ЦБ 22.04
$76.82
92.29
ММВБ 22.04
$76.17
90.93

ОЖД: работа в пандемию, парковка у Московского вокзала и обновлённые «Сапсаны»

РЖД планирует полностью оборудовать паркоматами стоянки возле Московского вокзала, чтобы увеличить пропускную способность площадок.

Для ускорения обслуживания внутри вокзалов внедряются кассы с искусственным интеллектом, который позволяет распознать данные российского или заграничного паспорта за несколько секунд. Также предполагается, что у пассажиров «Сапсана» появятся личные профили, с помощью которых перевозчик будет предлагать услуги и сервисы на основе ранее зафиксированных предпочтений. Подробнее о нововведениях и работе в условиях пандемии шеф-редактору Business FM Петербург Максиму Морозову рассказали первый заместитель начальника Северо-Западного филиала «Федеральной пассажирской компании» Виталий Царук, заместитель начальника Северо-Западной дирекции скоростного сообщения Константин Штыков и главный инженер Северо-Западной региональной дирекции железнодорожных вокзалов Борис Корчажинский.

Максим Морозов: Говорим о том, как железная дорога пережила и переживает непростое время, связанное с пандемией коронавируса. В 2020 году Октябрьская железная дорога перевезла 118 миллионов пассажиров. Как в динамике падал пассажиропоток? Как с этим работала администрация?

СПРАВКА:
В 2020 году Октябрьская железная дорога перевезла 118 миллионов пассажиров.

 

ОБ АНТИКОВИДНЫХ МЕРАХ НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

Виталий Царук: Мы сразу вынуждены были создать антикризисные штабы. Если говорить про дальние пассажирские перевозки, то пассажиропоток к концу апреля-мая нами был сокращен на 80%. Точнее перевозка пассажиров и поезда. Но, естественно, мы не остановили все поезда, потому что должны были обеспечить транспортную мобильность населения.

По итогу 2020 года мы смогли восстановить только 60% объемов от 2019 года. На сегодняшний момент большая часть поездов восстановлена – это почти 90%.

В любом случае положительная динамика есть.

Максим Морозов: Какие ограничительные меры действуют до сих пор?

Виталий Царук: У нас есть постановление Роспотребнадзора. Мы стараемся и просим наших пассажиров придерживаться этих правил:

  1. Ношение СИЗов, то есть масок, перчаток.
  2. По возможности, соблюдене социальной дистанции.
  3. Мы всегда в рейсе мереям температуру нашим пассажирам, еще два раза в последующем при проследовании в поездах.
  4. В случае выявлении отклонений у пассажиров, мы принимаем соответствующие меры, вызываем медицинских работников к поездам и изолируем человека от пассажиров для того, чтобы не создавать конфликтных ситуаций.

Максим Морозов: В вагонах есть специальные купе, где можно изолировать такого пассажира?

Виталий Царук: Мы это предусматриваем для того, чтобы не создавать конфликтные ситуации, для того, чтобы было комфортно всем пассажирам.

Максим Морозов: Средства индивидуальной защиты должны быть свои, либо железная дорога выдает?

Виталий Царук: Бесплатно в поездах мы не выдаем, но у нас всегда в продаже имеются средства индивидуальной защиты: и маски, и перчатки, и дезинфицирующие средства.

Максим Морозов: Вопрос про двухэтажные поезда дальнего следования. Сколько пассажиров воспользовались ими в 2020 году?

Виталий Царук: Вопрос хороший, но не совсем показательный. Учитывая пандемию, которая случилась, этот процесс затормозился. Но

в декабре 2019 года мы успели ввести двухэтажный поезд в направлении Москва – Петрозаводск, в середине 2020 года мы все-таки ввели двухэтажный поезд на направлении Санкт-Петербург – Мурманск.

Максим Морозов: То есть они были востребованы, не смотря на спад пассажиропотока?

Виталий Царук: Да, это все прогнозировалось уже давно. Постановка двухэтажного поезда – это же своеобразное снижение стоимости проезда в купе, потому что количество мест больше, соответственно, действует система динамического ценообразования: от количества мест зависит и тариф.

Максим Морозов: Мне всегда было любопытно, если на железнодорожный рейс не раскуплены билеты, он, тем не менее, все равно идет. Грубо говоря, если один пассажир, поезд все равно двигается. Какую нагрузку несет железная дорога, потому что это и амортизация, и электроэнергия, и зарпалата обслуживающего персонала?

Виталий Царук: Мы являемся дочерней компанией. Если мы поезд запустили, и даже поедет один пассажир, то мы несем полную нагрузку. Мы заплатим 100% за инфраструктуру, за проследование по инфраструктуре. Мы заплатим 100% за то, что нам выделили локомотив, локомотивную бригаду, плюс своему персоналу. Вопрос уже будет к нам, как мы так организовали работу. Естественно, поездов с одним пассажиром, не беря пандемию, нет.

Если мы понимаем, что поезд не продается в тот или иной период времени, у нас действуют различные механизмы.

Максим Морозов: Стимулирующие.

Виталий Царук: Скидки, акции…

Максим Морозов: А если состав загружен под завязку, раскупили 100% билетов. Насколько стоимость билетов покрывает расходы на организацию движения? Либо это все равно субсидируется государством?

Виталий Царук: Государством сейчас не субсидируется. Все зависит от направления, от маршрута следования, от расстояния. В том числе в зависимости от расстояния мы несем определенные расходы. 

Если мы говорим, что поезд продан на 100%, то, конечно, он должен быть прибыльным, но есть исключения. Есть социально-значимые поезда, которые даже при 100% загрузке не выходят на принцип безубыточности, пассажиропоток там очень маленький.

Максим Морозов: Наверное, не часто на 100% загружен состав. Если не на 100%, а 90%, 80%, 70%, он, получается, априори убыточный?

Виталий Царук: Нет, это не так. Все зависит от направления, от количества вагонов, находящихся в этом составе. Даже при условии использования 60% вместимости состав может быть рентабельным. Это связано с количеством мест, которые там предлагаются, связано с категорией мест, которые там предлагаются.

 

ОБ ИННОВАЦИЯХ

Максим Морозов: Про внедрение искусственного интеллекта. Я знаю, что у вас есть опыт использования его в железнодорожных кассах.

Виталий Царук: До момента внедрения искусственного интеллекта, когда вы приходили, наш кассир должен был все ваши паспортные данные «вбить» вручную, не сделать никакой ошибки, и предоставить вам достаточное количество информации о поездке. Теперь с развитием искусственного интеллекта эта функция «вбивания» информации уходит.

Максим Морозов: Как это работает?

Виталий Царук: Специальное устройство. На это специальное устройство кладется ваш паспорт.

Максим Морозов: А-ля сканер?

Виталий Царук:

Паспорт сканируется, и автоматически данные попадают в систему. При этом, пока это все происходит в автоматическом режиме, кассир может больше времени уделить вам, проинформировать обо всех услугах, сервисах, находящихся на борту поезда, и после согласования с вами реквизитов поездки оформить проездной документ.

Максим Морозов: Какие планы по внедрению элементов искусственного интеллекта, роботизации? Где еще это могло бы помощь? Экспертно. Не то, что внедрится завтра, а что обсуждается?

Виталий Царук: Если мы говорим экспертно, конечно,

один из следующих этапов – это помощь искусственного интеллекта в продаже проездных документов. Потому что на сегодняшний момент мы, к сожалению, от авиаторов далеко отстаем по онлайн-продаже. У нас в кассу приходит большое количество людей.

Максим Морозов: Где в принципе, теоретически, в ближайшей, среднесрочной перспективе может быть внедрен искусственный интеллект, роботизация?

Борис Корчажинский: Если брать дирекцию железнодорожных вокзалов, здесь, может быть, больше не то, что искусственный интеллект, а

планируется переход в этом году от системы справочного окна на систему работы с терминалами. Будут создаваться колл-центры по стране. Их будет четыре. В этих колл-центрах будет связь со всеми вокзалами.

Так называемые «справочные окна», которые сейчас присутствуют на вокзалах, будут в виде терминалов, расположенных по вокзалам. В зависимости от величины вокзала. На питерских вокзалах, они у нас крупные, будет порядка трех терминалов. На каких-то вокзалах поменьше – два и один условно. Можно будет видео-звонок сделать в колл-центр и общаться с оператором. Причем набирается штат сотрудников, которые могут общаться с людьми с учетом их особенностей. При этом человек самостоятельно может пройти и заказать себе определенную справку, которую раньше делали только в справочном окне.

Максим Морозов: Программное обеспечение, программные комплексы – отечественные либо зарубежные?

Виталий Царук: Нет, отечественные.

Константин Штыков: У нас тоже многое связано с продажей билетов. На Сапсан практически 85% билетов продается через интернет. В этом тоже хотим развиваться. Еще

мы рассматриваем такой вариант, как создание профиля пассажира. Чтобы пассажир, когда садится в поезд, мог на свой смартфон, например, получить приветствие.

Пассажир при покупке билета уже в наши базы данных будет попадать. У него будет определенный профиль, мы будем отслеживать, какие он напитки предпочитает в поезде, какие сувениры, заказывает ли такси. Соответственно, от знания предпочтений конкретного пассажира будет зависеть обслуживание.

Максим Морозов: Перспективы внедрения таких профилей?

Константин Штыков: Пока над этим ведется работа. Следующий год, я думаю.

 

ПРО РАЗВИТИЕ ОТЕЛЕЙ НА ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ ВОКЗАЛАХ

Максим Морозов: Про развитие отелей на железнодорожных вокзалах. Раньше были комнаты отдыха. Останутся они или не останутся? Либо вы переформатируете все под современные отели? В чем особенность создания и эксплуатации отелей на железнодорожных вокзалах? С какими вопросами здесь вы сталкивались, когда организовывали? В том числе, на Московском вокзале?

Борис Корчажинский: Первым пилотным проектом был вокзал «Псков».

На текущий момент у нас уже открыт отель на Московском вокзале, где проведен ремонт помещений. Сейчас там 44 номера класса «люкс», класса «эконом».

При этом это, условно говоря, для ДЖВ (Дирекции железнодорожных вокзалов – ред.) доходный договор, потому что у нас этим занимаются внешние инвесторы, и они берут площади под опцион.

Максим Морозов: То есть у отеля есть оператор?

Борис Корчажинский: Да. Мы получаем доходы, а они занимаются всей эксплуатационной работой и дальнейшей подготовкой. Компания, которая этим занимаются, уже подстраивается под возможность клиентов в зависимости от сезонности. Мы понимаем, что, допустим, в Калининграде в летний сезон отель очень активно используется. Зимой попроще.

Максим Морозов: Про «попроще» – что делать, когда нет загрузки? Получается, отель будет простаивать? Либо по теоретическим расчетам он всегда, так или иначе, должен быть загружен?

Борис Корчажинский: По расчетам он теоретически всегда должен быть загружен. При этом мы получаем доход всегда. Условно говоря, нагрузка в расходе падает на компанию-инвестора, кто занимается организацией этих отелей. Если раньше мы несли расходы, когда КДО простаивал, не получая доходов, то сейчас мы получаем доход, не неся расходов.

 

О ПАРКОВКАХ

Максим Морозов: Чувствительная тема – организация парковочных пространств и место остановки общественного транспорта. Особенно если мы говорим о Московском вокзале. Расскажите, в каком формате Октябрьская железная дорога здесь взаимодействует с администрацией Петербурга?

Борис Корчажинский: Мы активно общаемся с комитетом по транспорту Санкт-Петербурга. На текущий момент прорабатывается вопрос междугороднего автосообщения по отправлению с Ладожского вокзала. Это перспектива этого года. Тема транспортных пересадочных узлов очень активно развивается. Если говорить конкретно о Московском вокзале, то

в ближайшее время планируется автоматизация парковочного пространства как центрального, так и с улицы Гончарной, что позволит интенсивней пропускать потоки. Автоматизация – это установка паркоматов. Сейчас это происходит немного в ручном режиме.

Здесь теряем время, объективно. При автоматизации этот момент увеличит, конечно, пропускную способность. Тем самым они быстрее смогут заезжать-уезжать, освобождать, соответственно, парковочные места. Этот момент мы сейчас прорабатываем.

Максим Морозов: Теоретически возможно ли, есть ли предложения, другие улицы задействовать, чтобы было чуть больше места для парковки на время?

Борис Корчажинский: Здесь комитет по транспорту Санкт-Петербурга прорабатывает вопросы. Если честно, мы с ними активно работаем только по тем территориям, которыми можем сами, условно говоря, распоряжаться. Объективно, центр, конечно, загружен. Тут тяжеловато с парковками, поэтому мы максимально стараемся отработать по своим площадям. По другим улицам, мы, наверное, не прокомментируем вопрос.

 

ВОКЗАЛ – ТОРГОВЫЙ КОМПЛЕКС

Максим Морозов: Современный вокзал – это в том числе и торговый комплекс: и магазины, и сувениры, и общественное питание. В какой мере администрация Октябрьской железной дороги может влиять на ценообразование в таких заведениях? Как контролируются цены? Потому что традиционно все обращают внимание на достаточно высокие цены.

Борис Корчажинский: Если раньше функции по имущественному блоку были в рамках Дирекции железнодорожных вокзалов, то теперь, действительно, они перешли в управление Октябрьской железной дороги, РЦКУ (региональный центр корпоративного управления – ред.). Они регулируют вопрос арендных взаимоотношений. При этом диктовать условия арендаторам по ценообразованию мы со своей стороны, конечно, не можем.

Мы прорабатываем вопрос с крупными игроками, чтобы цены были примерно одинаковы, как и в городе, но не более, как рекомендательно.

 

КАК ПАНДЕМИЯ СКАЗАЛАСЬ НА СКОРОСТНОМ ДВИЖЕНИИ

Максим Морозов: Вернемся к «Сапсанам» и «Ласточкам». Как пандемия сказалась на скоростном движении?

Константин Штыков: Пандемия также существенно повлияла на пассажиропоток. Когда в апреле начались существенные ограничения, пассажиропоток упал.

Между Петербургом и Москвой «Сапсаны» сократились с 15 до 4 пар.

Мы принимали ряд мер, организовали в поезде в пути следования термометрию, генератором холодного тумана вагоны обрабатывались после прибытия в пункт оборота, как в Москве, так и в Петербурге.

Максим Морозов: Холодный туман, поясните...

Константин Штыков:

Холодный туман – это специальная дезинфицирующая установка. Приходили специальные организации, мы предоставляли им средства дезинфекции. Каждый вагон в течение 15 минут обрабатывался этим специальным аппаратом.

Все поверхности дезинфицировались, начиная от потолка и заканчивая полом. У нас все установки кондиционирования воздуха были оборудованы ультрафиолетовыми бактерицидными лампами, которые постоянно проходили очистку, замену и работали на всем пути следования. Сейчас все это работает, продолжается. Санитайзерами был оборудован каждый тамбур «Сапсана». Туалеты были загружены антибактериальным мылом, протирались ручки, все контактные поверхности.

Максим Морозов: Эти меры продолжаются сейчас?

Константин Штыков: Сейчас эта работа также продолжается.

Максим Морозов: Рассадка?

Константин Штыков: Рассадка в шахматном порядке была отменена.

Максим Морозов: Сейчас как пассажиропоток могли бы оценить на «Сапсанах»?

Константин Штыков: Пассажиропоток был восстановлен еще в августе. 15 пар также вернулись на линию.

На текущий момент пассажиропоток у нас составляет 70-80% заполняемости поезда.

И по выходным дням мы опять не можем найти билет на «Сапсан».

Максим Морозов: Как осуществляется план по модернизации скоростных и высокоскоростных поездов и «Сапсанов», и «Ласточек»? В какой мере учитываются пожелания пассажиров? Что бы хотели изменить пассажиры, и что вы со временем модернизируете?

Константин Штыков: Что касается «Ласточек», сейчас проект модернизации еще только в стадии рассмотрении и разработки.

Максим Морозов: Какие предложения обсуждаются?

Константин Штыков: В частности, обсуждаются вопросы внутреннего оборудования, дизайна кресел, USB-разъемов для пассажиров и так далее. Плюс надо развивать также информационно-развлекательную систему пассажиров, чтобы они могли проводить время в пути следования. Что касается «Сапсана»,

на текущий момент мы уже модернизировали два «Сапсана».

Один к 10-летию 17 декабря 2019 года. Второй модернизированный «Сапсан» вышел на линию 10 октября 2020. Внутри поезда изменился интерьер, цветовая гамма вагонов, появилась возможность регулировки света по салону, пять или шесть видов подсветки.

В модернизированном поезде в каждом вагоне каждое кресло оборудовано USB-разъемом и розеткой.

Максим Морозов: Сколько поездов насчитывает парк «Сапсанов»?

Константин Штыков: 16 поездов «Сапсан». Два модернизированных и 14 – нет. Из этих 14 последняя машина будет окончательно модернизирована в 2023 году.

Максим Морозов: Как меняется востребованность перевозки автомобилей и мотоциклов на Октябрьской железной дороге?

Виталий Царук: Первый автомобиль был перевезен еще 12 ноября 2012 года. Сейчас всего более 32 000 автомобилей и вообще, в принципе, транспортных средств перевезено. Статистика очень положительная.

В 2020 году из-за того, что были закрыты курорты, введены дополнительные ограничения, мы наблюдали очень хорошую динамику по перевозке транспортных средств, даже опережающую динамику пассажиропотока.

Эта динамика началась буквально с июля, и к концу года, с октября, мы вышли даже на положительный к прошлому году результат. В январе этого года мы уже наблюдаем рост +12% к январю прошлого года. Это говорит о том, что

внутренний туризм развивается. Люди не смотря на пандемию стали больше ездить на эти курорты

Максим Морозов: Вместе со своим автомобилем?

Виталий Царук: Конечно. Почему едут со своим автомобилем? Это своеобразная защита от того же коронавируса: когда ты не ездишь на общественном транспорте в другом городе ты чувствуешь себя более защищенным. С моей точки зрения, и мы проводили анализ пассажиров, которые выезжают на курорты Краснодарского края, в Адлер, в Анапу – перевозки автомобилей тоже выросли. Мы в 2020 году в целях развития этой услуги, воспользовались непростой ситуацией, собрали так называемый «митинг-клаб» – дискуссионный клуб из наших лояльных клиентов, которые максимальное количество перевозок у нас сделали за последнее время. Они нам дали обратную связь, что необходимо улучшить.

Мы занимаемся не только усовершенствованием этого сервиса, но и развитием, делаем проект по созданию двухэтажного вагона-автомобилевоза.

Максим Морозов: Есть даже такая потребность?

Виталий Царук: Да. Направление на Адлер, особенно Москва-Адлер и Петербург-Адлер, – это самые топовые направления.

Максим Морозов: Сколько один состав может перевести транспортных средств, автомобилей?

Виталий Царук: Сам вагон включает в себя от трех до пяти машин и до восьми мотоциклов. Естественно, вы еще можете с собой в транспортное средство положить до 200 кг ручной клади, багажа.

Максим Морозов: То есть заполнить багажник.

Виталий Царук: Да.

Это абсолютно бесплатно. В состав поезда может быть включено несколько вагонов-автомобилевозов.

Максим Морозов: Если будет двухэтажный автомобилевоз, то, соответственно, умножаем на два?

Виталий Царук: Да.

Максим Морозов: Как обеспечивается безопасность?

Виталий Царук: Присутствуют наши приемосдатчики, которые принимают к перевозке транспортное средство, осматривают его, закрепляют. Помимо самого вагона-автомобилевоза в нашем пассажирском составе есть вагон сопровождения, где выведены все системы, которые показывают состояние вагона-автомобилевоза.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

МИХАИЛ ГУЩИН: Влияние пандемии на рынок недвижимости будет заметно через два-три года
Гость программы - заместитель вице-президента Группы RBI Михаил Гущин
АЛЕКСЕЙ ГОРБУНОВ: Речевой анализ звонков позволяет бизнесменам повысить продажи
Гость программы - руководитель макрорегиона Северо-Запад компании «Манго Телеком» Алексей Горбунов.
Листвянка - туристическая мекка на Байкале
Во время своего путешествия на далекий остров Сахалин, русский писатель и драматург Антон Павлович Чехов на несколько дней останавливался в Листвянке.…
Славное море – Священный Байкал
Сегодня отправляемся на озеро Байкал - самое глубокое на планете, самое древнее, самое большое по площади на континенте и, конечно, одно из самых красивых…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.