ЦБ 26.09
$73.01
85.68
ММВБ 26.09
$73.2
86.68
Форум МЫ - 28 сентября_моб

КИРИЛЛ ПОЛЯКОВ: О парковках, строительстве автовокзалов и развитии веломаршрутов

Интервью с председателем Комитета по транспорту Санкт-Петербурга Кириллом Поляковым.

Фото: Business FM Петербург

В Петербурге эвакуируют около 200 автомобилей за сутки. Чаще всего правила парковки нарушают на Гончарной улице, Лиговском проспекте, 1-ой Советской и на 26-ой линии Васильевского острова. Смольный делает ставку на развитие общественного транспорта. «Пассажиравтотранс» планирует перевести 100% подвижного состава на альтернативные виды топлива к июлю 2025 года. В частности, прорабатывается проект создания нового парка в производственной зоне «Ржевка» примерно на 400 электробусов. В 2022 году в «Пулково» планируют открыть остановочный пункт для междугородних автобусов, который впоследствии может превратиться в автовокзал. К 2024 году на модернизированную трамвайную сеть в Петербурге выйдут 255 новых трамваев, также в городе появятся 314 новых троллейбусов. В числе приоритетных задач и развитие велосипедных маршрутов. Сегодня их общая протяжённость составляет примерно 130 километров, к концу 2024 года она должна превысить 170 километров. Подробные ответы на ключевые вопросы – в эксклюзивном интервью шеф-редактора Business FM Петербург Максима Морозова с Кириллом Поляковым, председателем Комитета по транспорту, который 13 сентября отмечает 30-летие со для образования.

Максим Морозов: В студии Максим Морозов, сегодня я рад приветствовать председателя Комитета по транспорту Петербурга Кирилла Полякова. Кирилл, добрый день, рад вас видеть!

Кирилл Поляков: Добрый день, Максим!

Максим Морозов: Встречаемся в преддверии юбилея комитета, 30 лет – ровесник новой России, наши поздравления!

Кирилл Поляков: Спасибо огромное!

Максим Морозов: Много чего вы курируете, в последнее время комитет серьезно усиливается. Давайте начнем с рейдов – в чем был для вас административный вызов?

О ЗАДАЧАХ РЕЙДОВ КОМИТЕТА

Кирилл Поляков: С точки зрения парковок в ведении комитета единое городское парковочное пространство, зона платной парковки. Вторая часть задачи – контроль зоны действия знака 12.16, то есть «остановка и стоянка запрещена», или «крест», кто как его называет. Это тоже одна из задач комитета, которая была передана от МВД. Зону платной парковки с самого начала курировал Центр управления парковками Санкт-Петербурга, ЦУП, и передача этих полномочий в Комитет по транспорту от КРТИ – это возвращение назад.

По сути, сегодня полномочия, которыми прирос Комитет по транспорту за последний год – это возвращение разбежавшихся «детей» Комитета по транспорту, которые изначально и рождались в Комитете по транспорту. Это и задачи Дирекции по организации дорожного движения, в том числе светофорное регулирование, и Центра управления парковками, и Центра транспортного планирования – все это задачи, которые больше присущи Комитету по транспорту.

Кому, как не нам важно и нужно, и это наш KPI, чтобы транспорт ездил быстро, чтобы он был комфортный, чтобы он был безопасный, и чтобы на месте, где должен ехать общественный транспорт, не стоял нарушитель.

Максим Морозов: Почему было принято решение заранее публиковать маршруты рейдов?

Кирилл Поляков: С учетом того, что комитет начал осуществлять с июля полномочия по эвакуации и штрафам за нарушение «креста», знака 12.16…

Максим Морозов: КоАП.

Кирилл Поляков: КоАП, да. Чтобы людей приучить, что работа такая началась, мы и эвакуировали в день немного, и очень широко информировали, где мы будем эвакуировать.

Максим Морозов: То есть изначально это было в режиме лайт?

Кирилл Поляков: Да, это был режим лайт.

Максим Морозов: Кому-то прощали, просто говорили «не делай так больше, отпускаю на первый раз»?

Кирилл Поляков: Мы проводили даже такие мероприятия, когда в зоне действия знака 12.16 наши сотрудники шли и не фотографировали номера и не отправляли штрафы, а наоборот, клали памятки информирования под стекло о том, что вы находитесь в зоне действия знака и что могли бы получить штраф.

Максим Морозов: Риск-ориентированный подход.

Кирилл Поляков: По сути, да. Прежде, чем ударить дубиной, лучше предупредить.

Максим Морозов: Как меняется динамика нарушений?

Кирилл Поляков: Улицы, которые мы для себя поставили как перспективные – это улицы, где плотное пассажирское движение, движение общественного транспорта, или запаркованность мешает нормальному проезду общественного транспорта. Например, улица Гончарная: когда она запаркована, когда там достаточно много нарушений, к сожалению, встает площадь Восстания, а следом встает и весь общественный транспорт, и Невский проспект, и Суворовский. Из-за десятка-двух нарушителей начинается транспортный коллапс. Сейчас на конкретных улицах, где мы достаточно плотно начинали работать, становится значительно меньше нарушений правил зоны платной парковки, то есть население потихонечку начинает привыкать.

Максим Морозов: Сколько в среднем в сутки эвакуируется автомобилей?

Кирилл Поляков: Сегодня примерно 230-240. В целом возможности – до 400.

Топ улиц, где чаще всего нарушают?

Кирилл Поляков: Как правило, это центр города. Я бы не стал называть это «топом улиц».

Максим Морозов: Статистически, математически – где чаще эвакуируют?

Кирилл Поляков: Мы работаем тонким слоем по всему городу. У нас четыре офиса, находящихся на севере, юге, востоке и в центре. Вокруг этих четырех офисов и строится вся работа по эвакуации. Они абсолютно одинаковой численности, поэтому количество эвакуированных машин каждым офисом примерно одинаково.

Максим Морозов: В чем сложность работы контролеров? Даже в неофициальных беседах – на что они жалуются, на что обращают внимание?

Кирилл Поляков: В первую очередь, конечно, работа на улице сопряжена с определенными проблемами. Психологическое давление некоторые неадекватные нарушители оказывают на сотрудников. Раньше протокол и акт на эвакуацию выписывал сотрудник ГИБДД, сейчас выписывает сотрудник органа государственной власти. В Москве под эту задачу создали отдельный орган государственной власти. В Петербурге на данном этапе было принято решение о том, что эти полномочия будет выполнять Комитет по транспорту. Мы набрали в этом году дополнительных людей, порядка 200 человек.

Максим Морозов: Как разрешаются конфликтные ситуации? Я клоню к тому прецедентному случаю, когда произошла драка, и, если не ошибаюсь, даже уголовное дело было возбуждено.

Кирилл Поляков: Возбуждено уголовное дело. Там не столько даже драка, один из нарушителей на Гончарной улице совершил наезд на сотрудника Комитета по транспорту. Он оказался гражданином Украины, у него заканчивался срок действия его временного документа, поэтому суд принял решение арестовать его на два месяца на период ведения уголовного дела за нанесение телесных повреждений сотруднику при исполнении.

Максим Морозов: Вероятно, депортируют этого джентльмена.

Кирилл Поляков: Да, мы стараемся такие вещи активно освещать. Может быть, сразу депортируют, может быть, посидит годика три, подумает.

Мы сейчас получаем гораздо больше слов благодарности за работу по эвакуации, чем жалоб, потому что на тех улицах, где автобус теперь едет с той скоростью, с которой он должен ехать, человек понимает, что если раньше из-за запаркованности он до метро на автобусе добирался 30 минут, то сейчас добирается за 20.

Максим Морозов: А что за история – не знаю, переврала пресса или нет – что чуть ли не на курсы по рукопашному бою вы посылаете инспекторов?

Кирилл Поляков: Нет, это, конечно, один из мифов. Развеивать его, наверное, бессмысленно.

Максим Морозов: Но какая-то особая подготовка должна быть, ведь это специфическая работа?

Кирилл Поляков: В первую очередь психологическая подготовка.

Максим Морозов: Сформировалась ли практика обжалования наложенных штрафов?

Кирилл Поляков: Конечно. Если мы говорим про зону платной парковки, когда штраф выписывается многодетной семье или инвалиду – конечно, штрафы отменяются, потому что сегодня пока нет совмещенного реестра.

Мы сейчас активно работаем, чтобы реестр номеров машин, которые имеют право бесплатной парковки, формировался Комитетом по транспорту, и мы выдавали парковочные разрешения, в том числе и людям с ограниченными возможностями, ветеранам, всем, кто имеет право бесплатной парковки в зоне платной парковки.

Также накладки с разрешениями жителя периодически происходят, поэтому, естественно, по таким случаям автоматическая отмена. Жалоба поступает – тут же штраф отменяется. Есть, конечно, разные эпизоды, в том числе и я участвую в обжаловании некоторых решений. Приходит человек, рассказывает: вот я отъехал на 15 минут, приехал и на то же место встал – за что мне прилетел штраф? Поднимаем систему «Безопасный город», все-таки везде камеры есть, видим, что машина не двигалась, а по фотографии видно даже по спицам на колесах: в какой позе машина стояла, в такой и стояла. Конечно, по таким жалобам идет отказ, поэтому обмануть систему крайне сложно.

Максим Морозов: Как стимулировать электронный документооборот?

Кирилл Поляков: Мы сейчас ведем совместную работу с МВД по запуску системы «Паутина», я надеюсь, что до конца года МВД ее запустит. Это их ведомственная система, они ее запустят уже в полном формате, чтобы максимально упростить работу, в том числе и через сайт Госуслуг.

Максим Морозов: Мы с вами вспоминали «Начальника транспортного цеха», так называется Telegram-канал комитета. Еще одна цитата – «что в консерватории поправить?» – в нормативной, в законодательной базе.

Кирилл Поляков: По парковкам.

У нас есть три вида парковок:

- перехватывающие парковки – это парковки около конечных станций метрополитена и там, где человек может оставить машину, в том числе бесплатно, если он воспользовался поездкой на метрополитене или любом другом виде общественного транспорта – стоянка там бесплатная.

- есть зона просто платной парковки, так называемая «городская стоянка».

- есть зона платной парковки.

Необходимо четко понять зоны парковочных разрешений, мы сейчас обсуждаем, что парковочное разрешение жителя будет действовать в пределах муниципального образования, в котором проживает человек.

Максим Морозов: 111 муниципалитетов, напомню, в Петербурге.

Кирилл Поляков: Да. Но может быть накладка, что поликлиника на район одна, больница на район одна.

Мы сейчас обсуждаем, что парковочное разрешение жителя будет иметь две итерации.

Первая – это парковочное разрешение жителя муниципалитета, и он около дома может оставлять машину. Это парковочное разрешение будет действовать у всех поликлиник района, больниц, социальных учреждений, школ, потому что родители возят своих детей в школу, но эта школа может находиться в другом муниципалитете. Таким образом, парковочное разрешение жителя действует в границах района у социальных учреждений, но при этом у жилых домов оно действует только в пределах муниципалитета. Это одно из предложений, которые мы сегодня обсуждаем.

Максим Морозов: Приезжаешь ты с таким разрешением, ребенка в школу привез – а место занято, приезжаешь к больнице – место занято, сертификат есть – а де-факто места нет. Что делать?

Кирилл Поляков: Как правило, зона платной парковки серьезно разгружает сеть. На сегодняшний день максимальная запаркованность в зоне платной парковки – 85%. В законодательстве есть норма, по которой можно менять тариф в случае, если запаркованность выше 85%.

Максим Морозов: «Менять тариф» – это эвфемизм. Вы имеете в виду, повышать стоимость?

Кирилл Поляков: Да. В Москве, например, в центре города сегодня 380 рублей в час. У нас – 60.

Максим Морозов: Плюс сколько, когда сильная запаркованность?

Кирилл Поляков: По каждому направлению надо смотреть по-разному. У нас сейчас крайне низкий тариф, можно сказать, социальный, для того, чтобы население немножко привыкло к тому, что есть зона платной парковки.

Максим Морозов: Вам волю дай – в следующем году тарифы наверняка пойдут вверх?

Кирилл Поляков: Воля у нас есть. На то, чтобы эффективно выполнять задачи, которые перед нами ставит губернатор.

Максим Морозов: Какой прогноз? Понятно, что история межведомственная, и связана с Заксобранием, но как будет меняться тариф?

Кирилл Поляков: Не буду у коллег из Комитета по тарифам отнимать хлеб.

Максим Морозов: Такси и коронавирус: с 15 октября индивидуальные предприниматели и юридические лица обязаны осуществлять оказание услуг по перевозке пассажиров и багажа легковым такси при условии наличия у не менее 80% работников документов о прохождении вакцинации и соответствующих QR-кодов. Какими темпами идет вакцинация работников в сфере таксомоторных перевозок?

О ВАКЦИНАЦИИ РАБОТНИКОВ ТАКСИ

Кирилл Поляков: Каждый из агрегаторов самостоятельно, по разным вариантам, ведет работу по вакцинации. В том числе вакцинации иностранных граждан, потому что часть водителей такси – это приезжие из других стран. По ним была отдельная задача, как обеспечить вакцинацию трудовых мигрантов, с которыми наши жители сталкиваются каждый день, это и водители автобусов, и многие другие профессии, которые также связаны с людьми. «Яндекс.Такси» широко представило пункт вакцинации, который они сделали для своих водителей, обеспечивают всю эту работу. Работа идет, вакцинироваться надо. В любом случае, вакцинироваться – это лучше, чем переболеть. Темпы достаточно высокие, я могу абсолютно точно сказать по Комитету по транспорту: у нас сегодня вакцинировано уже более 75% всех сотрудников – а это более 40 тыс. человек только в комитете и в подведомственных организациях.

Максим Морозов: Ковид-диссидентов увольняете? Отстраняете от работы?

Кирилл Поляков: Ковид-диссидентов отстраняем от работы с людьми.

Максим Морозов: Насколько реалистично, что коммерческие компании к 15 октября привьют 80% сотрудников?

Кирилл Поляков: Это в первую очередь в интересах самих коммерческих компаний.

Максим Морозов: Это понятно, а реалистичность? Они сами что говорят, ведь наверняка тоже сталкиваются и с ковид-диссидентством, и с нежеланием.

Кирилл Поляков: Вы имеете в виду коммерческих перевозчиков? Коммерческие перевозчики привьют сотрудников, никаких проблем, там особо ковид-диссидентов нет, так же, как по транспортной отрасли. Если говорить в целом, под эту категорию не попадают те, у кого есть медицинский отвод – у нас по отрасли примерно 10% сотрудников имеют медицинский отвод. И есть люди, которые переболели в течение последних шести месяцев.

Максим Морозов: В Петербурге выдано около 25 тыс. лицензий на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковыми такси. Из них 449 предоставлены юридическим лицам, 1391 – индивидуальным предпринимателям. Какие основные параметры включает типовой стандарт качества обслуживания населения легковым такси на территории Петербурга?

О ТИПОВОМ СТАНДАРТЕ КАЧЕСТВА ОБСЛУЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ ЛЕГКОВЫМИ ТАКСИ

Кирилл Поляков: Стандарт транспортного обслуживания, как в легковом такси, так и наземным транспортом – это некий кодекс здравого смысла. Понятно, что в такси ни водитель, ни пассажир курить не могут – это записано в стандарте. Матом ругаться нельзя, к пассажирам приставать тоже нельзя, должно быть видеонаблюдение. В Москве сейчас немножко дальше пошли – они собирают с машин треки и контролируют, в том числе, работу водителей: чтобы они не нарушали правила дорожного движения, не совершали резких маневров, и любые другие некомфортные для пассажира действия. Но также и пассажир должен вести себя адекватно, соответствующим образом. Например, в такси нельзя есть, распивать алкоголь.

Максим Морозов: А хотелось бы иногда, честно говоря.

Кирилл Поляков: Для этого есть ресторан.

Максим Морозов: После ресторана, добавить…

Кирилл Поляков: Гораздо приятнее сделать это в ресторане. Я не знаю такого аттракциона – выпить в такси.

Максим Морозов: Я к тому, что наверняка каждый из наших слушателей, и вы в том числе, и я, сталкивались с тем, что в такси можно услышать и мат, и все, что угодно. И в том числе наблюдать опасное вождение.

Кирилл Поляков: Правильно. Если раньше правил таких не было, и таксист говорил: а что я нарушил? Сейчас утвержден стандарт. Мы этот стандарт разрабатывали вместе с таксомоторными компаниями, это коллективное творчество.

Максим Морозов: Они на самом деле запуганы многие, говорят о потребительском экстремизме, клиент всегда прав. Не агрегаторы, а сами водители. Клиент пожаловался – априори виноват водитель, что бы этот клиент ни творил в автомобиле в измененном состоянии.

Кирилл Поляков:

Приоритет, конечно, именно на клиентоориентированность в этой части – это как раз и есть задача всех таксомоторных компаний для того, чтобы повышать свою привлекательность. Люди разные.

Максим Морозов: Политкорректно ответил председатель Комитета по транспорту. Согласно Транспортной стратегии России, к 2030 году доля парка транспорта на альтернативных видах топлива, в том числе на газомоторном топливе, должна составить минимум 49%. Каковы планы администрации Петербурга по переводу парка ГУП «Пассажиравтотранс» на альтернативные виды топлива?

О ПЕРЕВОДЕ ПАРКА ГУП «ПАССАЖИРАВТОТРАНС» НА АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ВИДЫ ТОПЛИВА

Кирилл Поляков: К альтернативным видам топлива относятся два типа:

- это газомоторка

- и электробусы.

Мы этого показателя достигнем уже в середине следующего года, когда на улицы города выйдет почти 2800 новых газомоторных автобусов.

В рамках новой модели транспортного обслуживания у нас запланирован 2801 новый автобус большой и средней вместимости только на газомоторном топливе.

И у нас будет всего семь малой вместимости – это так называемая «Газель CITY» на дизельном топливе, с учетом того, что пока таких машин на газе не делают. Когда будут на газе, мы так же переведем на газ.

Максим Морозов: В принципе тенденция, что на дизеле вы уже не закупаете автобусы большой вместимости?

Кирилл Поляков: Мы сегодня по решению губернатора для нужд ГУП «Пассажиравтотранс» приобретаем только или электробусы, или автобусы на газомоторном топливе. В этом году надеемся, если производители успеют собрать, еще пару электробусов приобретем за счет экономии на конкурсах. И в ноябре должны прибыть в Петербург 20 новых газомоторных НЕФАЗов, или КАМАЗов, кому как больше нравится, которые работают на компримированном природном газе.

Максим Морозов: Когда вы запускали маршрут электробусов здесь, на Васильевском острове, возили журналистов – как впечатления как у водителя от работы такого транспорта?

Кирилл Поляков: Это большая электрическая машина. У меня права категории D уже больше 10 лет, поэтому для меня в принципе автобус и большая машина – это не какой-то секрет, я давно понимаю, как управлять и грузовиком, и автобусом. Это большая машина, но она значительно комфортнее для пассажира. Для водителя – надо очень аккуратно нажимать на педаль газа, потому что запас мощности, конечно, существенно больше, чем у дизельной машины.

Максим Морозов: Как отличается стоимость и особенность обслуживания автобусов на традиционном виде топлива – дизель, бензин – от электробусов и автобусов на газе?

Кирилл Поляков: С газомоторкой надо быть просто поосторожнее: если обслуживаешь газовое оборудование, то курить в этот момент не надо. Есть определенные особенности конструктива самих парков: в обязательном порядке все ямы, например, которые для обслуживания автобусов, должны иметь отдельную вентиляцию. Есть специфика, связанная с датчиками-газоуловителями. В кровле, по требованиям МЧС, есть специальные окна, которые вылетают в случае, если происходит хлопок или взрыв. И если срабатывают датчики утечки газа, то автоматически открываются большие двери въезда-выезда в бокс.

Максим Морозов: Для вентиляции?

Кирилл Поляков: Для вентиляции.

Максим Морозов: Серьезно пришлось вложится в модернизацию самих парков?

Кирилл Поляков: Недавно мы открыли новый парк на Хрустальной, под три млрд. обошлась реконструкция, он рассчитан на 250 автобусов на газомоторном топливе. Но это уже и принципиально другие условия труда.

Помимо реконструкции парков, мы вкладываем в раздевалки и в туалеты для людей. Это первое, что надо отремонтировать для того, чтобы человек, приходя на работу и после работы, чувствовал себя человеком.

Дальше, это оборудование, конечно, это многие вещи, связанные с обслуживанием. Нет большого отличия газовой машины от дизельной по части, касающейся обслуживания, замены масла и еще чего-то. Поэтому сильного переобучения не требуется.

Максим Морозов: Электробус.

Кирилл Поляков: Электробус больше похож на троллейбус, только без рогов.

Максим Морозов: Все равно ведь не отказаться от печки на дизеле?

Кирилл Поляков: У нас в автобусах, которые сейчас ездят, в том числе по Васильевскому острову – стоят электрические печки. Первые модели электробусов КАМАЗ были с дизельной печкой. Volgabus сразу делался с электрическими печками, и МАЗы сейчас все с электрическими печками.

Максим Морозов: А как отличается стоимость от традиционного автобуса?

Кирилл Поляков: По автобусу на газе – он стоит дороже, чем дизельный, но по автобусам большой вместимости есть субсидии. Правительство Российской Федерации дает производителю субсидию на компенсацию разницы. По автобусам средней вместимости машина стоит дороже – но несущественно, где-то в пределах двух миллионов. Естественно, электробусы стоят существенно дороже, в 1,5 раза, чем простая дизельная машина.

Максим Морозов: Как стимулировать коммерческих перевозчиков переходить на автобусы с альтернативным видом топлива? Они сейчас абсолютно справедливо скажут: мы же работаем по брутто-контрактам и в этом не особо заинтересованы.

Кирилл Поляков: Брутто-контракт и контракт, который заключен сегодня с перевозчиками по итогу конкурсных процедур, которые мы провели в этом году, предусматривает возможность работать только на газомоторном топливе.

В контракте жестко прописаны требования к подвижному составу, в том числе его цвет, в том числе компоновка салона, наличие всего сервисного оборудования – это и медиапанели, и валидаторы, и подключение к интернету, это и автоматический контроль транспортной работы, кондиционеры. Также в требованиях по машинам большой и средней вместимости прописано газомоторное топливо.

Поэтому он не сможет приехать и работать на дизельной машине, или если даже он захочет быть самым продвинутым и приехать на электробусе, он тоже будет нарушать договор, который был заключен по итогу конкурса.

Максим Морозов: Стоит ли ориентироваться на пример некоторых европейских городов, где закрыт либо платный въезд в центр города?

Кирилл Поляков: Во многих крупных городах повышают стоимость владения персональной машиной. Это так называется.

Максим Морозов: Методы экономического стимулирования.

Кирилл Поляков: Да. Что такое платный въезд, и зачем? Если человеку надо приехать к себе домой – он что, должен платить? По сути, наличие зоны платной парковки – единая зона, ЕГПП – для любого не живущего в районе делает въезд в этот район платным.

Максим Морозов: Может ли стать автобус, автобусный маршрут альтернативой метрополитену?

Кирилл Поляков: Конечно, нет. Никогда автобус альтернативой метрополитену не будет. Временной заменой – при отсутствии, например, линии метрополитена в новом районе – да. Альтернативой метрополитену может стать только электричка.

Максим Морозов: Наземный железнодорожный транспорт.

О НАЗЕМНОМ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ ТРАНСПОРТЕ

Кирилл Поляков: Наземный железнодорожный транспорт. И план, который утвержден в рамках согласованной концепции развития Санкт-Петербургского железнодорожного узла, предполагает запуск нескольких таких маршрутов, в том числе по городу.

Максим Морозов: До Пулково, если не ошибаюсь, в том числе.

Кирилл Поляков: И до Пулково, и большая часть по существующей железнодорожной сети в границах Петербурга. Таким образом, до Пулково можно будет доехать из Всеволожска.

Максим Морозов: Какие маршруты обсуждаются в этой концепции? Там же очень тесное взаимодействие с РЖД.

Кирилл Поляков: Да, там очень плотное взаимодействие. Мы надеемся в 2023 году, после завершения строительства путепровода в створе Московского шоссе в границах города Пушкин (для того, чтобы переезд, который там есть, разгрузить и увеличить интенсивность движения) запустить первую пробную тактовую электричку до Павловска. В дальнейшем у нас есть согласованные маршруты и до Ломоносова, и в Колпино: все направления, которые сейчас работают, все в перспективе рассматриваются под переход на тактовое движение. После того, как мы завершим все инфраструктурные задачи, в том числе и которые на стороне Петербурга.

Максим Морозов: Разные планы обсуждаются: поскольку порт может уйти из Петербурга, соответственно, может быть разгружена сортировка железной дороги. Это глобальный план, и перевод грузовых вагонов, контейнеров пойдет в Ленинградскую область. Что обсуждается – эта железнодорожная инфраструктура в городе как может дополнительно развиваться, чтобы связать маршруты?

Кирилл Поляков: Вопросов с переносом порта пока больше, чем ответов. В любом случае, это за 2030 годом. Что касается контейнеров – они не дают никакой нагрузки на экологию Петербурга, а вот перевалка угля, удобрений и всяких других сыпучих грузов, конечно, дает нагрузку. Поэтому в первую очередь мы говорим о том, что наш порт должен стать экологичным.

Максим Морозов: То есть только определенные виды грузов.

Кирилл Поляков: Да. Помимо всего прочего, порт – это большой работодатель и большой налогоплательщик. Оценить все эффекты – это и есть сегодня задача, которая поставлена в том числе перед инициатором проекта. Для того, чтобы мы понимали все эффекты, плюсы, минусы, затраты, и абсолютно четко, с открытыми глазами шли на принятие такого серьезного для Петербурга решения по выносу Большого порта. Потому что помимо этого в границах Большого порта находятся большие судостроительные предприятия. Если мы уберем порт, а не уберем, соответственно, промышленность…

Максим Морозов: Цепочка рушится.

Кирилл Поляков: Конечно. Вопрос, кто поедет жить, когда рядом у тебя варят корпуса подводных лодок и стучат кувалдами. Поэтому масса вопросов, на которые необходимо сначала ответить, прежде чем достать шашку и перерубить канат отчаливания Большого порта.

Максим Морозов: По поводу железнодорожных путей: если мы будем делать ставку на наземный железнодорожный транспорт, это потребует инфраструктуру – что обсуждается?

Кирилл Поляков: Обсуждается строительство новых ж/д путей. Это и развитие Балтийского хода – третий и четвертый главный путь на Балтийском ходу в районе Балтийского вокзала. Это и строительство инфраструктуры для подключения аэропорта Пулково.

Максим Морозов: В черте города пройдут пути?

Кирилл Поляков: Конечно. Как правило, это в полосе отвода существующих железнодорожных путей. Соответственно, это строительство дополнительных главных путей на Колпинском направлении для того, чтобы обеспечить там такт, но при этом не сорвать движение других грузов и поездов. Программа РЖД в целом насчитывает порядка 600 млрд рублей. Мы долго шли к тому, чтобы эту концепцию утвердить, и в прошлом году она была окончательно согласована и утверждена. В этом году докладывали президенту, и президент поддержал предложение губернатора Петербурга Александра Дмитриевича Беглова по финансированию в том числе и развития железнодорожной инфраструктуры в том числе за счет средств ФНБ. Там и собственная инвестпрограмма РЖД, и средства Фонда национального благосостояния. Срок по этим деньгам – порядка 25 лет.

Максим Морозов: Вокзалы: в Концепции указаны новые автобусные вокзалы в районе станций метро «Купчино» и «Парнас» и автобусный парк в северо-приморской части Петербурга. Какие планы обсуждаются?

О НОВЫХ АВТОБУСНЫХ ВОКЗАЛАХ И ДРУГИХ ПЛАНАХ

Кирилл Поляков: Мы планируем на Ржевке построить новый автобусный парк чисто под электробусы на 420 машин, который позволит обеспечить абсолютно экологичным транспортом те районы Петербурга. Мы планируем автовокзалы в аэропорту Пулково, около станции метро «Южная», мы планируем автовокзалы, в том числе у железнодорожных вокзалов – у Балтийского и Ладожского. На первом этапе это будут просто остановочные пункты, от которых могут отправляться междугородние и международные автобусы.

Максим Морозов: Кстати, проблемная тема – остановочные пункты, особенно для туристических автобусов. Многие руководители туркомпаний мне жаловались, что невозможно в центре остановиться, нет этих мест, остановочных пунктов.

Кирилл Поляков: Как раз когда будем вводить зону платной парковки, будем с комитетом по туризму развивать и это направление. Например, еще одна тема, если мы возвращаемся к первому вопросу по парковкам – у нас, например, нет мест стоянки кемпингов. А спрос огромный.

Максим Морозов: В черте города?

Кирилл Поляков: У нас в черте города Пушкин тоже находится. И Павловск, и Красное Село, и Курортный район. Это стоянки в черте города, они должны быть обеспечены всей необходимой инфраструктурой. Это вода, это канализация, это электричество, чтобы мог приехать человек на кемпинге с целью туризма, поставить свой кемпер, взять тот же самый каршеринг, съездить в Мариинский театр, в музеи Петербурга и пригородов Петербурга, и Павловск, и Петергоф. У нас очень красивый город, есть, что посмотреть, и люди хотят. А инфраструктуры нет. То же самое про туристические автобусы – абсолютно правильный вопрос. Мы сейчас в рамках проектирования парковочного пространства в том числе будем проектировать места стоянки туристических автобусов.

Максим Морозов: В центре?

Кирилл Поляков: В центре.

Максим Морозов: Кемпинг – я не уйду с этой темы. Хотя бы в двух словах еще, как это видится? Роль города – инфраструктура, а роль бизнес? Управляющая компания сети этих кемпингов?

Кирилл Поляков: А зачем?

Максим Морозов: Как бизнес туда можно привлечь?

Кирилл Поляков: Как это делается в Европе. Это деятельность по парковкам, и она относительно убыточна, если говорить для города – больше для удобства и комфорта. Мы планируем сами строить парковки, подводить туда электричество, воду и канализацию. Приезжает кемпер, платит за парковку дневную ставку за сутки и подключается к электричеству. При чем здесь бизнес? Кого привлекать? Может быть, будем обсуждать с каршеринговыми компаниями.

Максим Морозов: Фастфуд может быть, питание.

Кирилл Поляков: Чтобы каршеринговые компании в обязательном порядке располагали автомобили, чтобы человеку можно было комфортно от этой площадки добраться. Планируем в ближайшее время с Ассоциацией кемперов собраться и обсудить, потому что мы от них ждем техническое задание.

Максим Морозов: Планы по вокзалам. Громадье, вы перечислили, но так обтекаемо сказали, что планы, а вот планы и до вас тоже были планами, они обсуждаются уже не первый год, а когда конкретно? Понятно, дефицит бюджета, пандемия и через запятую, но хотя бы что-то ощутимое?

Кирилл Поляков: Автовокзал в Пулково в следующем году уже будет, мы уже договорились в Пулково и запускаем. Были планы – не было людей. Сейчас наконец-то появились люди, которые за это отвечают непосредственно, специалисты, которые в этом понимают, и инициативно готовы эту задачу выполнять. Сейчас эта задача на нашей подведомственной организации – Агентство внешнего транспорта. Агентство координирует работу в части внешнего транспорта, это и ж/д, и авиа, и многие другие направления. Они теперь будут заниматься автовокзалами в рамках АВТ. В АВТ от «Пассажиравтотранса» передан автовокзал, который единственный у нас есть, на Обводном канале. И сейчас вся нормативка по развитию и расширению количества мест комфортного отправления пассажиров междугородних и международных маршрутов будет резко увеличена.

Максим Морозов: Транспортно-пересадочный узел в Пулково мы частично обсудили уже, там ведь всегда больной вопрос – парковки. Планируется увеличение числа бесплатных парковочных мест?

Кирилл Поляков: Они есть, бесплатные парковочные места.

Максим Морозов: И дефицита нет?

Кирилл Поляков: Максимальная заполняемость бесплатной парковки (она самая дальняя от аэропорта) – 80%. Просто те, кто стоят у обочины, вдоль – это таксисты агрегаторов, и мы сейчас работаем вместе с агрегаторами, которые стоят в ожидании клиента, который выходит, нажимает кнопку «вызвать такси» и, как правило, приезжает самая ближняя машина, поэтому они и стараются суетиться. Хотя вполне спокойно и комфортно и безопасно (с точки зрения перспективы получить штраф) стоять на бесплатной парковке. Мы с коллегами из Пулково часто по этой теме собираемся, обсуждаем, в том числе по нелегальным таксистам, которые там тусуются.

Максим Морозов: Елочкой становятся.

Кирилл Поляков: Да, люди с ключами на пальце и барсеткой под мышкой, «такси до города недорого». Конечно, это уже позавчерашний день, пережиток, атавизм для Культурной столицы России. Поэтому совместно с аэропортом Пулково, с управляющей компанией аэропорта «ВВСС» работаем над этой задачкой, в том числе и над информированием людей, которые выстраиваются елочкой у шлагбаума, что есть возможность стоять абсолютно бесплатно, законно и безопасно.

Максим Морозов: Никому не мешая.

Кирилл Поляков: Да, и никому не мешать при этом, не занимать выделенную полосу для общественного транспорта. Что касается автовокзалов: Пулково зарабатывает на пассажирах, а не на автомобилях. А люди приезжают и общественным транспортом. Междугородние и международные автобусы привезут пассажира в аэропорт, и также этого пассажира с комфортом увезут. С учетом того, что будет построен отдельный поворот с М11 (съезд с платной дороги прямо на пулковскую дорогу уже на подъезд к аэропорту Пулково), это добавит комфорта для тех, кто будет пользоваться инфраструктурой.

Максим Морозов: Последний вопрос про вокзалы: на Васильевском острове не планируется, не рассматривается возможность?

Кирилл Поляков: Около Морвокзала. Там сделать автовокзал вообще не проблема, за неделю можно. Просто сейчас в Морфасаде по известным причинам нет пассажиров, и на данном этапе эту задачу просто отложили.

Максим Морозов: До окончания пандемии.

Кирилл Поляков: Да, на тот момент, когда мы уже определимся, с какого числа поедут пассажиры на круизных линиях в Морской фасад и Морской вокзал.

Максим Морозов: В чем заключаются планы по развитию трамвайной сети Петербурга и модернизации этого вида транспорта?

Кирилл Поляков: Губернатором утверждена программа развития городского электрического транспорта – это в первую очередь обновление подвижного состава, ремонт трамвайных парков, существенное увеличение объемов ремонта трамвайного пути, создание выделенных полос для трамваев, светофорное регулирование для обеспечения приоритетного проезда и модернизация энергетики. Комплексная программа развития «Горэлектротранса» позволит запустить 15 магистральных маршрутов. Мы эту программу публиковали.

Максим Морозов: Как оценивается износ подвижного состава?

Кирилл Поляков: На сегодня – очень сильный, выше нормативного. Поэтому и принял решение губернатор о том, что мы должны обновляться опережающими темпами. На совещании у вице-премьера правительства Российской Федерации по выполнению поручений президента, по итогам доклада нашего губернатора президенту в том числе и про общественный транспорт, и про вопросы, которые стоят в Санкт-Петербургском транспортном узле, было принято решение о поддержке, предоставлении инфраструктурных кредитов Петербургу в том числе на обновление подвижного состава.

Максим Морозов: Я не то чтобы собираюсь купить трамвай, но сколько он стоит?

Кирилл Поляков: Трамвай большой вместимости, трехсекционный, «Витязь» сейчас стоит около 130 млн рублей, двухсекционный трамвай стоит примерно 90 млн рублей.

Максим Морозов: Какие параметры вы учитываете, какие требования?

Кирилл Поляков: 100% низкий пол, все требования, связанные с информированием пассажиров, то есть это все телекоммуникационное оборудование, которое должно быть в обязательном порядке установлено на борту, кондиционеры, валидаторы, чтобы была возможность комфортно оплатить проезд. И ряд систем, которые касаются безопасности.

Максим Морозов: Одной из основных проблем эксперты называют то, что трамвайная система не выделена из автомобильного движения. Как решается этот вопрос?

Кирилл Поляков: Увеличение количества выделенных полос, ужесточение контроля за соблюдением правил на выделенной полосе позволит увеличить скорость движения трамвая. Сегодня целевой показатель, который мы для себя ставим, – это примерно 22 км/ч, на 30% быстрее, чем мы едем сейчас.

Максим Морозов: Вопрос от урбанистов и архитекторов: они жалуются на то, что трамвай создает вибрацию, а она сказывается на зданиях.

Кирилл Поляков: Трамвай создает вибрацию, если едет по разбитым путям. Если он едет по отремонтированным, новым трамвайным путям, то создает вибрации меньше, чем дизельный автобус. Но при этом везет гораздо больше пассажиров, гораздо комфортнее и безопаснее.

Максим Морозов: В чем заключаются планы по развитию сети велодорожек и веломаршрутов в Петербурге? Вообще, по какому принципу эти маршруты прокладываются?

Кирилл Поляков: Центр транспортного планирования вернулся обратно к транспортникам, занимается транспортным планированием, в том числе и созданием велодорожек. У нас есть велоассоциация Петербурга, которую мы внимательно слушаем – это раз. Второе – мы видим интенсивность движения велосипедов на тех или иных направлениях, и там, где их становится много, там стараемся вписать велодорожку для того, чтобы включить ее в сеть веломаршрутов Петербурга.

Максим Морозов: Очень обидно, когда на дороге пробка, и уже не сезон, велодорожка пустая, но заезжать туда нельзя. Очень раздражает. Как это отрегулировать?

Кирилл Поляков: Правила дорожного движения никто не отменял.

Максим Морозов: Мы же не ради правил, мы ради людей. Как-то можно это регулировать?

Кирилл Поляков: Мы сейчас обсуждаем внесение, в том числе в КоАП, изменений, которые позволят использовать эту инфраструктуру, например, для стоянки в зимнее время.

Максим Морозов: Высокие технологии и будущее: в московском Департаменте транспорта планируют, что беспилотные автобусы появятся к 2040 году. От каких факторов будет зависеть внедрение такого транспорта в Петербурге?

Кирилл Поляков: Беспилотное движение – это тренд. Сегодня много компаний, в том числе «Сбербанк», «Яндекс» и многие другие занимаются развитием беспилотного движения. У нас «Чижик» уже пошел и достаточно далеко пошел по пути внедрения беспилота. Уже часть функционала и поддержки воителя в пути – задействована. «Горэлектротранс» активно работает, мы для себя сформировали план, где можно организовать полигон для беспилотного движения трамваев. Я думаю, что все-таки первыми беспилотными станут рельсовые виды транспорта, такие, как метрополитен, трамвай, движущийся по выделенной полосе. Автобус будет следующим, тогда, когда количество автомобилей и беспилотного движения автомобилей и грузовиков по улицам города, и качество и надежность этого будут отработаны.

Максим Морозов: Какие основные вопросы возникают на данном этапе к беспилотным автобусам, трамваям, троллейбусам?

Кирилл Поляков: В первую очередь, выделенная полоса. Контроль работы всех систем и риски по другим участникам дорожного движения. Беспилотник – это компьютер, он же в алгоритмах живет. А человек – не компьютер, он живет не в алгоритмах и иногда неадекватный. На сегодня, например, те 20 автобусов, которые приобрели в этом году, они уже будут оснащены системой поддержки и контроля водителя. Если раньше, например, поворачивает автобус, а в это время в таких же наушниках, как у вас сейчас, идет человек в капюшоне и не смотрит, куда он идет, то автобус теоретически серединой своей, потому что машина все-таки длинная, может…

Максим Морозов: Вынос – 1,5 метра.

Кирилл Поляков: Может его задеть. Нет, это хвостом, если автомобиль особо большой вместимости – там да, там еще и хвост заносит. Случаи такие у нас бывали, когда человека сбивают. Машина, оснащенная этими системами, такую историю допустить не может. К сожалению, в этом году был случай, когда автобус «залез» на столб. Отвлекся водитель, когда уже вернулся обратно – не смог справиться с управлением и вылетел на пешеходную часть дороги. Машина, оснащенная системами, которые будут установлены уже в этом году, такого водителю сделать просто не позволит.

Максим Морозов: Автобус будущего глазами Кирилла Полякова? Какой он?

Кирилл Поляков: Он электрический, большой вместимости. Это автобус, который позволит человеку комфортно, безопасно, удобно и быстро добраться от одной точки до другой.

Максим Морозов: Трамвай будущего – каким вы его видите?

Кирилл Поляков: Самая большая провозная способность у ж/д, на втором месте метрополитен, на третьем месте трамвай. Поэтому мы говорим о необходимости развития трамвайного движения в Петербурге и увеличения количества трампутей в нашем городе. Проектируется и готовится к запуску строительство трамвая Купчино-Шушары-Славянка, первый его этап, Купчино-Шушары, все-таки надеемся сдать до 2024 года. Обсуждаем сейчас вопрос трамвая до Колпино от станции метро «Южная» и его трассировки, как он будет располагаться, как он будет заходить в сам город Колпино и обеспечивать транспортное обслуживание. Обсуждается даже трамвай в Красное Село. Трамвай – это максимально везущий из наземных видов транспорта.

Максим Морозов: Какой социально-экономический эффект от внедрения ноу-хау?

Кирилл Поляков: Экономия средств на содержании. Например, переход с дизеля на газомоторное топливо – это 10%. Если округлить на шесть лет контракта, который мы разыграли, если округлить 200 млрд рублей, то для города прямая экономия только от перехода на газ составила 20 млрд рублей.

Максим Морозов: Резюмируя, можно сказать, что будущее за высокотехнологичным транспортом?

Кирилл Поляков: Будущее – за высокотехнологичным транспортом. Если брать жизненный цикл, то электробус обходится даже дешевле газовой машины. Потому что электробус – это два цикла по семь лет. За 15 лет за счет себестоимости (если мы говорим о сегодняшнем тарифе дневном и ночном) даже на разнице тарифов уже происходит существенная экономия, когда ты автобус заряжаешь по ночам. Плюс, конечно, и экономия инфраструктуры, и сбалансированный расход электроэнергии в Петербурге, потому что ночью появляется такой потребитель.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Страны-ловцы цифровых кочевников
Стран, имеющих официальные программы для специалистов, работающих удаленно не так уж много – чуть более 20. Большинство из них отнюдь не экономические…
Ресторан итальянской кухни TRATATORIA
«Едим Руками» был замечательным рестораном, отличным от других, но закрылся в карантин. Полтора года стояло пустым и никому не нужным помещение, пока снова…
В Петербурге представили новый Infiniti QX55
Автомобили Infiniti, с одной стороны, всегда радовали привлекательным дизайном, мощными моторами и уважением на дороге. С другой - продажи «японцев» все…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.