ЦБ 07.08
$60.37
61.36
ММВБ 07.08
$61.94
63.9
BRENT 07.08
$115.54
7291
RTS 07.08
1210.54
Telega_Mob

Алексей Герман-младший: Отец задевал струны, которые имеют отношение к русскому человеку

«Проверка на дорогах», «Двадцать дней без войны», «Мой друг Иван Лапшин» и «Трудно быть богом». В Петербурге в эти дни проходит ретроспектива фильмов Алексея Германа-старшего, которому 20 июля исполнилось бы 84 года. Почему темы его картин не теряют актуальность? В чём особенность восприятия феномена предательства в российском обществе? Зачем миру нужны такие люди как Василий Лопатин, которого проникновенно сыграл Юрий Никулин? С чем был связан запрет на прокат ленты «Мой друг Иван Лапшин»? И каковы нюансы работы с литературным первоисточником на примере «Трудно быть богом»? В нашем эфире –философско-кинематографическое интервью шеф-редактора Business FM Петербург Максима Морозова с режиссёром Алексеем Германом-младшим.
Интервью

Фото: Алексей Герман-младший - Источник

Максим Морозов: Алексей Алексеевич, почему, на ваш взгляд, темы фильмов, которые снял ваш отец, не только не теряют актуальность, но становятся её все более актуальными?

Алексей Герман-младший: Не знаю, становятся ли они более актуальными или не становятся. Мне кажется, что они вневременные. Он задевает человеческие и временные струны, которые всегда, так или иначе, имеют отношение к проблематике России и русского человека. Поэтому я не думаю, что он становится более или менее актуальным. Просто мне кажется, что ты начинаешь в него более внимательно вглядываться в зависимости от обстоятельств вокруг.

Максим Морозов: Сложный, многогранный художник-отец и отец, который дома моет посуду: как для вас это переключалось?

Алексей Герман-младший: Отец никогда не мыл посуду. Отец всегда был сложным, многогранным художником и дома.

Отец всегда внутренне работал, продолжал снимать кино, был в диалоге с собой, с кино, со временем. Поэтому нельзя разделить «папа как нерабочий» и «папа как рабочий»: он работал всегда.

Максим Морозов: О чем фильм «Проверка на дорогах»? Как бы вы коротко рассказали это чудаку, который ещё не смотрел картину?

Алексей Герман-младший: Фильм «Проверка на дорогах» про искупление. Как человек, который предал родину, пытается вернуться к себе и пытается этот поступок, который считает постыдным, компенсировать самопожертвованием в итоге.

Максим Морозов: В чем особенность восприятия феномена предательства в российском обществе?

Алексей Герман-младший: В разных мировоззренческих пластах разные понятия предательства, поэтому мы можем обсуждать это бесконечно. По сути, предатель — это человек, который предал свою родину, вот и всё. Всё очень просто. У всех разное отношение к своей родине, разное отношение ко времени, разное отношение к истории и так далее.

Максим Морозов: Почему такая бескомпромиссность? Почему этот вопрос разделяет на лагеря, на клубы? И из клуба в клуб не переманишь: одни считают, что виноват и всё, не заслуживает прощения никогда, а другие говорят, что всё-таки можно если не простить, то понять? Вы больше склоняетесь к тем людям, которые бескомпромиссно «нет», либо к тем, которые пытаются если не простить, то понять?

Алексей Герман-младший: Вы пытаетесь всё на свете упростить, а мне кажется, что вселенная не терпит упрощений.

Где грань, когда предательство становится спасением чьей-то жизни? А где другая грань, когда предательство своей страны непростительно? Где она?

В какое время мы живём? Невозможно просто отвечать на сложнейший вопрос. Если мы говорим про власовскую армию, то Власов, наверное, всё-таки предатель, при том, что армию кинули в пекло. Но всё-таки, наверное, он предатель. Если говорить про моё отношение к Власову. Виноваты ли все власовцы? Наверное, были и те, кто искупил вину.

Максим Морозов: «Двадцать дней без войны». Как вы считаете, зачем на войне и в мирной жизни нужны такие люди, как Василий Лопатин, которого проникновенно сыграл Юрий Никулин? В чём их ценность, почему они важны для общества? Это отчасти наивные люди.

Алексей Герман-младший: Я не думаю, что Лопатин наивный. Я думаю, что Лопатин — повидавший жизнь, довольно мудрый человек. Почему он наивный? Только потому, что носит очки? Очки не делают человека наивным или не наивным. Мне кажется, что Лопатин — это же отчасти и Симонов немного, это проекция Симонова. Мне сложно ответить на ваш вопрос. Зачем нам нужны писатели, зачем нам нужна военная проза, лейтенантская проза? Зачем нам вообще нужна интеллигенция? Это неотъемлемая часть общества. Если перефразировать вопрос: «Зачем папа выбрал такого героя?», то я отвечу, что понимаю. Это не военная истории в не прифронтовом городе, которая абсолютно про войну. С другой стороны,

дедушка тоже был военным корреспондентом, папа это знает и понимает, он это видел. Это важно, потому что это можно было переложить на личные воспоминания. Вообще, так сказать, путешествие с войны в мир и обратно на войну — это апробированная и важная для мировой литературы история такого короткого отпуска.

Невозможно ответить. Я думаю, что там было много, много причин.

Максим Морозов: «Мой друг Иван Лапшин». Как ситуация тогда и сейчас перекликается, с точки зрения различных цензурных ограничений? В чем была крамола? Отец понимал, почему был цензурный запрет? И как вам кажется, сейчас подходы к цензурированию совпадают, напоминают советское время?

Алексей Герман-младший: Я так понимаю, что фильм положили на полку, так сказать, за невосторженный образ тридцатых годов. Потому что мы привыкли, что в советском кино тридцатые годы – все в белом, красиво, машины... Папа же, в общем, снял такими, какими они были. Он снимал в 1983-м или в 1984-м году, снимал в Астрахани. Так вот, я был в Астрахани в 2008 году, там эта улица, по которой ездили трамваи, осталась, не изменилась.

Я думаю, что причиной цензуры была сложность мысли и некая инаковость папы.

Это была уже поздняя советская цензура, которая должна была что-то запрещать уже непонятно за что, потому что в фильме ничего такого нет. Им не нравился свободный взгляд. По поводу цензуры в России, у нас нет никакой серьёзной цензуры, давайте честно, без демократических фантазий. Правда, я просто знаю, что у нас нет никакой серьёзной цензуры, как это было в советское время.

Сейчас, когда мир изменился, когда вообще всё меняется, наверное, в каком-то виде цензура будет.

Цензура была на две-три темы, хотя серьёзной цензуры не было. Ерунда.

Максим Морозов: Картина «Трудно быть богом». Интересно то, что вы участвовали в подготовке, в работе над картиной. Как вам видится, в принципе – в чём особенность работы с книгой-первоисточником, в какой мере сценарий преобразуется, какими должны быть отсылки?

Алексей Герман-младший: Я никогда не участвовал, не работал над фильмом «Трудно быть богом». Я помог завершить картину, но это уже было после смерти папы, а до этого — нет.

Фильм и книга — это абсолютно разные вещи, потому что это делали люди разных возрастов, разного мировосприятия, разного жизненного опыта, что немаловажно, разной степени веры в человечество.

Поэтому в данном случае я даже не думаю, что это экранизация. Это, скорее, переосмысление, сочинение на тему, если честно. Потому что, конечно, в кино не так много из книги и по духу, и, в некоторых моментах, по смыслу.

Автор:
Поделиться
Комментировать Связь с редакцией
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.

Рекомендуем

Beam Suntory и Edrington пересмотрели политику в отношении РФ.
Школьники Северной столицы следующим летом могут поехать отдыхать бесплатно. С инициативой по включению города в федеральный пилотный проект выступили…
Наблюдательный совет Фонда развития промышленности Петербурга одобрил выделение займа в размере 256 млн рублей «Обуховскому заводу», «Теремок» готов инвестировать…
Как следует из пресс-релиза Совета Европы, поставки для авиационной отрасли РФ будут разрешены в степени, необходимой для обеспечения стандартов безопасности.

Комментарии

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.