ЦБ 18.09
$72.56
85.46
ММВБ 18.09
$73.2
86.68

ВЛАДИМИР ХИЛЬЧЕНКО: «Бухгалтерия работает на государство, финотдел – на саму компанию»

Гость программы - президент холдинговой компании «Созвездие Водолея» Владимир Хильченко

Фото: пресс-служба холдинговой компании «Созвездие Водолея»

За время пандемии в России прекратили существование около 4,5 млн индивидуальных предпринимателей и компаний МСП. Официальную статистику на днях привела омбудсмен Татьяна Москалькова. Аналитики говорят о развитии тенденции и предупреждают о волне отложенных банкротств в 2021 году. На фоне пандемии особую актуальность приобрёл вопрос налаживания процессов внутри предприятий, которые планируют преодолеть экономический кризис. О том, какими рисками может управлять предприниматель, какую функцию при этом должен выполнять финансовый отдел, и что привлекательнее для инвестора: стартап или готовый бизнес – в интервью шеф-редактора Business FM Петербург Максима Морозова с президентом холдинговой компании «Созвездие Водолея» Владимиром Хильченко.

Максим Морозов: Владимир Ефимович, здравствуйте.

Владимир Хильченко: Здравствуйте, Максим.

Максим Морозов: Среди основных и, я бы сказал, заградительных условий, которые сдерживают развитие инвестиционного рынка, аналитики называют незащищенность инвестиций, волатильность законодательства и частую периодичность финансово-экономических кризисов. Тем не менее, владельцы капитала пытаются сохранить и преумножить. Стало мемом: «как сохранить и преумножить». Какие направления для инвестирования вы могли бы назвать как наиболее привлекательные, безопасные и доходные с вашей точки зрения и с точки зрения аналитиков?

Владимир Хильченко: То, что вы назвали мемом, я назову просто молитвой. Люди начинают молиться тому, чтобы сохранить свой бизнес и его преумножить. А молятся когда?

Максим Морозов: Только когда вопрос о вере уже идет.

Владимир Хильченко: Конечно, потому что ты уже понимаешь – от тебя ничего не зависит. Я говорю принципиально, что это неправда.

Максим Морозов: Все в наших руках, вы хотите сказать?

Владимир Хильченко: Конечно. Ты хоть что-нибудь сделай для того, чтобы…

Максим Морозов: Ты хотя бы билетик купи, как в анекдоте.

Владимир Хильченко: Да. Я бы просто посоветовал обратить внимание в первую очередь на то, чем вы обладаете, чтобы вести бизнес. Какие у вас знания.

Максим Морозов: Вход в бизнес – ведь здесь должны быть и формальные составляющие: определенное наличие капитала, может быть, кредитные деньги, навыки и умения. С чем ты входишь в этот бизнес, кроме одной мотивации – еще обсудим это слово – что-то еще должно быть материальное.

Владимир Хильченко: Материальное – это только один из видов ресурсов, которые необходимы для ведения бизнеса. Один из. Человек, который задумал бизнес, это обычно собственник бизнеса, он же выступает в этот момент инвестором. Первое, что требуется для ведения бизнеса – это так называемое «создание бизнес-процесса». А второе – нужно административное управление, то есть скелет этого бизнеса. Предприятие, которое этот бизнес реализует.

Максим Морозов: И тогда из вашей концепции следует, что неважно, каким бы бизнесом ты занимался, эти два момента принципиальны и универсальны.

Владимир Хильченко: Они универсальны для любого предприятия. Если ты не сделаешь либо одно, либо другое, то ты не сможешь достигнуть результата никогда. А даже если ты достигнешь некую прибыль, не факт, что прибыль – это прибыль, а не просто движение денег, которые ты вытаскиваешь.

Максим Морозов: Варианты хеджирования рисков. Я в начале разговора перечислил, что у нас волатильность законодательства, могут прийти и отнять бизнес, незащищенность инвестиций, и через запятую. Вы сами это лучше меня знаете. Как хеджировать эти риски?

Владимир Хильченко: Риск как минимум надо знать.

Максим Морозов: Врага нужно знать в лицо, как говорят.

Владимир Хильченко: Да. Ты вначале его определи. Например, знать риск, что у тебя могут забрать бизнес, относится к форс-мажору. «Башкирская содовая компания», взяли – и забрали. И неважно, какое законодательство и чем оно регулируется. Скажем, от такого, живя в России, мы не застрахованы.

Максим Морозов: А какими рисками мы можем управлять в таком случае?

Владимир Хильченко: Основные риски, конечно, лежат в области экономики, юридические риски, административные риски, только более низкого уровня – например, штрафы «Водоканала».

Максим Морозов: И это тоже похоже на риски непреодолимой силы, форс-мажора.

Владимир Хильченко: С ними можно бороться.

Максим Морозов: В таком случае следующий вопрос: как можно оценить доходность от вложений, если столько разных вводных? Причем, на часть из них ты влиять даже не можешь.

Владимир Хильченко: Знания. Есть такая фундаментальная вещь – знание, каков будет результат, может обеспечить только определенный специализированный орган внутри предприятия. Это три подразделения: финансовый отдел, экономический отдел и бухгалтерия. Это три вида финансовых знаний, необходимых генеральному директору для принятия решений.

Максим Морозов: Мы подходим к авторскому методу Хильченко. В чем он заключается?

Владимир Хильченко: Например, у нас во всех предприятиях без исключения отсутствует понятие финансового отдела. Под словом «финансовый отдел» - в каких-то есть…

Максим Морозов: А-ля бухгалтерия.

Владимир Хильченко: Да. Это просто некий статистический орган, который говорит о том, что под финансами понимаются только деньги, которые как-то двигаются. На самом деле это движение денег, которое, вы правильно сказали, относится к бухгалтерии. Поэтому финансовый отдел контролирует капитал, то есть состояние активов – в каком состоянии, что с ними происходит. Туда же относится амортизация, капитальный ремонт и так далее. Этот орган отсутствует, этому не учат вообще. То есть нет системы этих знаний. Первый метод Хильченко позволяет увидеть и внедрить такой инструмент, который требуется кому? – генеральному директору и собственнику предприятия.

Максим Морозов: А это человек с какими знаниями?

Владимир Хильченко: Это специализированные знания о том, что такое капитал, как с ним вести себя.

Максим Морозов: Это не собственно финансист, это микс знаний?

Владимир Хильченко: Это выше, это – элита, строго говоря. У нас оно было вырезано за ненадобностью, потому что кто был собственник? Государство. А ему не требовалось это. Хотя капиталы, фонды были, но к ним тогда было другое отношение. Поэтому первое в методе Хильченко – нужно создать финансовый отдел. Второе – через него получаются определенные показания, что произошло с капиталом. Год эксплуатировали капитал, получена прибыль или нет. Прибыль, кстати, относится к виду капитала. Экономический отдел позволяет увидеть себестоимость производимой продукции и анализ эффективности самого бизнес-процесса. Если там и эффективность, и бухгалтерия – это, напоминаю, орган, который работает на государство, это отчетность государственная, на основании которой государство начисляет тебе налоги. То есть плата за то, что ты ведешь бизнес. Бухгалтерия – это просто для предприятия некая обуза, это навязанные государством требования. Метод Хильченко позволяет увидеть результат. Благодаря этим создано главное – финансовая политика предприятия для генерального директора. А это тот человек, который видит результат.

Максим Морозов: Возвращаясь к инвесторам – допустим, мы решаем либо купить бизнес, либо создать его с нуля. Насколько отличаются здесь варианты поведения инвестора?

Владимир Хильченко: Чем отличаются мужчина и женщина?

Максим Морозов: Ходят на двух ногах.

Владимир Хильченко: Да. И есть даже похожие отдельные черты.

Максим Морозов: На какие факторы нужно обратить внимание, учитывая разницу этих двух вариантов?

Владимир Хильченко: Чем принципиально отличается любой так называемый стартап или начинающийся бизнес, человек что-то захотел? Это, первое, непониманием того, что ни один бизнес без предприятия невозможно реализовать. А инвестиционный проект уже реализуется предприятием, имеющим все признаки предприятия, то есть это не просто юридическая оболочка, и не просто открытый расчетный счет, как некоторые думают, что такое предприятие. Нет, конечно. Это структура, это живые люди, которые реализуют проект.

Максим Морозов: Когда уже входишь в готовый бизнес, ты покупаешь его, эта инфраструктура уже есть?

Владимир Хильченко: Есть. Но иногда же покупают «ноу-хау», некий вид бизнес-процесса.

Максим Морозов: Либо на стадии банкротства, разваливающийся, и там нужно едва ли не с нуля создавать.

Владимир Хильченко: Если купили и только инфраструктура, то купили только инфраструктуру. Не надо путать. Ты не бизнес купил.

Максим Морозов: Может бы, ты лицензию купил, может, банк купил небольшой ради лицензии.

Владимир Хильченко: Если ты купил просто станок, это не значит, что ты купил бизнес-процесс. А если ты купил технологическую линию по производству того же бетона, где на выходе готовая продукция, которая продается – это бизнес-процесс. Но станки стоят в каком-то здании, сооружении, есть система подачи воды, света и так далее, то есть есть и инфраструктура, и бизнес-процесс. Стартап – это люди, которые создают только так называемый бизнес-процесс, то есть способ получения прибыли. В основном стартап – это модель будущего бизнес-процесса. Самого процесса еще нет, он только на бумаге. Поэтому когда кто-то вкладывает деньги в стартап, он вкладывает в возможность создания предприятия на стадии бизнес-процесса, и этот инвестор полностью зависит от директора, который будет создавать предприятие. Полная зависимость.

Максим Морозов: Стартапер, как мы говорили в прошлый раз – это маленький генеральный директор. Это управление проектом.

Владимир Хильченко: Конечно. Только когда вы, например, въезжаете в незнакомый город, можете включить навигатор, но если вы не закачали в этот навигатор карту местности, он вас никуда не привезет. Будете блуждать по городу без навигатора. Стартапер – человек, блуждающий без навигатора.

Максим Морозов: «Человек блуждающий».

Владимир Хильченко: Да, человек блуждающий. Он не знает, куда тыкаться. У него нет модели, он не создал этот бизнес-процесс. Он начал что-то реализовывать по своему наитию. Мне кажется, за углом будет нужный мне адрес, поверну-ка я направо. А на самом деле ты же не моешь это знать. Догадаться невозможно. В действующем предприятием можно как минимум провести анализ того, что есть. Стартап – самый рисковый вид инвестиций. Когда вы меня спросили, куда вкладывать веером, я бы никогда не рекомендовал вкладывать в стартап.

Максим Морозов: Все равно выбор остается за каждым конкретным инвестором.

Владимир Хильченко: Конечно.

Максим Морозов: Большое спасибо.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Сейшелы
Первые упоминания об этих райских островах встречаются в рукописи Абу Хасана Аль Хассана, которая датируется 915 годом. А вот европейцы узнали об их существовании…
«Африканский дневник», часть 2
Продолжаем путешествие по Африканскому континенту по следам русской экспедиции в Эфиопию, которую в 1913 году возглавил поэт и исследователь Николай Степанович…
О хранении документов с электронной подписью
Среди трех видов электронной подписи на особом месте находится усиленная квалифицированная подпись.
О безопасности веб-приложений и веб-сервисов
В современном мире бизнес-процессы и повседневная жизнь все больше и больше зависят от использования веб-приложений и веб-сервисов, поэтому вопросы их…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.