«Сколько бы денег ни было у Гейтса и Баффета, их никогда по-настоящему не примут в мировую элиту»

Как говорят историки, известные аристократические семьи выжили во всех социальных катаклизмах, они по-прежнему распоряжаются землей и недвижимостью Европы и формируют политическую повестку на закрытых собраниях. И это вовсе не Бильдербергский клуб.

Представление о том, что буржуазные революции к середине 19 века сокрушили аристократии и монархии, оказалось мифом. На самом деле все потрясения закончились компромиссом, - утверждают историки. Более того, буржуазия в попытке уйти от колебаний рынка все больше стала стремиться к «аристократизации»: богатые, но пока не столь знаменитые стали покупать титулы, землю, замки и антиквариат. Исключение составляют Соединенные штаты Америки, где все, как говорится, пришлось начинать с чистого листа.

Экономисты Банка Италии около года назад выяснили, что на протяжении последних 600 лет самыми богатыми людьми Флоренции оставались одни и те же семьи. Аналогичное исследование показало, что власть и собственность в Англии со времен Ричарда Львиное сердце и до наших дней принадлежит 1% населения, и эти люди приходятся друг другу дальними родственниками. А значит, ни о какой власти людей, поднявшихся «из низов», речи не идет – у простых смертных просто нет шансов. Продолжает историк, специалист по мировым элитам Андрей Фурсов.

Обладатели громких титулов сохранили за собой фамильные имения, целые улицы в современных городах и бесконечные сельхозугодья. Не секрет, что графы Каудор с 14 века живут в своем родовом замке в Шотландии, который описан еще Шекспиром в «Макбете» и по сей день привлекает толпы туристов.

Герцогу Вестминстерскому принадлежит часть знаменитых районов британской столицы Мэйфер и Белгравия, а баронессе Говард де Вальден - престижные лондонские улицы Харли-стрит и Мэрилебон-Хай-стрит, - приводит пример деловая газета «Взгляд». Только арендовать особняк (без учета земельного участка) здесь стоит сотни миллионов долларов.

Несметные сокровища аристократов (подлинники картин, антикварная мебель и первые издания старинных книг) не поддаются оценке. Например, личное состояние одной из самых богатых женщин Испании 18-й герцогини Альбы оценивают в сумму от 600 млн до 3,5 млрд евро. Разброс цифр говорит сам за себя. Как отмечают испанские СМИ, и самая титулованная аристократка в мире «могла пересечь территорию страны с севера на юг, не покидая своих поместий». Герцогиня скончалась в 2014 году в испанской Севилье на 89 году жизни, успев тремя годами раньше заключить последний брак. Но перед тем она разделила состояние между детьми, чтобы избежать споров о наследстве. А поделить действительно было что. По данным прессы, старший сын герцогини получил во владение дворец Лирии в Мадриде и дворец Монтеррей в Саламанке, а единственная дочь унаследовала особняк на Ибице и 600 акров земли близ Севильи. Стоимость богатейшей семейной коллекции предметов искусства специалисты оценивают лишь приблизительно. Только первую Библию на испанском языке – в 2,5 миллиона евро, каждое из писем Колумба – в 6 млн, а любимую картину герцогини - портрет XIII-ой герцогини де Альба кисти Гойи – в 24 млн евро. Стоимость же всей библиотеки с первыми изданиями редких книг, включая первого «Дон Кихота» Сервантеса, и исторических документов может достигать сотен миллионов евро.

Разумеется, обладатели столь существенной доли мирового богатства не всегда остаются в тени глобальной экономики и политики. Старой знати, чтобы выжить и сохранить состояние, так или иначе приходилось находить общий язык с нацистами во время Второй мировой войны. Современные английские графы, виконты и бароны присутствуют в правительстве Терезы Мэй. А принцы Монако и герцоги Люксембурга развивают свои княжества как оффшорные столицы Европы.

Между тем, Forbes в числе самых влиятельных людей планеты наряду с лидерами стран называет Билла Гейтса, Марка Цукерберга и Ларри Пейджа. Комментирует политолог, американист Михаил Синельников-Оришак.

О том, что реальные хозяева Европы формируют не только экономическую, но и политическую повестку, говорит и ситуация в СМИ. Андрей Фурсов рассказывает, что проанализировал содержание более чем полусотни иностранных изданий в «спецхране» Института научной информации: если в 70-е годы газеты и журналы на английском, французском и итальянском языках серьезно отличались между собой, то к концу 90-х сложилось впечатление, словно они написаны под копирку. Это не означает, что в мировой верхушке нет противоречий, - заключает историк. – Но для того и существуют различные закрытые ложи и клубы, где аристократы находят компромиссы, чтобы так называемая «старая кровь» оставалась на Олимпе.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Петербургские автодилеры оказались на грани кризиса
Несмотря на то, что продажи машин растут, это не решает их финансовые проблемы.
Сегодня суворовцы прощаются с Воронцовским дворцом
Правда, руководство военного училища попросило преподавателей не разглашать эту информацию.
«Левый фронт» выдвинет кандидата на президентские выборы 2018 года
Об этом в Петербурге сообщил координатор движения Сергей Удальцов. Сам политик, впрочем, баллотироваться не собирается из-за непогашенной судимости.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.