ЦБ 14.05
$74.36
89.93
ММВБ 14.05
$76.17
90.93

ВАДИМ ВОЛКОВ: Российские суды оправдывают только 1 из 500 обвиняемых

Среднестатистический российский судья выносит один оправдательный приговор за семь лет. В целом, это не более, чем 0,2% по стране.

Такая статистика была приведена на конференции, посвящённой судебной системе Российской Федерации, которая собрала известных адвокатов, правозащитников и правоведов. В проекте резолюции, в частности, предлагается назначить на посты председателей судов, например, партнёров адвокатских фирм и видных учёных, а также вывести представителей правоохранительных органов из Комиссии по рассмотрению кандидатур на должности федеральных судей. Подробнее о проблеме – в эксклюзивном интервью обозревателя Business FM Петербург Максима Морозова с ректором Европейского университета в Петербурге, научным руководителем Института проблем правоприменения Вадимом Волковым.

- Первый вопрос о текущем состоянии судебной системы. Какие реперные точки, характеризующие нынешнюю судебную систему, Вы могли бы выделить?

- Во-первых, судебная система не справляется со своей главной задачей – обеспечение права граждан на судебную защиту. Это выражается в так называемом обвинительном уклоне судебной системы. У нас уровень оправдательных приговоров примерно 0,15, но не больше чем 0,2 процента. Это значит, что судья выносит оправдательный приговор раз в 7 лет. Или один на 500 человек будет оправдан. Это значит, что судебная система и судьи встают на позицию обвинения, соглашаются с позицией обвинения, не предъявляют должных требований к качеству доказательств, удовлетворяют требования следствия на досудебный арест. Базовые гражданские конституционные права оказываются не защищены. Это сильно обостряет социальное напряжение. Во-вторых, качество кадров судебной системы. Уникальность нашей страны в том, что у нас профессия судебного клерка и судьи – смешанные. Нигде в мире такого уже нет. У нас сейчас уже более половины вновь назначенных судей не имеют никакого другого опыта, кроме опыта секретаря суда или работы в аппарате суда помощником, например. Это значит, что квалификация судей очень специфическая. Судебная система замкнулась на себя, она воспитывает кадры изнутри. Это значит, что такое качество, как независимость, автономия судей просто не востребовано. Даже уже не надо сильно контролировать судебную систему извне.

- Вы проводили интервью среди судей. Это закрытое сообщество. О каких проблемах они говорят сами?

- Мы проводили интервью по таким вопросам, как проходит назначение судей, про нагрузку. Дело в том, что судейская профессия закрыта, но судьи вполне охотно шли на контакт. Мы проводили интервью по поводу того, как принимаются судебные решения, в том числе какова роль председателя. Да, они советуются с председателем, да, есть судья-куратор из субъектового суда. В общем, те решения, которые всегда наиболее чувствительны, они всегда согласовывают с председателем суда и это еще раз подчеркивает роль корпуса председателей в обеспечении вертикальной управляемости судебной системы.

- Меняется ли роль председателя суда в динамике, или она все больше абсолютизируется? То есть это уже не первый среди равных, а некий руководитель?

- Когда мы работали над предложениями по совершенствованию судебной системы, из нескольких предложений по ограничению, например, полномочий председателей, нам удалось отстоять, и оно принято в качестве уже поправки к Федеральному закону, положение о том, что для назначения нового судьи не требуется согласие того председателя, в суд которого идет судья. То есть председательское вето отменено. Тоже важно. Но председатели до сих пор фактически несменяемы. Это 12 лет в одном суде. Потом можно еще 12 лет в другом суде. Фактически мы хотели бы, чтобы срок уменьшился, и ротация председателя была обеспечена, но это не удалось. Председатели распределяют премии. Председатели раньше распределяли дела, а теперь вступило в законную силу положение об обязательности автоматизированной системы распределения дел в федеральных судах. Это тоже важно. Это может быть не главный рычаг председателя, но он был важен. Надеюсь, это заработает.

- Сами эксперты говорят, что и это легко обойти. В тот день, когда компьютер распределяет дела просто три из четырех судей не приходят на работу и получается, что компьютер распределяет на четвертого судью.

- Да, всегда можно такие лазейки придумать. Но это все равно затрудняет... Раньше председатель распределяет дела и никаких проблем. Да, можно сломать эту систему и сделать так, чтобы она как бы недоступна, объективно написать протокол: система не работает, следовательно, распределили другим случаем. Но это все равно будет гласно, это все равно затратно, рискованно. И фактически, я думаю, что положение все-таки изменится, и потом автоматизированная система будет работать, и дела будут распределяться так.

- «Независимость судов не востребована самими судьями». Не могли бы Вы пояснить, что имели в виду?

- Это относится к способу набора и воспитания судей. Наша система перешла на набор из аппарата, то есть работает судья сначала секретарем суда, потом помощником судьи, он работает под начальником, она, как правило, работает, под начальником. Эта судья в большинстве своем с заочным юридическим образованием, не имеющая другого опыта, поэтому воспитанная на канцелярской работе, под указание начальников. Эта судья в принципе не рассматривает автономию и независимость как профессиональную ценность. Поэтому независимость не востребована. Это первое. А второе – это подготовка судьи. В большинстве стран подготовка судьи занимает от двух до семи лет до назначения. Это очень серьезная профессиональная подготовка. У нас это три недели в Университете правосудия уже после назначения. Почему? Потому что судья социализируется на секретарских позициях. Вот она, подготовка судьи. Поэтому независимость не востребована.

- Вы акцентировали внимание на женском роде. Насколько важен гендер?

- Не то чтобы важен, происходит такая селекция. Если еще в Советском Союзе большинство судей были мужчины, то постсоветские судьи все больше женщины. Судейский корпус стремительно феминизируется, поскольку природа судейской работы все больше бюрократическая и канцелярская, требует усидчивости, тщательности, исполнительности. Это очень большая нагрузка. Селекция такова, что женщины, особенно когда секретарский трек работает, идут на низкооплачиваемую работу, чтобы потом стать судьей. В общем, объективный кадровый отбор происходит. Среди председателей же большинство мужчин.

- По поводу самой судебной реформы. Она проходит эпизодически, т.е. есть сдвиги, и, все-таки, какие есть пожелания профессионального и научного сообщества? Топ пять пожеланий по реформированию.

- Во-первых, изменить источники набора судей, то есть можно отменить приказ Судебного департамента об обязательности юридического образования для секретарей суда и секретарей судебного заседания. И тогда этот карьерный трек закроется, и суды будут вынуждены набирать судей из других профессий. Это могут быть адвокаты и даже прокуроры, либо другие практикующие юристы, те контингенты, от которых закрылась судебная система. Это изменение работы кадровой комиссии при президенте, потому что это орган, где силовые структуры контролируют назначение, переназначение судей, переход в другой суд. Эту процедуру нужно упростить. Единожды президент должен оказывать доверие, назначая на должность федерального судьи. Дальше уже карьера судьи – это дело органов судейского сообщества, а не администрации президента, ФСБ или МВД, как это сейчас происходит. Нужно обеспечить ротацию представителей судов, ограничив срок пребывания на должности. Необходимо отменить другие рычаги власти председателей судов как распределение, например, премий. Изменить систему подготовки судей. У нас есть предложение – концепция Федерального центра подготовки судей – когда сначала происходит обучение довольно длительное, экзамен, и по результатам экзаменов судьи назначаются в суды. Соответственно, уже не нужны те формы контроля, которые есть сейчас.

- Все-таки это неповоротливость самой машины, либо принципиальное решение? Вы приводили статистику во время конференции по тем предложениям, которые были отклонены.

- Это была принципиально политическая или юридико-политическая концепция о том, какова должна быть наша судебная система. В центре ее идея того, что судья не должен быть независимым. Идея заключается в том, что независимость судебной системы понимается как ее организационная обособленность, не более того. У нас нет концепции разделения властей. Например, если прочитаете комментарий к Конституции, под редакцией В.Д. Зорькина, то там написано, что власть у нас едина, в каждой из ветви присутствует президент, а концепцию разделения властей не надо абсолютизировать. Поэтому у нас есть концепция хорошо вертикально организованной судебной системы, где главное, чтобы нижестоящие суды ориентировались на позиции вышестоящих. И такой идеи, как независимость судебной системы в этой юридико-политической концепции нет.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Половина бизнесменов называет инвест-климат Петербурга неблагоприятным
Чаще других в ухудшении экономики уверены состоятельные респонденты с высшим образованием.
Назначение вице-губернаторов Петербурга вызвало жаркий спор в ЗакСе
В Петербургском Заксобрании разгорелась словесная баталия о назначении новых вице-губернаторов, предложенных Александром Бегловым. Мнения депутатов традиционно…
Царское село «оккупировали» китайцы
Гости музея жалуются на невозможность попасть туда из-за наплыва туристов из Китая.
Все за одного: Госдума предлагает запретить лотерею грин-карт в России
Меру хотят ввести как ответ на невыдачу виз российским депутатам.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.