: Понимаете, все должно быть отрегулировано.

Александр Гнедых: В Петербурге на квартирах зарегистрировано 42 тыс. компаний. Коллизия среди разных норм права отрегулирована только одним-единственным документом – 61-м Пленумом Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 2013 года.

В Петербурге на квартирах зарегистрировано 42 тыс. компаний.

Где суд ясно и четко написал, что квартира, которую использует руководитель компании, где он проживает, где он единственный собственник.

Александр Абросимов: Не единственный.

Александр Гнедых: Не важно, или от второго собственника есть согласие, что он не против – он ее использует для связи руководства исполнительного органа с налоговым органом, а заниматься деятельностью может на территории обособленного подразделения. Мы взяли и провели такую работу. Из 42-х тыс. попадают по ОКВЭДам, где не надо никаких обособленных подразделений, всего лишь 3 тыс. из 42 тыс. 42 тыс. минус 3 тыс. – 39. Из оставшихся 39 тыс. обособленное подразделение, где на самом деле организовано производство или что-то, имеют еще 3166. 39 тыс. минус 3166, округляем – 36 тыс. А остальные что? Этот вопрос.

На данный момент рассматривается кассационная жалоба. Она в декабре будет рассмотрена именно на запрет регистрации на квартире с видом деятельности, который не попадает для осуществления этой деятельности на квартире без наличия обособленного подразделения.

И главный вопрос, который является препятствием для налогового органа: если предприниматель, организатор бизнеса, зарегистрировал юридическое лицо на квартире. Мы полагаем, что статус неприкосновенности должен быть на время наличия бизнеса на квартире по регистрации, но (нужно помнить следующее уточнение - ред.) как написано в ст. 25 – жилье неприкосновенно, никто не вправе проникать в жилище без согласия собственников за исключением случаев, установленных федеральным законом, либо на основании судебного решения.

Максим Морозов: Соответственно, федеральный закон.

Александр Гнедых: 129 Федеральный закон «О государственной регистрации».

Самое правильное – внести в закон изменения, где будет написано, что если организатор бизнеса зарегистрировал юрлицо у себя на квартире, для полноценного проведения мероприятий налогового контроля мы не будем приходить к нему как в квартиру. Мы будем приходить как в офис.

 

О НАЛОГОВЫХ ЛЬГОТАХ

Максим Морозов: Еще один вопрос с земли, что называется. Ранее сообщалось, что правительство может перенести сроки уплаты налогов на имущество в 2020 году на фоне ухудшения ситуации с пандемией коронавируса.

Александр Гнедых: Срок уплаты налогов, установленный федеральным законодательством – 1 декабря 2020 года. До крайнего дня уплаты остаются…

Максим Морозов: Считанные дни.

Александр Гнедых: Считанные дни. Нужно заплатить.

Максим Морозов: Александр Васильевич, насколько сейчас велика потребность бизнесменов, как часто обращаются с просьбой о налоговых льготах, послаблениях, отсрочках, мораториях? Насколько это сейчас жизненно важно? Допустим, владельцы фуд-кортов, фуд-плейсов, развлекательных вещей в торговых центрах – снова закрыли всех, запретили им работать, но ни о каких налоговых послаблениях либо других послаблениях речи не идет. А платить надо за все.

Александр Гнедых: Можно один момент? Если предприятие не работает, то платить за что?

Максим Морозов: Арендные платежи, коммунальные услуги.

Александр Абросимов: Если в прошлый раз, когда были такие ограничения, правительством было принято решение выдать кредиты под 0%, либо под 2% с сохранением численности и заработной платы, отчисления в фонды были приостановлены, то сейчас этого нет. Более того, те, кто в первую волну попали, если сейчас они не сохранят численность, то кредиты, которые брали под 2%, обернутся 15 процентами. Это сейчас большой вопрос у предпринимателей.

Александр Гнедых: Есть, конечно, вопрос.

Александр Абросимов: Но единственная поддержка на будущие периоды – это неувеличение кадастровой стоимости.

Максим Морозов: Владельцы фуд-кортов, фуд-плейсов, разных развлекательных мероприятий…

Александр Абросимов: В настоящее время не принято никаких форм поддержки по этому закрытию.

Максим Морозов: Помоги себе сам, называется.

Александр Гнедых: Максим, бизнес сам по себе – это определенный риск.

Максим Морозов: Конечно, не к вам вопрос, не к вам упрек, но риск, все-таки, когда он для всех риск. А вот у меня общепит просто оказался в фуд-корте, а соседнее кафе работает – это же ущемление.

Александр Абросимов: Это как мы столкнулись, когда приняли постановление о закрытии ресторанов с 23:00 до 6:00. Прописали – навынос в гостиницу можно, домой можно, а оставшееся вроде бы как нельзя. И бизнес задал резонный вопрос: как мы-то в этой ситуации? То есть в гостиницу можно, домой можно. Но после этого внесли изменение в закон, что навынос разрешено работать. А фуд-кортам и этого делать нельзя. Они практически закрыли.

Александр Гнедых: Всё это делается с одной целью, мы же знаем, почему – обезопасить население.

 

О НАЛОГАХ

Максим Морозов: Еще одна важная тема – отмена ЕНВД. Мы с Александром Васильевичем, честно говоря, до последнего надеялись, что будет отсрочка до 2020-какого-нибудь года. Но, к сожалению, не дождались. И с 1 января бизнесменам нужно перейти на альтернативный режим налогообложения, либо автоматически будет общий режим налогообложения. И все начинают рассчитывать, какой режим выгоднее, куда перейти.

Александр Абросимов: Бизнес бы хотел остаться примерно с тем, чтобы его затраты были в пределах ЕНВД.

Александр Гнедых: Отмена с 1 января.

Налогоплательщику, который сегодня применяет Единый налог на вмененный доход, до 31 декабря нужно подать уведомление, какую систему налогообложения он выбрал. УСН в двух вариантах, ставка от дохода или «доходы минус расходы», далее патентная система налогообложения.

Александр Абросимов: Правительство уже внесло изменения, увеличили площадь торгового зала с 50 до 150 м2, увеличили возможность, по договорам подряда брать. Либо самозанятые, либо УСН, либо патентная система. Бизнес сегодня хотел бы одного: чтобы для него это не стало дополнительным налоговым бременем при переходе на другую систему налогообложения.

Максим Морозов: А вероятнее всего – станет.

Александр Абросимов: Поэтому калькулятор, который есть – надо сделать расчеты на сегодняшний день.

Александр Гнедых: Пройдет какое-то время, и давайте, мы сделаем по итогам первого квартала. Соберем мнения предпринимателей. Когда бизнес отработает первый квартал, сдадут отчетность до 25 числа месяца, следующего за отчетным кварталом, то есть 25 апреля. А в мае уже можно будет посмотреть. Я думаю, что никаких проблем не будет, потому что сегодня бизнесу предоставлено право самому выбрать тот или иной механизм налогообложения, и через налоговый калькулятор на сайте налоговой службы…

Александр Абросимов: Александр Викторович, у бизнеса возникает вопрос: те системы налогообложения, которые будут действовать для бизнеса с 1 января, практически все считаются от оборота.

Юлия Костецкая: Упрощенка, «доходы минус расходы».

Александр Гнедых: Как кому удобно, так и надо заявляться. В зависимости от того, у кого высокая торговая наценка, у кого низкая.

Юлия Костецкая: Расходная часть, смотря какая.

Александр Гнедых: Да, в этом-то и вопрос.

Александр Абросимов: Здесь появляется дополнительная сдача отчетности, ежеквартальная и ежемесячная.

Юлия Костецкая: По сути, для юридических лиц это, получается, упрощенка, либо на доходы, либо «доходы минус расходы». Если не упрощенка, то общая система налогообложения. Соответственно, она влечет за собой предоставление декларации по НДС, по прибыли и так далее. Для предпринимателей более широкий спектр:

  • общий режим налогообложения,
  • упрощенка двух видов,
  • патент
  • возможность быть самозанятыми, в зависимости от получения объема выручки.

Александр Абросимов: Самозанятые, по-моему, должны за месяц подать?

Юлия Костецкая: Здесь все до 31 декабря, самозанятые до 1 января. В принципе, те же сроки.

Максим Морозов: Александр Васильевич, те, с кем вы общаетесь, или, может быть, общались: уже пробовали рассчитать альтернативный режим? Они теряют или приобретают, перейдя на новый, альтернативный режим налоообложения?

Александр Абросимов: Я встречался с предпринимателей из Союза предпринимателей Санкт-Петербурга, все просят оставить ЕНВД.

Максим Морозов: Они платить будут больше, соответственно, нагрузка возрастет, они посчитали?

Александр Абросимов: Я думаю, что никто не считал.

Юлия Костецкая: Они просто так привыкли, им так удобно.

Александр Абросимов: Им удобнее, потому что менять эту всю форму...

Максим Морозов: То есть администрирование, просто бумагооборот?

Александр Абросимов: Администрирование, все равно будет увеличение налоговой нагрузки, пусть незначительное, но оно будет.

Максим Морозов: Доля ЕНВД в общей собираемости налогов в Петербурге сейчас сколько составляет? Мы отменяем что? Сколько?

Александр Абросимов: Скорее, нужно задать вопрос: количество субъектов предпринимательской деятельности, которые находились на ЕНВД?

Максим Морозов: Это второй вопрос.

Александр Гнедых: Очень незначительное.

Александр Абросимов: Незначительное. То есть количество субъектов предпринимательской деятельности, если сравнить, которые были на упрощенной системе налогообложения, если это одинаковое количество, то те, кто был на ЕНВД, платили налог где-то в три раза меньше, чем это же количество предпринимателей, которое платило по УСН. Это мы проверяли еще в начале этого года.

Максим Морозов: Вы разобрались, почему отменяют ЕНВД? Раз такой хороший налог, который всем так нравится.

Александр Абросимов: Год тому назад я задал вопрос Борису Юрьевичу Титову.

Максим Морозов: Он отменяет? Почему ему?

Александр Абросимов: Нет. Я задал вопрос, когда мы обсуждали ЕНВД, все время же объясняли, что на ЕНВД бизнес уходит, торгует шубами, электроникой, какими-то другими товарами, которые имеют высокую стоимость, а налоги платят минимум. И поэтому я думаю, что государство приняло решение для того, чтобы увеличить собираемость налогов.

Александр Гнедых: 20 лет, с 1999 года, да?

Юлия Костецкая: Поменять объекты налогообложения.

Александр Гнедых: Около 20 лет.

Это для поддержки бизнеса было на неопределенный переходный период. Наверное, посчитали, что этот период закончился.

Максим Морозов: Медиация. Петербург как раз пилотный регион, опыт которого может позаимствовать вообще вся Федерация в будущем. Если проще говорить, это досудебное урегулирование налоговых споров. Расскажите, пожалуйста, как работает этот механизм.

 

О ДОСУДЕБНОМ УРЕГУЛИРОВАНИИ НАЛОГОВЫХ СПОРОВ

Александр Гнедых: Я расскажу, для чего это надо, а Юлия Владимировна, как инициатор, расскажет, как все это происходит процессуально. Мы работаем исключительно на благо налогоплательщиков. Когда мы с Александром Васильевичем отработали механизм взаимодействия, я предложил: если мы с вами не будем успевать принимать всех один раз в месяц, значит, будем собираться и принимать вместе два раза в месяц. Если не будем успевать за два приема, будем раз в 10 дней, если не будем – раз в неделю. Наверное, самый интенсивный прием, где было человек семь-восемь за один раз. Если из десяти восемь ушли сразу удовлетворенными, с разрешенными вопросами, то по двум надо дополнительно подработать информацию, или мы берем прямой контакт…

Максим Морозов: А было так, что свои виноваты, инспекция не разобралась?

Александр Гнедых: Мы же все живые люди. Я публично извиняюсь перед налогоплательщиком за действия своих сотрудников. И я ничего плохого в этом не вижу, мы тут же проводим определенную работу.

Максим Морозов: А тому, кто ошибся, что за это?

Александр Абросимов: Александр Викторович даже личные свои координаты дает в качестве поощрения тем, перед кем извиняется.

Александр Гнедых: Это вообще не секрет. Ничего здесь такого нет.

В той инспекции, где это произошло, ставится задача начальнику инспекции провести разъяснительную работу с сотрудниками, которые работают с налогоплательщиками, чтобы избежать таких ошибок, которые были выявлены.

Максим Морозов: Это на будущее, а наказывают ли человека, который…

Александр Абросимов: Были такие инциденты, где лишали премии.

Юлия Костецкая: Смотря, какая тяжесть.

Александр Гнедых: Да, зависит от степени тяжести этого действия.

Максим Морозов: А какие были примеры?

Александр Гнедых:  

  1. Если налогоплательщик потратил свое время, но финансово не пострадал, то это устная разъяснительная работа.
  2. А если налогоплательщик потерял что-то в денежном выражении, в финансовом плане, или он дорожит своей репутацией, я ставлю задачу начальнику инспекции при распределении средств материального стимулирования отрегулировать этот вопрос, как определенное депремирование.
  3. Если очень большая вина, то, конечно, назначается служебная проверка, и по результатам проверки или дисциплинарное взыскание, или депремирование.

Александр Абросимов: Увольнение.

Александр Гнедых: Увольнений пока еще не было.

Александр Абросимов: Если действия инспектора повлекли за собой то, что предприниматель понес ущерб свыше 1-1,5 млн рублей, то это уже попадает под ст. 169, воспрепятствование…

Александр Абросимов: Таких случаев не было.

Максим Морозов: Я про это говорю не потому что я такой кровожадный, а потому что нет неприкасаемых, если есть ошибка, за нее есть санкция.

Александр Гнедых: Максим, я же начал с главного.

Я не стесняюсь принести публичное извинение как руководитель управления за своего сотрудника. Это нормальное явление.

Максим Морозов: Это отчасти медиация, давайте к медиации вернемся.

Александр Гнедых: Если налогоплательщик находится в определенных рисках, которые сегодня и контролирует программный продукт.

Максим Морозов: Сразу надо расшифровать, риски – это что? Самый типичный?

Александр Гнедых: Самое типичное – это НДС-ные разрывы.

Если налогоплательщик находится в рисках, а налоговый орган существенно поменял методику работы, он не идет сразу к плательщику с выездной налоговой проверкой, с такой ярко выраженной карательной мерой – сегодня налоговые органы применяют исключительно риск-ориентированный подход. Вначале приглашается руководитель предприятия или уполномоченное лицо по доверенности. Рассказывается, в каких рисках находится предприятие. Обязательно рассказывается, как эти риски можно устранить.

И таких налогоплательщиков у нас уже 11%, которые устранили риски собственноручно.

Максим Морозов: На общую сумму?

Александр Гнедых: На общую сумму более 8 млрд рублей за девять месяцев 2020 года. Если в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, то это почти в три раза больше, чем за такой же период 2019 года.

Налоговые органы в очередной раз подсказывают, что никто не хочет, как в народе говорят, крови, не в прямом смысле слова, а в переносном. Одна из важнейших функций налогового органа – информационно-разъяснительная. Закон о медиации и процедура медиации – это один из вариантов выхода из кризисной ситуации конкретного налогоплательщика.

Как помочь налогоплательщику в рамках существующего законодательства избежать последствий, избежать рисков путем проведения определенных действий. Попросим Юлию Владимировну, поскольку она инициатор, она сопровождала этот механизм, как он узаконился, и самое главное – каков результат?

 

О ПРОЦЕДУРЕ МЕДИАЦИИ

Юлия Костецкая: Регулирование всей этой ситуации осуществляется на основании 193-ФЗ. В частности, он предусматривает, что в рамках таких согласительных процедур участвуют три стороны. В нашем случае это :

  • налогоплательщик,
  • налоговый орган
  • медиатор, как независимое лицо – ни от налогоплательщика, ни от налогового органа, то есть не представляет ничьи интересы.

В нашем конкретном случае мы установили, что плательщик в определенных налоговых периодах, по нашему мнению, заявлял необоснованно налоговые вычеты, относил на расходы по налогу на прибыль определенные суммы по сомнительным контрагентам. Мероприятиями налогового контроля было установлено, что те вычеты и те расходы, которые он использовал для цели налогообложения, являются, по нашему мнению, необоснованными.

Максим Морозов: Он с этим не согласен.

Юлия Костецкая: Изначально налогоплательщик был с этим не согласен. Налоговый орган, ведя вот эти мероприятия, направил информационные письма налогоплательщику, где ему все разъяснил, объяснил свою позицию – почему мы считаем, что эти вычеты подлежат исключению из общей суммы, и почему налог подлежит доплате. Налогоплательщик с этим не согласился. После этого мы приглашали его в инспекцию, потом в управление. Налогоплательщик решил подумать, после чего мы предложили ему включиться в нашу процедуру медиации. Направили предложение налогоплательщику о вступлении в такое соглашение по медиации. Он, соответственно, проконсультировался с юристами, с учредителями, и в присутствии медиатора мы заключили соглашение о медиации. Сразу оговорюсь, медиатор у нас был на безвозмездной основе, пока в данном случае у нас была безвозмездная процедура.

Максим Морозов: Pro bono, как говорят юристы.

Юлия Костецкая: Да, но законом предусмотрено, что

расходы по привлечению медиатора может нести любая из сторон, по договоренности, либо на безвозмездной основе.

Вопрос стоимости такой услуги медиатора, привлеченного лица, думаю, что это вопрос ближайшего времени. Он пока не урегулирован.

Александр Абросимов: Надо какой-то регламент.

Александр Гнедых: Он разрабатывается, Александр Васильевич.

Юлия Костецкая: Таким образом, мы пригласили медиатора, налоговый орган изложил свою точку зрения, налогоплательщик изложил свою, после чего мы вместе, за одним столом, сели и начали обсуждать всю эту историю. Мы обсуждали два дня.

Максим Морозов: Насколько медиатору разрешают, там же коммерческая тайна может быть?

Александр Гнедых: Сейчас Юлия Владимировна все расскажет!

Максим Морозов: Вплоть до профессиональных данных.

Юлия Костецкая: Конечно. Он обязательно подписывает документ о неразглашении, и медиативные соглашения и соглашение о медиации, то есть это два разных документа.

  1. Сначала соглашение о медиации заключается, это сама процедура, то есть стороны входят в процедуру.
  2. А дальше уже медиативное соглашение, если мы к нему пришли. В течение двух дней мы это все обсуждали, обсуждали формулировки, возможные в медиативном соглашении, условия, в частности, сроки уплаты. В итоге через два дня мы заключили медиативное соглашение, первое в России, в соответствии с которым стороны признают, что те суммы налоговых вычетов, которые были заявлены налогоплательщиком, необоснованны. Далее, налогоплательщик признает, что в связи с этим у него возникает обязанность по представлению уточненной декларации. Поскольку суммы завышены, налогоплательщик должен представить уточненную декларацию.

Александр Гнедых: На сумму завышения.

Юлия Костецкая: Где уточнит свои налоговые обязательства и исключит этих сомнительных контрагентов. Налогоплательщик признает в медиативном соглашении, что он в такие-то сроки, то есть мы прописали сроки, в которые он обязан уплатить соответствующие суммы налога в бюджет.

Максим Морозов: Это как, Александр Васильевич, особый порядок при уголовном деле.

Александр Гнедых: Примерно.

Александр Абросимов: В принципе, да, это согласие предпринимателя, но это не обязанность предпринимателя.

Максим Морозов: Как третейский суд.

Александр Гнедых: Примерно.

Юлия Костецкая: Это по согласию сторон.

Максим Морозов: Просто есть ли у тебя альтернатива – есть суд, судебный порядок, есть досудебный…

Александр Гнедых: Есть.

Максим Морозов: Понятно, что лучше в досудебном порядке.

Александр Абросимов: У тебя есть выездная налоговая.

Максим Морозов: Которая, скорее всего, придет к большей сумме.

Александр Абросимов: У тебя есть суд, потом приходит решение, после этого решения, если тебе нужна рассрочка, ты должен обеспечить чем-то, либо банковской гарантией, либо имуществом. Если рассрочка, идет мировое соглашение в рамках судебного процесса. То здесь, в рамках медиативного соглашения, гарантии не нужны, сроки устанавливаются по договоренности сторон на выплату.

Юлия Костецкая: И мы избегаем всех карательных процедур, которые связаны с назначением проверки, с проведением проверки, то есть это длительность, это временные трудозатраты обеих сторон.

Александр Абросимов: В медиативное соглашение у нас входят пени.

Юлия Костецкая: Обязательно входят пени.

Александр Абросимов: А штраф не входит в медиативное соглашение.

Юлия Костецкая: Налоговым кодексом предусмотрено, что в случае, если налогоплательщик до момента подачи декларации уточненной уплачивает сумму налога и пени, то штрафные санкции не применяются. И по медиативному соглашению,

если в соответствии с законом оно (медиативное соглашение) нотариально удостоверено, то оно принимает форму исполнительного документа.

Таким образом, после заключения этого соглашения мы поехали к нотариусу и заключили его в нотариальном виде. Соглашение у нас было подписано, более того, у нас на сегодняшний день сумма поступила в бюджет в полном объеме.

Александр Гнедых: Какая сумма?

Юлия Костецкая: Порядка 100 млн рублей.

Максим Морозов: Вы говорите, что регламент четко не прописан. Это внутренний документ уже?

Александр Гнедых: Внутренний документ. Закон-то есть. Например, один из вопросов про медиатора – кто будет оплачивать его труд. Если стороны достигнут понимания, а давайте пополам расходы – как определить величину вознаграждения?

Максим Морозов: Гонорар успеха – если помог отбояриться от налоговой!

Александр Гнедых: Во-вторых, какая из сторон будет платить. Даже если пополам – мы госорган. Мы бюджетная структура, на это должны быть денежные средства заложены в бюджете.

Максим Морозов: Эксперимент интересный, будем за ним наблюдать. Спасибо, коллеги.

Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Винный гастробар и винотека Lenina 20
«Ленина 20». Адрес и название.
В России вновь озаботились установкой алкозамков
Пьянство за рулем – одна из самых актуальных проблем российской действительности, которую никак не удается победить. Одно из возможных решений – внедрение…
Турции не оставили выбора: учетную ставку готовятся повысить до 15% годовых
Турецкая лира переживает самое сильное недельное укрепление за много лет.
О самых популярных моделях смартфонов в мировом рейтинге и необычной компьютерной мышке
Компания Canalys подвела итоги третьего квартала 2020 года на мировом рынке смартфонов, назвав самые популярные модели у покупателей, а компания ClickTap…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.