ЦБ 13.08
$60.90
62.54
ММВБ 13.08
$61.94
63.9
BRENT 13.08
$115.54
7291
RTS 13.08
1210.54
Telega_Mob

Дмитрий Даушев: Помощь от «Детских деревень SOS» получают шесть тысяч детей

Интервью

Фото: пресс-служба «Детских деревень – SOS»

Как в связи с пандемийным и санкционным кризисами корректируются модели взаимодействия благотворительных организаций с партнёрами и донорами? Какие принципы лежат в основе партнёрства с корпоративными и частными благотворителями? И в чём на практике заключаются их различия и общие черты? Подробнее об этом в интервью шеф-редактора Business FM Петербург Максима Морозова с директором по фандрайзингу и коммуникациям «Детских деревень SOS» Дмитрием Даушевым.

Максим Морозов:Дмитрий, как в связи с пандемийным и санкционным кризисами корректируется модель взаимодействия благотворительных организаций с партнёрами и донорами?

Дмитрий Даушев: Сейчас многим коммерческим организациям и нам, в том числе, приходится внимательно смотреть на приоритеты – что важнее всего. Потому что источники средств уходят, и самое главное — удержать помощь имеющимся у нас сейчас подопечным. В какой-то зависимости от нас находятся шесть тысяч детей: либо в кризисных семьях, чтобы они не стали сиротами, либо в самих Детских деревнях с новыми семьями. Второе — огромный фокус на имеющихся наших партнёрах. Сейчас важнее сохранить отношения с теми, кто нам помогает, за что им большое спасибо. Это важнее, чем искать новых.

Максим Морозов:Расскажите, какие принципы лежат в основе развития партнёрства Детских деревень SOS с корпоративными и частными благотворителями?

Дмитрий Даушев:

Наш основной принцип — это опора на ценности. Мы всегда ищем совпадение ценностей. Если для людей важна семья, забота, развитие, то нам по пути.

Второе, очень важное, я называю это «презумпция взаимного профессионализма». Извините, мы вас (как бизнес) не учим, как зарабатывать деньги, а вы позвольте нам самим определять, как мы будем помогать детям. В этом мы профессионалы. Если мы принимаем профессионализм друг друга, то у нас будет прекрасное партнёрство. Третье – как это не банально звучит, но в основе партнёрства обязательно пожертвование, то есть деньги. Можно сколько угодно покупать детям билеты в театр, но это не заменит им маму, оплату коммуналки дома и так далее. Деньги всё равно должны быть. Затем я бы назвал комплексность, то есть мы не только про деньги, но и про вовлечение сотрудников, иногда про кобрендинг, про маркетинговые акции, где-то даже PR. Долгосрочность — мы про то, чтобы жить долго и счастливо вместе. Большинство наших партнёрств как раз долгосрочные. И, наверное, последнее по счёту, но не по значимости — это взаимная открытость.

Максим Морозов:Посмотрим с другой стороны, в чём на практике заключается различие и общие четы корпоративных и частных благотворителей?

Дмитрий Даушев: Все, кто жертвует существенные суммы, независимо от того, компания это или частный жертвователь, требуют примерно похожих подходов к отношениям. Как найти человека? Надо входить в сообщество, надо просить, чтобы тебя рекомендовали те, кто тебе уже доверяет.

У нас есть немало примеров, когда мы строили отношения с конкретным человеком, а в итоге он говорил: «Прекрасно! Вы мне нравитесь, наша компания будет вам помогать».

Бывало и наоборот, мы шли в компанию, выяснялось, что в компании немножечко другие приоритеты, но человеку, владельцу или акционеру, было интересно с нами работать, он начинал жертвовать личные деньги. Отличие в основном в том, какая мотивация. Подчеркну ещё раз, самое главное — опора на ценности. У нас очень мало тех, кто нам один раз помог, и потом ушел. В основном, наши партнёры и доноры счастливы, остаются с нами долго. Слово, которое мы чаще всего слышим, общаясь с ними — это слово «спасибо».

Максим Морозов:Пришло время мне со своей стороны сказать вам спасибо за это интервью.

Дмитрий Даушев: Спасибо вам большое!

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Сделка будет завершена после ее одобрения Федеральной антимонопольной службой. ООО «Шелл Нефть» в России принадлежит сеть АЗС и завод смазочных материалов.
Ранее чиновника приговорили к 8 годам лишения свободы за получение взятки.
Конкретно речь идет о гидроцилиндрах, которые будут выпускать на Ленинградском механическом заводе имени Карла Либкнехта. О перспективах и подводных камнях…

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.